Тип работы:
Предмет:
Язык работы:


МОТИВ ЛУНЫ В РУССКОЙ И КИТАЙСКОЙ ПРОЗЕ 20-Х - 40-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА

Работа №72070

Тип работы

Магистерская диссертация

Предмет

филология

Объем работы184
Год сдачи2017
Стоимость4845 руб.
ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ
Просмотрено
160
Не подходит работа?

Узнай цену на написание


Введение 4
Глава 1. Луна в мифологии, фольклоре и традиционной литературе Китая 12
§ 1. Символические значения луны в китайских мифах и обрядах 12
§ 2. Мотив луны в традиционной китайской литературе: основные символические значения 25
Глава 2. Мотив луны в рассказах Лу Синя 1920-х — 1930-х гг.: национальная традиция и эксперимент 41
§ 1. Лунная символика в рассказах Лу Синя: итоги и перспективы изучения 41
§ 2. Сборник Лу Синя «Клич» (1921-1922 гг.): мотив луны в сюжетах о правильном и ложном жизненном пути 49
§ 3. Рассказы сборника Лу Синя «Блуждания» (1924-1925 г.): роль мотива луны в описании духовной эволюции героев нового времени 63
§ 4. Сборник Лу Синя «Дикие травы» (1924-1926 г.): использование мотива луны в новаторском жанре стихотворений в прозе 74
§ 5. Сборник Лу Синя «Старые легенды в новой редакции» (1922¬1935 гг.): о роли мотива луны в авторской интерпретации китайских мифологических сюжетов
Глава 3. Символика мотива луны в русской прозе о Китае (1920-е
— 1940-е гг.) 92
§ 1. Проза Б. А. Пильняка: мотив луны в сюжетах о прошлом,
настоящем и будущем современных китайских городов 92
§ 2. Проза Н. А. Байкова: мотив луны в сюжетах о судьбе
маньчжурской тайги 118
Список использованной и цитируемой литературы 145
Приложение

Проблема культурных связей между Западом и Востоком, в том числе, культурного взаимодействия России и Китая, относится к числу наиболее актуальных проблем современной гуманитарной науки. Одно из важнейших направлений исследования межкультурной коммуникации России и Китая — выявление литературных связей двух стран.
В последние годы научных работ, посвященных взаимоотношению русской и китайской литератур, появилось достаточно много. Однако, наибольшее внимание исследователи традиционно уделяют влиянию русской литературы на китайских писателей. Проблема влияния китайской традиции на русских авторов изучена меньше. Вместе с тем, интерес к этой проблеме в настоящее время всё возрастает. Об этом свидетельствуют, в частности, многочисленные диссертации и научные статьи последних лет. С одной стороны, предметом сравнительных исследований выступают особенности переводов китайской поэзии и прозы на русский язык . С другой стороны, к числу наиболее актуальных вопросов, обсуждаемых современными компаративистами, относится вопрос о влиянии культурных традиций Китая на оригинальную русскую поэзию и прозу. Эта проблема плодотворно исследуется на разном материале, но всё же максимум внимания в современной научной литературе уделяется творчеству русских писателей, которые посещали Китай или проживали на его территории (в первую очередь, в таких культурных центрах, как Шанхай и Харбин ). Таким образом, к числу актуальных задач исследования русско-китайских литературных связей, без сомнения, относится изучение тех текстов русских писателей, которые были созданы на территории Китая.
В прояснении специфики взаимодействия национальных литератур важную роль играет сравнительный анализ наиболее устойчивых элементов художественного мира, «первообразов». В их числе присутствуют образы небесных светил — солнца, звезд и луны. Согласно древнейшим мифологическим представлениям, луна была создана на первых этапах творения мира, которые принято описывать последовательностью действий «отделение Хаоса от Космоса, неба от земли, вод от земли; возникновение Солнца и Месяца, светил, ветров». Кроме того, луна в мировой культуре считается одним из «космических родителей» Вселенной: наряду с парами «небо-отец и земля-мать, небо-мать и земля-отец» актуальна пара «солнце- отец, луна-мать. Иными словами, луна представляет собой один из древнейших и наиболее устойчивых образов мировой культуры .
Вопросу о специфике изображения луны в мифах, фольклоре и литературе разных народов посвящена большая научная литература, которая на сегодняшний день является труднообозримой. В сравнительном изучении русской и китайской литературы вопрос об особенностях луны также занимает особое место. Основываясь на результатах анализа текстов разных эпох, исследователи выделили наиболее характерные символические значения луны в русской и китайской традиции. По наблюдению литературоведов, такие символические значения луны, как гармония, тишина, красота, любовь, тоска являются общими для обеих литератур ; другие, как смерть, обман, непостоянство, более свойственны русским писателям ; третьи — вечность, одиночество, тоска по родине, семье и возлюбленным, в большей степени типичны для китайцев .
Вместе с тем, важно отметить, что все известные нам работы о лунарной символике в русской и китайской литературе написаны в жанре статей, поэтому их авторы часто ограничиваются отдельными наблюдениями, выборочными примерами, излагают лишь основные выводы. Следует также обратить внимание на то, что в большинстве работ внимание уделяется исключительно изучению семантики образа луны, его символического значения. Роль мотива луны в организации художественного мира, сложной персонажной системы произведений, в развитии сюжета остается малоизученной.
Таким образом, актуальность настоящей работы обусловлена тем, что она вносит вклад в исследование взаимодействия национальных культур России и Китая, так как специально посвящена изучению мотива, который относится к числу наиболее частотных и значимых мотивов в литературе обеих стран. Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что оно позволяет уточнить представление об истории русской и китайской литературы первой половины ХХ века. В частности, анализ использования мотива луны в китайской прозе этого времени позволяет охарактеризовать пути создания новой китайской литературы. Рассмотрение вопроса о влиянии китайской традиции на русских прозаиков дает возможность выявить ранее не отмеченные исследователями особенности поэтики русской литературы, созданной в Китае. Кроме того, предпринятое описание вводит новые данные об индивидуальных художественных системах авторов первой половины ХХ века.
Объектом исследования в настоящей работе является русская и китайская проза 1920-х — 1940-х гг. Выбранный период представляет собой целостный этап развития литературы. В России это время между двумя крупнейшими историческими событиями первой половины ХХ века: революцией 1917 г. и Великой Отечественной войной 1941-1945 гг., и одновременно отдельный период в истории советской литературы. В Китае — период между окончанием императорских династий в 1911 г. и образованием Нового Китая в 1949 г., время борьбы новой культуры со старой, возникновения и становления новой китайской литературы.
В центре внимания в диссертационном исследовании находится слабо изученный литературоведами вопрос о том, каким образом национальная китайская традиция изображения луны повлияла на прозу русских писателей. Таким образом, предметом исследования служит специфика мотива луны в русской и китайской прозе 1920-х — 1940-х гг.
Цель работы состоит в том, чтобы выявить функции мотива луны в русской и китайской прозе 1920-х — 1940-х гг. и охарактеризовать влияние традиционной китайской культуры на использование лунарного мотива в произведениях русских и китайских писателей указанного периода.
Поставленная цель определяет следующие задачи: 1) сделать историографический обзор научной литературы, посвященной описанию мотива луны в китайской мифологии, фольклоре и классической литературе; 2) проанализировать мотив луны в китайской прозе 1920-х — 1940-х гг.: установить функции мотива луны в построении художественного мира, организации системы персонажей и развитии сюжета; 3) определить соотношение традиции и новаторства в использовании мотива луны в китайской прозе указанного периода; 4) исследовать влияние китайской культуры на особенности использования лунарного мотива в прозе русских писателей, жизнь и творчество которых в 1920-х — 1940-х гг. были связаны с Китаем.
Для решения поставленных задач были использованы сравнительно-исторический, типологический и структурно-семантический методы. В ходе исследования мотивной структуры текста в качестве основного принято наиболее распространенное в современном литературоведении определение мотива . Под мотивом понимается простейшая словесная форма ; в роли мотива «может выступить любой феномен, любое смысловое “пятно”»10 , понятие, действие, характеристика и т. д. Важно, что мотив обладает повторяемостью, «это элемент любого базового уровня произведения, выделенный, акцентированный за счет повтора» . Мотив функционирует на разных уровнях произведения, для настоящего исследования наиболее существенна его роль в организации художественного мира, системы образов и сюжета текста.
В ходе исследования мотива луны нами рассматривались тексты, в которых содержатся упоминания ночного небесного светила. В качестве основного материала исследования было выбрано творчество трех авторов: Лу Синя (1881-1936), Б. А. Пильняка (1894-1938) и Н. А. Байкова (1872¬1958). Согласно общепринятой точке зрения, Лу Синь — создатель современной китайской литературы. В рамках магистерской диссертации исследованы рассказы из четырех сборников писателя, написанных в 1920-х — 1930-х гг. («Клич», «Блуждания», «Дикие травы» и «Старые легенды в новой редакции»).
Пильняк и Байков относятся к числу тех русских писателей, чей жизненный путь был связан с Китаем. Известно, что Пильняк посетил Китай в 1926 г. Впечатления от этой поездки отразились в произведениях «Китайская повесть» (1927 г.) и «Китайская судьба человека» (1930 г.). Повести содержат подробное описание реалий китайской действительности, а потому дают достаточный материал для исследования китайско-русских литературных связей.
В биографии Байкова Китай играет еще большую роль: известно, что с 1901 г. писатель служил на границе России и Китая, занимался изучением природы Маньчжурии как ученый-натуралист, в 1925 г. эмигрировал в Харбин, где прожил до 1956 г. В Китае была написана основная часть литературных произведений Байкова, которые объединены темой природы в Маньчжурии и обнаруживают влияние китайской традиционной культуры . В материал диссертационного исследования включена повесть «Великий Ван» (1936 г.) и рассказ «Таежные встречи» (1940 г.) «Великий Ван» принес Байкову мировую известность, переведен на многие иностранные языки; мотив луны в повести тесно связан с мотивом тигра — центрального персонажа. Описанию охоты на тигров посвящен и рассказ «Таежные встречи», в котором мотив луны также играет заметную роль. По этим причинам сопоставительный анализ повести «Великий Ван» и рассказа «Таежные встречи» является необходимым шагом в рассмотрении вопроса о специфике использования мотива луны в произведениях русских писателей о Китае.
Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной и цитируемой литературы и приложения. В первой главе — «Луна в мифологии, фольклоре и традиционной литературе Китая» — дается историографический обзор научной литературы, посвященной исследованию мотива луны в китайской культуре. Вторая глава — «Мотив луны в рассказах Лу Синя 1920-х — 1930-х гг.: национальная традиция и эксперимент» — посвящена исследованию функций мотива луны в рассказах Лу Синя. В третьей главе — «Символика мотива луны в русской прозе о Китае (1920-е — 1940-е гг.)» — на материале произведений Пильняка и Байкова проводится сравнительный анализ функций мотива луны в русской и китайской прозе 1920-х — 1940-х гг., а также исследуется влияние китайской культуры на использование лунарного мотива в творчестве русских писателей.
В тексте диссертации рассказы Лу Синя цитируются по русскому переводу . Однако, предварительно все переводы были сверены с оригинальными текстами писателя на китайском языке , что позволило избежать ошибочных выводов, связанных с неточностью перевода. Во всех тех случаях, когда фрагменты рассказов Лу Синя переводились на русский язык неточно, исследование проводилось на основе оригинальных текстов писателя. Поэтому в приложении к работе в форме таблицы приводятся фрагменты рассказов Лу Синя, содержащие упоминания луны: каждому переводному фрагменту соответствует фрагмент оригинального текста на китайском языке.


Возникли сложности?

Нужна помощь преподавателя?

Помощь в написании студенческих
и аспирантских работ!


Результаты диссертационного исследования позволяют сделать несколько предварительных выводов о специфике мотива луны в изображении Китая русскими и китайскими прозаиками 1920-х — 1940-х гг. Рассмотренные в диссертации произведения Лу Синя, Пильняка и Байкова обнаруживают ряд общих особенностей поэтики. Так, в большинстве текстов в центре внимания находится жизнь современного Китая, который переживает один из сложных моментов своей истории. Перемены, происходящие в Китае, можно сравнить с революционным переворотом и гражданской войной в России, поскольку Китай переживает тот же период, который пережила Россия: после завершения эпохи императорских династий в стране начались гражданские войны. По этой причине одной из основных проблем, о которых пишут Лу Синь, Пильняк и Байков, является проблема будущего Китая, который в настоящем всё больше забывает о прошлой жизни. Так, Лу Синь пишет о тяжелых последствиях феодализма, трудной жизни крестьян, отмечая их невежество, покорность, пассивность. Писатель также изображает жизнь современных горожан, которые пытаются найти свое место в новых исторических условиях, приспособиться к новой жизни и становятся при этом жестокими, безнравственными, бездуховными. Пильняк также подчеркивает необходимость перемен, описывая тяжелое состояние Китая 1920-х гг. (беспорядок, нищета, неравенство и т. д.), жизнь китайцев в условиях гражданских войн и агрессии других стран. Особое внимание писатель обращает на роль культуры в революционном перевороте и построении новой жизни. Байков изображает борьбу природы и техники в маньчжурской тайге первой половины ХХ в., сравнивает мудрых обитателей тайги, знающих древние правила жизни в дикой природе, и современных людей, не желающих уважать ее законы.
Все три автора — Лу Синь, Пильняк и Байков — подробно и точно описывают китайскую действительность, в деталях рассказывают о повседневной жизни китайцев в городе (Лу Синь и Пильняк), деревне (Лу Синь), в условиях дикой природы (Байков). Не менее подробно в творчестве каждого из авторов описана китайская природа. В описании природы важную роль играет мотив луны. Наиболее существенная особенность изображения луны состоит в том, что во всех рассмотренных произведениях она не просто является элементом ночного пейзажа, но обладает символическим значением, воплощает душу Китая, является его символом.
Комплекс символических значений луны в прозе 1920-х — 1940-х гг. связан с китайской культурой — мифологией, фольклором и традиционной китайской поэзией. Вместе с тем, каждый из трех авторов не просто следует за сложившейся традицией, но творчески переосмысляет ее. В этом переосмыслении проявляется своеобразие каждого писателя. Так, луна у Лу Синя обладает противоречивым характером. С одной стороны, она символизирует добро, счастье, надежду, с другой стороны, ассоциируется со злом, лицемерием, ложью, смертью, темным женским началом. «Положительные» символические значения луны в рассказах Лу Синя восходят к китайской традиционной культуре, тогда как «отрицательные» в большей степени являются результатом творческих экспериментов писателя.
У Пильняка луна выступает символом свободы — природной стихии и мировой культуры, которая неподвластна никаким границам. Важно, что мотив луны у писателя имеет такие символические значения, как одиночество, тоска по Родине, идеальная любовь, гармония, верную дружбу, которые были широко распространены в китайской культуре.
Луна у Байкова олицетворяет хранителя природы и обитателей тайги. В использовании мотива луны писатель также ориентируется на китайскую мифологию и традиционную культуру. В частности, мотив луны в его прозе коррелирует с мотивами гармонии, вечности, воскресения, красоты, счастья, родины, тесного круга членов семьи, воспоминаний о счастливом прошлом. Кроме того, лунарный мотив, как и в китайской мифологии, связан с мотивом тигра: тигр описывается как владыка, властелин тайги и одновременно является порождением богинь Си-ван-му и Нюй-ва.
Таким образом, в русской и китайской прозе 1920-х — 1940-хх гг. мотив луны имеет сложное символическое значение, которое формируется под влиянием культурных традиций Китая и в то же время отражает творческую индивидуальность каждого из авторов.



1. Байков Н. А. Великий Ван: повесть; Черный капитан: роман / вступ. статья Е. Ким. Владивосток: Альманах «Рубеж», 2009.
2. Байков Н. А. Сказочная быль. Тяньцзин: Наше знание, 1940.
3. Китайская классическая поэзия (Эпоха Тан): Пер. с кит. / сост., вступ. статья и общая ред. Н. Т. Федоренко. М.: Гослитиздат, 1956.
4. Лу Синь Повести и рассказы / пер. с кит.; сост. и общ. ред. Н. Т. Федоренко. М.: Художественная литература, 1971.
5. Печали и радости. Двенадцать поэтов эпохи Сун: Пер. с кит. / сост. Е. А. Серебряков, Г. Б. Ярославцев. М.: ООО Издательский дом Летопись-М, 2000.
6. Пильняк Б. А. Собрание сочинений: В 6 т. М.: Терра-Книжный клуб, 2003.
7. Рогозина А., Пильняк Б. А. Китайская судьба человека. Л.: Издательство писателей в Ленинграде, 1931.
8. Агеев М., Байков Н. А. Кэкаинь чуаньцзи; Дайван (Роман с кокаином; Великий Ван / пер. Дяо Шаохуа, Чжао Цзиннань). 1Ж^ФЖ, В^ ^4 Ж. ЖЖ@^^; ^Т / Ж 19 Ж, ^^^^. Харбин: Издательство литературы и искусства на севере, 2001.
9. Ван Шипу. Сисянцзи (Западный флигель). Т ^ Ш . Й Ж В . Пекин: Народная литература, 2005.
10. Гань Бао. Соу Шэньцзи (Записки о поисках духов. пер. и ком. Ма Инцзин, Чжоу Гуанжон). ЖФтЙ. ЖШЖ ЖЙЖЖЖ. Пекин: Китайское книгоиздательство, 2009.
11. Дуань Чэши. Юянцацу (Всякая всячина из Юяна / под ред. Фан Наньшэн). й ^ ^ . Ш И Ж Ж . ^ Ш 4 i, ^ . Пекин: Китайское книгоиздательство, 1981.
12. Ли Шанинь. Ли шанинь ши (Поэзия Ли Шаниня). ^Ж1Ж. ^Ж1Ж Ж Пекин: Народная литература, 2005.
13. Лу Синь. Лусинь цюаньцзи (Полное собрание сочинений Лу Синя:
В 18 т.). #Ж. ^Ж^Ж: 18 #. Пекин: Народная литература, 2005.
14. Лусинь хуэйилу (Воспоминания о Лу Сине: В 3 т. / сост. Ян Лянчжи). ^^0fcM: АНЖ. ^Ц,Ж^. Пекин: Пекинское издательство, 1999.
15. Лю Юн. Лююн цы (Поэзия Лю Юна / ком. Ван Чжао-пэн, Яо Жун). ЙЖ. ЙЖШ. Ж^УЖ, MWWft Пекин: Народная литература, 2005.
16. Су Ши. Суши цы (Поэзия Су Ши). ДЖА . ^^Ш . Пекин:
Народная литература, 2005.
17. Сяньцинь ханьвэйцзинь наньбэй чао ши (Доциньская поэзия и поэзия времен династии Хань, Вэй, Юг и Север: В 3 т. / сост. Лу Циньли). ^ ЖЖ^^Ж4Ь^ЖЖ АНЖ. ®^^^. Шанхай: Китайское книгоиздательство, 1983.
18. Тан Сяньцу. Мудань тин (Пионовая беседка). ^ЖШ. ЖЖЖ. Пекин: Народная литература, 2002.
19. Цао Сюэцзи. Хунлоумэн (Сон в красном тереме). WW^. ^^^. Пекин: Народная литература, 2005.
20. Цинцы сюаньчжу (Выбранная поэзия времен династии Цин с коменнтариями / сост. Ван Тайлин). Ш Ш ^ ft . А Ш К ^ . Гуйчжоу: Издательство народа, 1992.
21. Цзэн Пу. Нехэхуа (Цветы в море зла). atb. ЖЖЙ. Пекин: Издательство литературы и искусства им. Освободительной армии, 2000.
22. Цюань тан ши суаньчжу (Избранная поэзия времен династии Тан с комментариями / гл. ред. Сунь Цзяньцзюнь, Чэнь Яньтянь). ^ЖЖ^^. Ж
^ # М $ , 1Ж Ж ffl . Пекин: Книжный магазин по имени Прошивной
брошюровки, 2002.
23. Цюань цзин цы (Полное собрание поэзии эпохи Цин: в 20 т.). ^ ЖШ 20 ДО. Пекин: Китайское книгоиздательство, 2002.
24. Чжонго минцзянь гуши цюаньшу (Полное собрание китайских фольклорных рассказов: собранных в Сини Цзяньсу / гл. ред. Янь Чжаои, Чэн Цуи). ФДШ'^ЙЖ^Ж: Ц^^Л. 1Я^^, 1ЖШ'^Ж^. Пекин: Издательство прав на интеллектуальную собственность, 2007.
25. Чжонго чжангу дадуань (Легенды древнего Китая / гл. ред. Сюй Цянь). ФНЖЙЖЖ.^^Ж^. Пекин: Пекинское издательство, 2001.
26. Чуцзы (Чуским строфам / пер. и ком. Дон Чупин). М^. ^М^^ Ж Шанхай: Древняя литература, 2015.
27. Шань хай цин (Книга гор и морей / ком. Чжоу Минчу). |ДЖ^. Ж ВД^ЖхЖ Ханчжоу: Чжэцзяское издательство древней литературы, 2000.
28. Шиццзин ичжу (Комментарии к сборнику стихотворений «Ши цзин» / сост. Чэн Цзюньин). ^^#Й. ^^^Ж. Шанхай: Шанхайское издательство древней литературы, С. 210-211.
Научная и критическая литература
29. Абдуразакова Е. Р. Тема востока в творчестве Бориса Пильняка: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Владивосток, 2005.
30. Акулина К. В. Проблематика художественного перевода китайской поэзии (на материале стихотворений Ли Бо) // Молодой ученый. 2015. № 9 (89). С. 1332-1335.
31. Акулина К. В., Иванова М. В. Способы передачи изобразительно-выразительных средств китайской поэзии (на материале стихотворений Ли Бо и литературного перевода А. Гитовича) // Молодой учёный. 2015. № 20. С.581-584.
32. Андроникашвили-Пильняк Б. Б. Глазами художника (Послесловие) // Пильняк Б. А. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 3. С. 558-569.
33. Андроникашвили-Пильняк К. Беречь свое дарование... (Вступительная статья) // Пильняк Б. А. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 1. С. 5-18.
34. Анпилова Л. Н. Проза Бориса Пильняка 20-х годов: поэтика художественной целостности: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Екатеринбург, 2002.
35. Анпилова Л. Н. «Цека играет человеком...» («Повесть
непогашенной луны» Б. Пильняка: поэтика экспрессионизма) //
Филологический класс. 2007. № 18. С. 18-24.
36. Ауэр А. П. О поэтике Бориса Пильняка // Б. А. Пильняк: Исследования и материалы: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 1. Коломна: Издательство КГПИ, 1991. С. 4-15.
37. Ауэр А. П. «Перед лицом вечности.»: статьи о художественном
мире Б. А. Пильняка. Коломна: Коломенский государственный
педагогический институт, 2009.
38. Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других родственных народов: В 3 т. М.: Академический Проект, 2013.
39. Б. А. Пильняк: Исследования и материалы: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 1-6. Коломна: Издательство КГПИ, Издательство МГОСГИ, 1991-2011.
40. Бор. Пильняк: Статьи и материалы / под ред. Б. В. Казанского и Ю. Н. Тынянова. Л: Academia, 1928.
41. Бузуев О. А. Литература русского зарубежья Дальнего Востока, 1917-1945 гг.: Проблематика и художественное своеобразие: дис. ... д. филол. наук. М., 2001.
42. Ван Цянь, Белоус Л. В. Китай в повестях Бориса Пильника 20-х гг. ХХ века // Актуальные вопросы в научной работе и образовательной деятельности: сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 30 мая 2015 г.: в 10 т. Т. 1. Тамбов: ООО «Консалтинговая компания Юком», 2015. С. 26-31.
43. Веселовский А. Н. Историческая поэтика. Л: Гослитиздат, 1940.
44. Воронский А. Литературные силуэты // Пильянк Б. А. Заволочье. М.: Фонд поддержки экономического развития стран СНГ, 2008. C. 101-131.
45. Гаспаров Б. М. Литературные лейтмотивы: Очерки русской литературы XX века. М.: Наука, 1994.
46. Гаспаров М. Л. «Снова тучи надо мною...»: методика анализа // Гаспаров М. Л. Избранные труды: В 4 т. Т. II. О стихах. М.: Языки русской культуры, 1997. С. 9-20.
47. Грякалов А. А, Грякалова Н. Ю. Темы-символы в творчестве Бориса Пильняка (Опыт восходящего чтения) // Символы в культуре. СПб.: Издательство СПбГУ, 1992. С. 43-53.
48. Грякалова Н. Ю. Борис Пильняк: антиномии мира и творчества // Пути и миражи русской культуры. СПб.: Северо-Запад, 1994. 264-279.
49. Грякалова Н. Ю. От символизма к авангарду. Опыт символизма
русская литература 1910-1920-х г. (Поэтика. Жизнетворчество.
Историософия): автореф. дис. ... д. филол. наук. СПб, 1998.
50. Дани Савелли. Борис Пильняк как ключевая фигура советско- японских культурных отношений (1926-1937) // Вестник Евразии. 2002. № 2. С. 18-45.
51. Даркевич В. П. Символы небесных светил в орнаменте древней Руси // Советская археология. 1960. № 4. С. 56-68.
52. Жанцанова М. Г. Японские мистификации Бориса Пильняка // Вестник Бурятского государственного университета. 2013. № 8. С. 45-47.
53. Жернаков В. Н. Николай Аполлонович Байков: Биографический очерк и библиография работ. Мельбурн: Мельбурнский университет, 1968.
54. Жирмунский В. М. Сравнительное литературоведение: Восток и Запад: Избр. тр. Л.: Наука, 1979.
55. Забияко А. А. Лирика «харбинской ноты»: Культурное
пространство, художественные концепты, версификационная поэтика: дис. ... д. филол. наук. М., 2007.
56. Забияко А. А., Забияко А. П., Левошко С. С., Хисамутдинов А. А. Дальневосточный фронтир в художественном сознании русских эмигрантов // Русский Харбин: опыт жизнестроительства в условиях дальневосточного фронтира. Благовещенск: Амурский государственный университет, 2015. С. 141-359.
57. Здерева И. В. Япония в творчестве Б. Пильняка: от зарисовки к циклу (к проблеме художественной эволюции поэтики Б. Пильняка) // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Литературоведение, журналистика, 2010. № 3. С. 12-19.
58. Иванов В. В., Топоров В. Н. Исследования в области славянских древностей. Лексические и фразеологические вопросы реконструкции текстов. М.: Наука, 1974.
59. Ким Е. По белу свету: Николай Байков. Судьба и творчество (Вступительная статья) // Великий Ван: Повесть; Черный капитан: Роман. С. 9-52.
60. Кириллова Е. О. Ориентальные темы, образы, мотивы в литературе русского зарубежья Дальнего Востока (Б. М. Юльский, Н. А. Байков, М. В. Щербаков, Е. Е. Яшнов). Владивосток: Дальневосточный федеральный университет, 2015. С. 120-179.
61. Кириллова Е. О. Творчество писателя дальневосточной эмиграции Н. А. Байкова как пример культурного взаимодействия в условиях трансграничья. Региональный образ священного дерева // Вестник Череповецкого государственного университета. 2016. № 4 (73). С. 92-98.
62. Китайская классическая поэзия в переводе Л. Эйдлина / Вступ. статья и примеч. Л. Эйдлина. М.: Художественная литература, 1984.
63. Китайский поэт Золотого века. Ли Бо: Пятьсот стихотворений / сост., пер. с кит. С. А. Торопцева. СПб.: Нестор-История, 2011.
64. Кравцова М. Е. Поэзия древнего Китая. Опыт культурологического анализа. СПб.: Центр «Петербургское востоковедение», 1994.
65. Крючков В. П. Почему луна «непогашенная»? (О символике «Повести непогашенной луны» Б. Пильняка) // Русская литература. 1993. № 3. С. 121-127.
66. Крючков В. П. Проза Б. А. Пильняка 1920-х годов (мотивы в функциональном и интертекстуальном аспектах): автореф. дис. ... д. филол. наук. Саратов, 2005.
67. Крючков В. П. Проза Б. А. Пильняка 1920-х годов (мотивы в функциональном и интертекстуальном аспектах). Саратов: Научная книга, 2005.
68. Ли Иннань. Русская литература и ценностные ориентации
китайской интеллигенции [электронный ресурс]. URL:
http://shikardos.ru/text/literatura-i-cennostnie-orientacii-kitajskoj-intelligencii/(дата обращения: 20. 04. 2017).
69. Ли Ляньшу. Влияние Чехова на китайских писателей // Литературное наследство. 2005. №. 3. С. 52-78.
70. Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб.: Искусство-СПБ, 2000.
71. Лю Вэньфэй. Перевод и изучение русской литературы в Китае // Новое литературное обозрение, 2004. № 69. С. 322-328.
72. Мелетинский Е. М. Классические формы мифа и их отражение в повествовательном фольклоре // Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М.: Издательская фирма «Востока литература» РАН, 2000. С. 163-276.
73. Молодяков В. Э. Борис Пильняк в поисках Корня Солнца // Япония. Ежегодник. 2007. № 36. С. 206-220.
74. Мяо Хуэй. Особенности отражения китайской культуры в русской эмигрантской литературе в Китае // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2015. № 3 (53). C. 136-140.
75. Неживая Е. А. Художественный мир Н. А. Байкова: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Владивосток, 2000.
76. Неживая Е. А. Художественный мир Н. А. Байкова.
Комсомольск-на-Амуре: Издательство АмГПГУ, 2009.
77. Петраченко О. Н., Кирилова Е. О. Восточные образы животных в творчестве писателя Н. А. Байкова // Ученые заметки ТОГУ. 2016. Т. 7. № 3 (2). С. 7-12.
78. Петухов С. В., Горковенко А. Е. Русская литература в
информационном пространстве Китая: к вопросу межкультурного
взаимодействия. 2013. № 4. С. 170-174.
79. Плостина Н. Н. Творчество Н. А. Байкова: проблематика, художественное своеобразие: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Владивосток, 2002.
80. Пропп В. Я. Морфология волшебной сказки. М.: Лабиринт, 2001.
81. Родионова К. И. Изучение культа тигра русским эмигрантом и этнографом Н. А. Байковым в Китае и Маньчжурии (на основе книги «Великий Ван») // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. Исторический опыт взаимодействия культур. Благовещенск: Амурский государственный университет, 2015. С. 197-204.
82. Савченко Т. К., Вэй Сюшэн. «Поэты — все единой крови»: Есенин и Китай // Современное есениноведение. 2015. № 2 (33). С. 9-15.
83. Семенов М. В. Проблема поэтического перевода стихотворения Ли Бо «Думы тихой ночи» // Вестник Амурского государственного университета. Сер.: Гуманитарные науки. 2014. № 66. С. 139-144.
84. Серебряков Е. А. Чехов в Китае [электронный ресурс]. URL: http://feb-web.ru/feb/litnas/texts/ml3/ml3-0052.htm?cmd=2(дата обращения: 20. 04. 2017).
85. Сидорова Н. П. Мифологический портрет луны в русской концептосфере // Вестник Волгоградского государственного университета. № 2. С. 170-174.
86. Сунь Цзявень, Хворова Л. Е. О некоторых аспектах семантики луны в китайской словесности и ее параллелях с русской классикой // Экология языка и речи: Материалы V Международной научной конференции. 2016. С. 129-133.
87. Сухих И. Н. Мотивы и приемы // Теория литературы. Практическая поэтика. СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2014. С.219-227.
88. Сюй Гохун. Литературная жизнь русской эмиграции в Китае (1920-1940-е годы): Автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 1996.
89. Томашевский Б. В. Фабула и сюжет // Теория литературы. Поэтика. М.: Аспект Пресс, 1996. С. 179-191.
90. Топоров В. Н. Первобытные представления о мире (общий взгляд) // Топоров В. Н. Мировое дерево: Универсальные комплексы. В 2 т. Т. 1. М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2010. С. 25-51.
91. Три синие птицы [Электронный ресурс] // Китайская онлайн-
энциклопедия: [сайт]. URL:
http://baike.baidu.com/item/%E4%B8%89%E9%9D%92%E9%B8%9F/1239508?f r=aladdin (дата обращения: 14. 5. 2017).
92. У Хао. Символическое значение образа луны в картинах природы русских и китайских писателей-реалистов // Культура народов Причерноморья. 2006. С. 49-51.
93. Фарино Е. Введение в литературоведение. СПб.: Издательство РГПУ им А. И. Герцена, 2004.
94. Федоренко Н. Т. Тема природы и человека в творчестве некоторых китайских поэтов // Известия АН СССР. Отделение литературы и языка. М.: Издательство АН СССР, 1960. Т. XIX. Вып. 6. С. 492-509.
95. Фесенко Э. Я. «Арктическая» повесть Бориса Пильняка «Заволочье» // Филология. 2013. №. 4. С. 67-73.
96. Фрейденберг О. М. Миф и литература древности. 2-е изд., испр. и доп. М.: Издательская фирма «Востока литература» РАН, 1998.
97. Ханзен-Лёве А. Русский символизм / пер. с нем. С. Бромерло, А. Ц. Масевича, А. Е. Барзаха. СПб.: Академический Проект, 1999.
98. Ханзен-Лёве А. Русский символизм. Система поэтических мотивов. Мифопоэтический символизм. Космическая символика / пер. с нем. М. Ю. Некрасова. СПб.: Академический проект, 2003.
99. Харишин Д. Г. Жанр стихотворения в прозе: западноевропейский опыт в китайской интерпретации // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2013. № 11 (2). С. 80-84.
100. Черкасский Л. Е. Русская литература на Востоке: Теория и практика перевода. М.: Наука, 1987.
101. Чжан Мянь. Концепт «луна» в русской и китайской картинах мира (на материале поэтических произведений) // IV Всероссийская научно-практическая конференция «Научная инициатива иностранных студентов и аспирантов российских вузов». 2011. С. 608-612.
102. Шайтанов И. О. Когда ломается течение: Исторические метафоры Б. Пильняка // Вопросы литературы. 1990. № 7. С. 35-70.


Работу высылаем на протяжении 30 минут после оплаты.



Подобные работы


© 2008-2022 Cервис помощи студентам в выполнении работ