Заказать работу


Тип работы:
Предмет:
Язык работы:


Среднеазиатские элементы материальной культуры на территории Волго-Камья

Работа №31928
Тип работыДипломные работы, ВКР
Предметистория
Объем работы90
Год сдачи2018
Стоимость3700 руб.
ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ
Просмотрено 94
Не подходит работа?

Узнай цену на написание
Введение 3
1. Причины проникновения среднеазиатских элементов материальной культуры на территорию Волго-Камья 11
1.1. Торговые связи регионов и их основные периоды 11
1.2. Распространение ислама 27
2. Основные категории среднеазиатских элементов материальной культуры 39
2.1. Нумизматические материалы 39
2.2. Восточная торевтика 46
2.3. Изделия из стекла и поливная керамика 53
2.4. Архитектура 59
Заключение 66
Список использованных источников и литературы 72
Приложение № 1 82
Приложение № 2 83
Приложение № 3 84
Приложение № 4 85
Приложение № 5 86
Приложение № 6 87
Приложение № 7 88
Приложение № 8 89
Приложение № 9
Данная работа посвящена рассмотрению среднеазиатских элементов в материальной культуре населения территории Волго-Камья. В первую очередь, необходимо уделить внимание объяснению понятий, которые употребляются в постановке проблемы квалификационной выпускной работы и аргументации их выбора.
Под «среднеазиатскими элементами материальной культуры» в данной работе подразумеваются все предметы быта, сакральные объекты, нумизматические материалы, памятники, сооружения, а также технико-технологические приёмы и традиции их изготовления, обработки или сооружения, которые проникли тем или иным способом непосредственно с территории Средней Азии или же были заимствованы и ассимилированы в местную культуру и быт. Сам термин «Средняя Азия» подразумевает собой историко-географический регион Евразии, на территории которого в современности существуют независимые государства Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения.
В рамках текущего исследования важно обозначить исторический облик, уточнить рамки рассматриваемой территории и кратко отметить предысторию. Регион Средней Азии в данной работе в рассматриваемый период включает в себя следующие основные исторические области: Хорезм (область с центром в низовьях Амударьи, экономически ключевой регион, через который проходили трассы Великого шёлкового пути), Мавераннахр (Трансоксиана - обширная область по правому берегу Амударьи), Иран (несмотря на то, что в территориальном делении Иран выступает как отдельный регион и по ряду причин относится к ближнему Востоку, в контексте данной работы эта область в культурном, экономическом и политическом отношении не может быть отделена от Средней Азии), Хорасан (историческая область в восточной части Ирана). В древности в Средней Азии существовали довольно крупные государства. В VII—V вв. до н. э. в долине Зарафшана существовало государство Согдиана, в среднем течении Амударьи — Бактрия, в нижнем её течении — Хорезм, в долине Мургаба — Маргиана. Северная часть Средней Азии входила в состав Скифии, а южная часть находилась в сфере влияния сасанидского Ирана. В эпоху раннего Средневековья в Средней Азии расселились тюркские племена, и в течение второй половины VII века регион перешёл под контроль обширного государственного образования, сыгравшего огромную роль в истории региона - Арабского халифата (династии Омейядов (661-750 гг.) и Аббасидов (750-945 гг.)), и здесь распространился ислам. После распада Арабского халифата, контроль над регионом окончательно перешёл к династии Саманидов, которая, в силу развития экономической ситуации, уже в 875 году основала отдельное государство. В XI веке здесь сформировалось мощное Г осударство Хорезмшахов. Со второй четверти XIII века Средняя Азия стала частью Монгольской империи - здесь был образован Чагатайский улус.
В работе намеренно не используется более широкий термин «Центральная Азия», так как он является объектом отдельных исследований и включает регионы, отличные по этническому и культурному составу, государственным образованиям и исторической судьбе. Кроме того, важно отметить, что в рамках изучения культурных и межэтнических связей Средней Азии после начала распространения ислама в VII веке, данный регион нельзя абсолютно отделять и рассматривать обособленно от других территорий, составлявших в средневековье так называемый «Исламский мир».
Понятием «Волго-Камье» в данной квалификационной работе обозначается территория средневековой Волжской Булгарии и сопредельные области, которые были либо зависимы от государства на Средней Волге, либо имели тесные экономические и этнокультурные связи с булгарами, так как располагались на важной торговой речной магистрали, соединявшей страны Востока с Северной и Восточной Европой. Таким образом, подразумеваются следующие административно-территориальные единицы: Республики Татарстан, Чувашия, Марий Эл, Удмуртия, Мордовия, Ульяновская, Самарская, Пензенская, Нижегородская, Рязанская области и Пермский край. Кроме того, в рамках территорий Нижнего Поволжья частично затрагиваются также археологические материалы другого важного государства чуть более раннего периода, имевшего контакты со Средней Азией - Хазарского каганата.
Хронологические рамки работы затрагивают этапы раннего и развитого средневековья до монгольского нашествия, охватывая период с V - VI вв. до 1236 года. Отдельные аспекты работы для обозначения логических связей могут затрагивать сюжеты за рамками основного изучаемого периода.
Актуальность данного исследования обоснована, несмотря на то, что по теме торговых, политических и культурных связей обозначенных регионов было написано достаточное количество работ и были сформулированы важные выводы по конкретным вопросам и территориям, данная тема остается открытой к изучению как минимум по нескольким причинам. Во-первых, на данный момент, удалось собрать достаточное количество материалов, однако обобщающие работы с актуальными на данный момент выводами по теме либо отсутствуют, либо содержат информацию, частично устаревшую или неполную. Во-вторых, как правило, среднеазиатские элементы в материальной культуре Волго-Камского региона анализируются отдельно, лишь в рамках предметов экспорта или импорта внешней торговли отдельно взятых государств. Именно поэтому важно комплексно осветить данную тему в продолжительном хронологическом отрезке, проследить динамику, по возможности обозначив актуальные дискуссионные проблемы и создать платформу для дальнейших исследований.
Таким образом, целью данной работы является комплексное рассмотрение наличия среднеазиатских элементов материальной культуры на территории Волго-Камья и формулирование соответствующих выводов об интенсивности культурных и экономических контактах регионов.
Для выполнения поставленной цели, были сформулированы следующие задачи, преследуемые в главах работы:
1. Выявить основные причины проникновения элементов материальной культуры из Средней Азии, проанализировав торговые отношения между регионами, обозначить и охарактеризовать наиболее показательные периоды торговых связей; выделить роль распространения ислама как одного из причин и способов проникновения материальной культуры.
2. Обозначить основные категории элементов среднеазиатской материальной культуры, которые были заимствованы населением Волго- Камья или непосредственно поступали в регион путём торговли и иными способами, в частности нумизматические материалы, изделия из художественного металла, стеклянные изделия и поливную керамику, архитектурный комплекс, сделать выводы о степени влияния среднеазиатских традиций на каждую категорию.
Объектом исследования данной работы являются культурные и экономические связи между регионом Средней Азии и территорией Волго- Камья, в частности между государствами, существовавшими на данных территориях в изучаемый период.
Предметом исследования в квалификационной выпускной работе выступают среднеазиатские элементы материальной культуры на территории Волго-Камья, поступившие сюда в результате культурных и экономических контактов обозначенных регионов.
Научная и практическая ценность квалификационной работы: проанализированные в данном исследовании аспекты могут стать базой для дальнейших более глубоких исследований по данной теме, а так же обобщающим промежуточным исследованием, содержащим актуальные научные выводы по проблеме межрегиональных связей Средней Азии и Волго-Камья в средневековье. Полученные выводы могут быть использованы для создания исторической реконструкции изучаемого периода.
Методы исследования. При написании выпускной квалификационной работы были использованы методы комплексного анализа исторических и археологических источников по обозначенным регионам, интерпретации и рецепции, опубликованных ранее работ различных авторов, синтеза, сравнения и обобщения, математико-статистической обработки количественных данных, метод классификации и периодизации.
Необходимо привести краткий историографический очерк использованных при написании трудов и наиболее значимых исследований по темам, затронутым в выпускной квалификационной работе в соответствующем порядке.
В первую очередь, важно отметить деятельность исследователей, изучавших межэтнические и культурные связи в рамках Волго-Камского и других регионов Восточной Европы, благодаря которым сегодня можно уверенно говорить о контактах хазарских, булгарских, финно-угорских и других этнических группа и выделять в отдельный регион данные территории. Наиболее актуальные проблемы взаимодействия финно-угров и других народов с тюркским населением в Поволжье и Приуралье изучены А. П. Смирновым, М. Г. Ивановой, Э. А. Савельевой, А. Х. Халиковым, В. Ф. Генинг, Т.А. Хлебниковой, А.М. Белавиным, В. А. Ивановым, В. Ф. Каховским, В. П. Костюковым, Р. Г. Кузеевым, В. П. Левашовой, Т. Б. Никитиной Е. П. Казаковым, Н. Б. Набиуллиным, К. А. Руденко, Р. Д. Голдиной и др.
Об экономических, политических, социальных и культурных связях Волго-Камья с другими регионами, в частности со странами востока и Средней Азии сегодня накоплена обширная литература.
По вопросам функционирования Великого Волжского, Волго-Камского и других путей, проходящих через Волжскую Булгарию и прилегающие территории проводились регулярные конференции. Среди авторов трудов по истории торговых путей: Валинбахов В. Б., Кропоткин В. В., Белавин А. М., Б. А. Рыбаков, А. Е. Леонтьев, В. Ю. Морозов, А. В. Пачкалов, И. Ю. Пастушенко, А. Н. Кирпичников, Ф. Ш. Хузин и др.
Отдельно хотелось бы выделить труды Валеева Рафаэля Миргасимовича по торговым связям Среднего Поволжья и Приуралья и огромный вклад Томаса Нунена в изучение торговых отношений Восточной Европы, в частности Волжской Булгарии, с Востоком.
По истории изучения Хазарского Каганата и салтово-маяцкой культуры, также отношений хазар с восточными странами необходимо отметить Ю. В. Готье, Г. Ф. Корзухиной, Б. Н. Заходер, И. И. Ляпушкина, А.А. Быкова, С. А. Плетнёвой, М. И. Артамонова, А. П. Новосельцева.
Затрагивая историографию Волжской Булгарии, как наиболее важного государства на территориях Волго-Камья, можно упомянуть составление К.А. Руденко в 2014 году наиболее полного и актуального на данный момент историографического сборника «История археологического изучения Волжской Булгарии (X - начало XIII вв.)» и коллективный труд множества исследователей «История татар с древнейших времён» в 7 томах, изданный в 2006 году и обобщивший все накопленные на тот период материалы. Невозможно не обозначить и вклад во все области археологического изучения булгар таких исследователей как Альфред Хасанович Халиков, Алексей Петрович Смирнов и Евгений Петрович Казаков. По вопросам этногенеза Волжских булгар важное место занимает труд Р. С. Багаутдинова,А. В. Богачёва и С. Э. Зубова «Праболгары на Средней Волге (у истоков истории татар Волго-Камья».
Наиболее актуальные научные теории о роли ислама в период становления государства и образования первых городских центров, а также влиянии восточной культуры на Волжскую Булгарию изложены в трудах Г. М. Давлетшина, Ф. Х. Валеева, Г. Ф. Валеевой-Сулеймановой, И. Л. Измайлова, Ф. Ш. Хузина, И. А Гагина.
Огромное внимание исследователей было обращено на нумизматические материалы, широко представленные на изучаемой территории, в частности на серебряные восточные монеты и местный булгарский чекан. По вопросам нумизматики важную роль сыграли труды Р. Фасмера, В. Л. Янина и Т. Ш. Нунена, где исследователи одними из первых научно обосновали и ввели археологическую периодизацию монетных комплексов для выделения периодов активности торговых связей Восточной Европы и стран Востока. Кроме того, по теме нумизматических находок, их топографии и монетного обращения в изучаемый период работали такие авторы как Янина С. А., Фёдоров-Давыдов Г. А., Кропоткин В.В., Мухамадиев А. Г., Валеев Р. М., Лебедев В.П., Трушин И.Д., Кожевин А. Е., Семенов В. А., Кулешов В. С., Беговатов Е.А., Мухаметшин Д. Г., Сингатуллина А. З., Черняев А. А., Гомзин А. А., Салахов Д. Д.
Находки восточного импорта изделий из художественного металла, проблемы времени, характера и путей поступления среднеазиатской торевтики в регион Волго-Камья освещены в работах Бадера О. Н., Смирнова Я. И., Руденко К. А., Голдиной Р. Д., Пастушенко И. Ю., Черных Е. М., Морозова В. Ю., Обыденнова М. Ф., Круглова Е. А. и Кашаповой Л. Э. Особо выделить необходимо труд Владислава Петровича Даркевича «Художественный металл Востока», где наиболее комплексно освещены находки торевтики на обширных территориях Волго-Уралья к 1976 году, а также монографию Татьяны Вячеславовны Чичко 2016 года.
Импортные и собственно булгарские стеклянные изделия и поливные керамические сосуды, а также основные вопросы определения центров производства стекла, технологических приёмов и сырьевых источников обозначены в трудах Р. М. Джан - поладян, М. Д. Полубояриновой, Н. Н. Бусятской, Ф. Д. Гуревич М. В., Хлебниковой Т. А., Малевской, А. А. Абдуразакова, М. А. Безбородова, Ю. А. Заднепровского. Нуретдиновой А. Р., Коваль В. Ю., Садыковой Ю. Н. Необходимо подчеркнуть огромный вклад в изучение стеклянных изделий Волжской Булгарии за последние десятилетия Валиуллиной Светланы Игоревны, составившей обобщающий труд по комплексу билярского стекла X-XIII и выпустившей большое количество статей по вопросам булгарского и восточного стеклоделия.
О влиянии общеисламских и среднеазиатских традиций на архитектурные приёмы, стили и особенности возведения построек Волжской Булгарии домонгольского периода писали: Халиков А. Х., Смирнов А. П., Валеева-Сулейманова Г. Ф.Саттарова Л. И., Измайлов И. Л., Хузин Ф. Ш., Шакиров З. Г. Большой вклад в развитие данной темы внесли труды Шарифуллина Р. Ф., Зиливинскаой Э. Д. и Валеева Ф. Х., в которых наиболее подробно рассмотрены архитектурные комплексы Билярского городища, в частности Соборная Мечеть и прилегающие постройки.
В первой главе работы в качестве главных причин появления среднеазиатских элементов материальной культуры на территории Волго- Камья были выделены торговые связи между регионами и распространение ислама.
Весь рассматриваемый период можно условно разделить два основных периода наиболее активных торговых связей Волго-Камья и Средней Азии: арабо - хазарский - с VII до конца IX вв. и булгаро - саманидский - с конца IX по X вв. Кроме того, можно кратко обозначить заключительный подпериод с начала XI века до вторжения монголов в 1236 году. Говорить о наличии стабильных торговых связей до обозначенных периодов крайне трудно, несмотря на единичные археологические находки ранних предметов до VII в.
В течение первого периода происходило первичное налаживание стабильных контактов и путей сообщения после арабо-хазарских войн, во время которых регулярная торговля между Восточной Европой и странами востока была невозможна. Ключевую роль в развитии межрегиональной коммерции сыграло становление Волжского торгового пути, по которому на территорию Волго-Камья проникали элементы материальной культуры с востока, в том числе из Средней Азии. Именно в рамках воздействия Великого Волжского торгового пути в регионе начали появляться торговые пункты и поселения булгар, кроме того в дельте Волги располагалась столица Хазарского Каганата - Итиль. Данный путь контролировал Хазарский Каганат, который стал основным посредником в транзитной торговле с востоком и получал огромную прибыль с таможенных пошлин.
Настоящий расцвет торговых отношений приходится на X век, когда ключевую посредническую роль начинает играть Волжская Булгария, через территорию которой теперь проходят главные торговые маршруты, частично вытесняя предшествующие пути через Хазарию. Суммарно, около 146 000 дирхамов из кладов Европейской России, что составляет 78.4% всего исламского импорта, поступало именно из Средней Азии. Согласно этим данным, торговля саманидской Средней Азии с Волжской Булгарией в X веке действительно достигала огромных объемов, но к концу столетия, с 970х годов торговля серебром постепенно начинает затухать, в итоге обозначая так называемый «серебряный кризис».
В XI веке значительно поменялась политическая ситуация как Волго- Камье, так и в Средней Азии, что способствовало изменению характера торговли. В XI веке вместо монетного серебра широкое распространение получила торговля золото и серебростекляными бусами, бусами из сердолика, горного хрусталя и аметиста. Распространённым предметом импорта становятся поделочные камни. Новая волна активности в торговых связях Волжской Булгарии и Средней Азии наступает во второй половине XII и продолжается до 1236 года. В целом, период XI - первой трети XIII вв. в регионах Волго-Камья и Средней Азии характеризуется бурным развитием городских центров и ремесленных производств. Местное производство постепенно заменяет импортные изделия. Происходит переориентация торговых отношений на развитие внутренней торговли, несмотря на сохранение широкого ассортимента импортных товаров.
Говоря о роли ислама в проникновении среднеазиатских элементов, следует отметить следующие пункты. Ислам в землях Волжской Булгарии был принят от правителей Багдада - Аббасидов по вполне логичным внешнеполитическим причинам. Такой политический манёвр нельзя считать пренебрежением отношениями со Среднеазиатским регионом. Выбранный торговый маршрут, достаточно известный и развитый для правительственной миссии, описанный Ибн-Фадланом, по которому двигался караван аббасидского посольства из Хорезма, доказывает тесные связи регионов и ключевую роль Средней Азии в принятии болгарами ислама.
Важную роль в этом процессе сыграла Хазария, став одновременно и посредником в начальной исламизации региона, которую можно отнести уже к концу IX века, и причиной сближения Хорезма и Волжской Булгарии. Постепенное проникновение ислама на территории нижнего Подонья и Волго-Камья, которое наглядно прослеживается как находками предметов исламского культа и предметов быта с арабскими надписями, так и сравнительно быстрой сменой в погребальных традициях местного населения, способствовало дальнейшему усилению связей с востоком и, в частности, с Хорезмом и Хорасаном. Средняя Азия являлась важной частью единого Восточного исламского пространства и, теперь, когда Волжская Булгария также была включена в этот мир, стала ключевым пунктом в отношениях востока с Поволжьем и соседними регионами после установления окончательной самостоятельности булгар. Всё это стало важной причиной, обусловившей дальнейшее активное распространение среднеазиатских элементов материальной и духовной культуры на территории Волго-Камья и появления здесь особых локальных вариаций общевосточной исламской культуры.
Во второй главе работы были выделены основные категории среднеазиатских элементов материальной культуры: нумизматика, торевтика, стекло и поливная керамика, архитектура.
Одним из наиболее ярких комплексов, отражающих среднеазиатское влияние, являются монеты. Раннее поступление среднеазиатского сасанидского монетного материала в регион начинается в VI в. Важными находками, показывающими наличие ранних контактов с регионами Средней Азии, являются также хорезмийские монеты конца VII - VIII века. Наглядно демонстрируют связь Средней Азии с Волго-Камьем куфические саманидские дирхемы, подражания и монеты булгарской чеканки. В середине X века именно среднеазиатские монеты достигают количественного максимума: до 96% из общего числа восточного серебряного импорта. К периоду IX - начала XI вв. в Восточной Европе относится большинство кладов и отдельных находок. Этим же периодом датируются могильники, в погребениях которых встречаются восточные монеты.
В конце IX - начале X в., по всей видимости, монетный чекан начинается и в Булгарии, который был незначительным по объему. Основным средством обращения по-прежнему были восточные куфические монеты, а собственная чеканка развивалась лишь на их фоне, представляя собой подражания и копии саманидских монет. Следует отметить, что уже в XI веке прекращается монетный чекан Волжской Булгарии, как следствие восточного «серебряного кризиса». Соответственно, именно с XI века считается возможным говорить о прекращении прямого влияния Средней Азии на монетное обращение Волго-Камского региона, вследствие начала «серебряного кризиса» на её территории и прекращении массового оборота целых номинальных восточных монет.
Ещё одним элементом, показывающим связи регионов служит торевтика. В массе своей находки восточной торевтики локализуются в Прикамско - Приуральском регионе за пределами Волжской Булгарии. Поступление раннего сасанидского серебра в этот регион связывается исследователями либо с первичными торговыми связями по пути из Ирана, Согда и Бактрии через Хорезм, Казахстанское Семиречье и плато Усть-Урт степными путями на север в район Прикамья, либо со сложными военнополитическими отношениями Ирана с тюркскими племенами, в результате которых изделия оседали в северных областях Волго-Камья.
Изделия торевтики среднеазиатского производства относятся в основном к Х - XI вв. В исследуемый регион изделия художественного металла из Средней Азии проникали и раньше - в VII-IX вв., но на Средней Волге этого периода такие находки не выявлены. Единичные находки торевтики на территории Волжской Булгарии относятся к более позднему времени XI - XIII вв., являясь маркером сохранения связей на всем протяжении рассматриваемого периода.
Важным комплексом среднеазиатских элементов материальной культуры являются стеклянные изделия. Наиболее ранние единичные находки импортных стеклянных изделий на территории Волго-Камья зафиксированы из погребальных памятников V-VII вв Согласно исследованиям, С. И. Валиулиной, уже на раннем этапе средневековья намечаются два основных пути поступления стеклянных изделий в регион Волго-Камья - через Кавказ и с территории Ирана. Маршрут из Средней Азии начнёт активно использоваться в более поздний период, когда начнёт развиваться производство собственных среднеазиатских мастерских. Во второй половине XII - первой третий XIII вв. особенно возрастает роль Ирана как торгового партнёра Волжской Булгарии и основного импортёра стеклянной, поливной и кашинной посуды в регион. Достаточно показательной является коллекция посуды из фаянса с люстровой росписью, а также уникальная ажурная чаша с лицевидным орнаментом, найденная в Биляре. Большим количеством находок в булгарских городах — Биляре, Суваре, Муромском городке — представлены среднеазиатские изделия в виде кубков на ножке или своеобразных рюмок. Наиболее крупным комплексом иранской кашинной керамики на территории Восточной Европы является Билярский, который насчитывает около 300 единиц.
Важное влияние регион Средней Азии оказал и на архитектурные традиции Волго-Камья, в частности Волжской Булгарии. Наиболее чётким показателем применения восточных традиций у булгар является технология строительства из кирпича. Версия о том, что первые кирпичные постройки возводились при непосредственном участии мастеров из Средней Азии, которые прибыли с посольством Аль-Муктадира в 922 также подтверждается множеством фактов. Техника кладки стен, размеры используемых кирпичей, а также применение антисейсмической подушки при закладке фундамента являются показательными индикаторами использования среднеазиатских архитектурных традиций при постройке такого типа сооружений
Кроме того, под прямым влияниям восточных традиций, проникших при посредничестве Средней Азии, появляются новые характерные типы построек - бани, мечети, а также традиции в декорировании самих мечетей - резьба по дереву и роспись, а также деревянное оформление михраба и минбара. Кроме построек, значимыми элементами исламской культуры и архитектурной традиции являются и стеклянные детали оформления окон.
Таким образом, можно подвести итог выпускной квалификационной работы. Были комплексно обобщены наиболее актуальные материалы по основным категориям среднеазиатских элементов материальный культуры, распространённым в Волго-Камье и выявлено, что основными стимулами для их поступления в регион были торговые связи, активно продолжавшиеся в течение всего рассматриваемого периода, а также создание общего культурного пространства при принятии ислама в Волжской Булгарии, которая стала проводником восточных традиций.
Наиболее полное влияние Средняя Азия оказала на монетное обращение и чекан, номенклатуру стеклянных изделий, а также на архитектурные традиции в Волжской Булгарии, обусловив появление местного булгарского денежного обращения и чекана монет, стеклоделательного ремесла и архитектурных приёмов. В меньше мере, по результатам работы, были прослежены влияния на комплекс торевтики, который представлен единичными поэтапными импортами изделий (вероятно обмен посольствами или ценные подарки) и, скорее, служащим индикатором политических связей между регионами.
Рассмотрев приведённые в работе данные, можно сделать окончательный вывод о том, что регион Волго-Камья имел тесные экономические, культурные и политические контакты со Средней Азией, особенно интенсивно развивавшиеся в X веке. Эти связи оказали решающее влияние на развитие уникального типа мусульманской культуры Волжской Булгарии, где были выявлены множественные элементы среднеазиатской материальной культуры и подражания им, а также заимствования и адаптация восточных традиций в более поздние периоды.
1. Абу-л-Хасан 'Али ибн ал-Хусайн ибн 'Али ал-Мас'уди. Золотые копи и россыпи самоцветов [История Аббасидской династии: 749—947 гг.] / сост., пер. с араб., прим., комм. и указатели Д. В. Микульского. М: Наталис, 2002. 800 с.
2. Коновалова И. Г. Ал-Идриси о странах и народах Восточной Европы. М.: Восточная литература, 1999. 327 с.
3. Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Изд-во Гос. Универ. им. А.М. Горьикого, 1956. 345 с.
4. Хвольсон Д.А. Известия о хазарах, буртасах, болгарах, мадьярах и русах Абу Али Ахмеда бен-Омар ибн-Даста. СПб.: Типография Импер. акад. наук, 1869. 199 с.
Литература
1. Айдаров С. С., Забирова Ф. М. О реконструкции и консервации комплекса мечети // Новое в археологии Поволжья. Казань, 1979. С. 46-61.
2. Артамонов М. И. История хазар. Л.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 1962. 523 с.
3. Артамонов М. И. История хазар; переизд. М.: Самотека, 2016. 580 с.
4. Ахмеров Р. Б. Могильник близ г. Стерлитамака //Советская археология. № 22, 1955. 322 с. С. 153-176.
5. Бабаева Н. С. Древние верования горных таджиков Южного Таджикстана в похоронно-поминальной обрядности. Душанбе, 1993. 156 с.
6. Багаутдинов Р. С., Хузин Ф. Ш. Ранние булгары на Средней Волге // История татар. Том II. Волжская Булгария и Великая Степь. Казань: Изд- во «РухИЛ», 2006. С. 116-123.
7. Бадер О. Н. О восточном серебре и его использовании в древнем Прикамье (к последним находкам). Сборник Молотовского областного музея «На Западном Урале». Молотовгиз, 1952. 256 с.
8. Бартольд В. В. Работы по исторической географии и истории Ирана // В.В. Бартольд; подг. к изд. Е. В. Зеймаль, В. А. Лившиц, - Перепеч. с изд. 1971г. - М.: Вост. лит., 2003. 659 с.
9. Беговатов Е. А., Казаков Е. П., Мухаметшин Д. Г., Сингатуллина А. З. Нумизматические комплексы Х века Семеновского острова (Республика Татарстан) // Поволжская археология. - №4 (6). - 2013. С. 47-63.
10. Беговатов Е. А., Черняев А. А. Новые находки куфических монет на территории Татарстана. Бураковский клад. Международная нумизматическая конференция «Эпоха викингов в Восточной Европе в памятниках нумизматики VIII-XI вв». Материалы док. и сообщ. / Отв. ред. Н.С. Моисеенко. СПб.: Знакъ, 2014. 482 с. С. 32-45.
11. Белавин А. М. Камский торговый путь. Пермь: изд-во Пермского педгосуниверситета, 2000. 198 с.
12. Вайнберг Б. И. Монеты древнего Хорезма. М., 1977. 220 с.
13. Валеев Р. М. Булгарские клады как источник по развитию товарноденежных отношений в Волжской Булгарии (IX-XIII вв.) // Известия Алтайского государственного университета. №4. - Т.2(64). -Барнаул, 2009. 347 с. С. 32-39.
14. Валеев Р. М. Волжская Булгария: торговля и денежно-весовые системы IX - начала XIII веков / Р. М. Валеев. - Казань: Фест, 1995. 158 с.
15. Валеев Р. М. Ибн Фадлан и булгарская монетно-весовая система IX-XI вв. // Материалы круглого стола, посвященного книге ибн-Фадлана, его эпохе и археологическим коллекциям. Сб. ст. по итогам выставки «Путешествие ибн-Фадлана: Волжский путь от Багдада до Булгара» / под ред. Р.С. Хакимова, З.Р. Валеевой, М.Р. Гайнановой. - Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2016. 145 с. С. 52-69.
16. Валеев Р. М. Торговля и торговые пути Среднего Поволжья и Приуралья в эпоху средневековья (IX- начало XV вв.) / Р. М. Валеев. - Казань: Изд-во КГУ, 2007. 392 с.
17. Валеев Ф. Х., Валеева-Сулейманова Г. Ф. Древнее искусство Татарии. Казань: Татарское книжное издательство, 1987. 204 с.
18. Валиулина С. И. Иранская стеклянная и фаянсовая посуда из Биляра // Россия и Иран. Иранистика в Татарстане. М.: Палея-Мишин, 2001. С. 4363.
19. Валиулина С. И. Иранская чаша XII в. из Биляра // РА. № 1, 2007. С. 176181.
20. Валиулина С. И. Оконное стекло Билярского городища // Биляр столица домонгольской Булгарии. Казань, 1991. С. 108-117.
21. Валиулина С. И. Средневековое исламское стекло в Восточной Европе // Стекло Восточной Европы с древности до начала ХХ века. СПб.: Нестор- История, 2015. 400 с. С. 236-270.
22. Валиулина С. И. Стекло Сувара // Город и степь в контактной евро - азиатской зоне. III Международная научная конференция, посвященная 75-летию со дня рождения Г.А. Федорова-Давыдова (1931-2000). Тезисы докладов. М.: Нумизматическая литература, 2006. С. 95.
23. Валиулина С. И. Стеклянная лампада из V кургана Тураевского могильника // Древняя и средневековая археология Волго-Камья: сб. ст. к 70-летию П.Н. Старостина. Казань: Институт истории АН РТ, 2009. С. 134-138.
24. Валиулина С. И., Зиливинская Э. Д. Стеклянные изделия Самосдельского городища // Ученые записки Казанского государственного университета. Сер. Гуманитарные науки. Т. 152. Кн. 3. Ч. 1, 2010. С. 63-76.
25. Валиуллина С. И. Средневековое стекло Поволжья как исторический источник // Учёные записки Казанского государственного университета. Казань: Гуманитарные науки. Т. 150, кн. 1, 2008. С. 14-21.
26. Гагин И. А. Волжская Булгария - северный форпост исламского мира (к вопросу о путях проникновения ислама на Волгу) // Исламоведение, 2017. Т. 8, №3. С. 46-60.
27. Генинг В. Ф. Халиков А. Х. Ранние болгары на Волге. М: Наука, 1964. 201 с.
28. Голдина Е. В., Голдина Р. Д. «Дальний импорт» Прикамья - своеобразное проявление процессов взаимодействия народов Евразии (VIII в. до н.э. - IX в. н.э.) // Бусы могильников неволинской культуры (конец IV - IX в.). Ижевск, 2010. 266 с. С. 156-247.
29. Голдина Р. Д. Истоки «дальнего импорта» в Приуралье // Известия Коми научного центра УРО РАН. - Вып. 2 (10). - Сыктывкар, 2012. 172 с. С. 108-119.
30. Гомзин А. А. Смирновский клад куфических монет 2013г. // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. № 4, 2017. 223 с.С. 25-ЗЗ.
31. Давидович Е. А. Из области денежного обращения в Средней Азии XI - XII вв. НЭ - II, 1960. 361 с. С. 92-117.
32. Давлетшин Г. М. Начало распространения ислама на территории России // Роль конфессий в развитии межнациональных отношений: Россия - Балканы - Поволжье: труды Международной научной конференции (Самара, 11-13 сентября 2008 г.). - Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2008. 550 с.
33. Даркевич В. П. Художественный металл Востока VIII-XIII вв. Произведения восточной торевтики на территории Европейской части СССР и Зауралья. М., 1976. 199 с.
34.Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. В 2 т. Т. 1.
— М: Издательство восточной литературы, 1962. 281 с.
35.Зиливинская Э. Д. Дома с подпольным отоплением в Волжской Булгарии // СА. 1989. № 4. С. 223-233.
36. Измайлов И. Л. Археология и ислам в Среднем Поволжье в X - первой трети XIII вв.: опыт комплексного анализа // Поволжская археология. -2016.- № 2. 293 с. С. 68-92.
37. Измайлов И. Л. Ислам в Поволжье в эпоху средневековья // Великий Болгар. М., Казань: Феория, 2013. С. 274-293.
38. Измайлов И. Л. Мусульманин на пороге вечности: представления о смерти и особенности джаназы в Волжской Булгарии // Минбар (Казань). 2008. Вып. 1. 181 с. С. 4-41.
39. История Узбекской ССР / под ред. С.П. Толстова и др. - Ташкент: Изд-во АН УзССР, 1955. - Т. I, кн. 1. 474 с.
40. Казаков Е. П. Знаки и письмо ранней Волжской Болгарии по археологическим данным // СА. 1985. № 4. С. 178-185.
41. Казаков Е. П. Коминтерновский II могильник в системе древностей эпохи тюркских каганатов // Культуры евразийских степей второй половины I тысячелетия н. э. (вопросы хронологии). Самара: Самарский областной историко-краеведческий музей им. А.П. Алабина, 1998. С. 97-150.
42. Кирпичников А. Н. История становления и развития Великого Волжского пути. // Великий Болгар. М., Казань: Феория, 2013. С. 86-93.
43. Кирпичников А. Н., Хузин Ф. Ш. Великий Волжский путь. Торговые связи с Северной Европой и Востоком // История татар. Том II. Волжская Булгария и Великая Степь. Казань: Изд-во «РухИЛ», 2006. С. 299-315.
44. Коваль В. Ю. Керамика Востока на Руси: IX-XVII века. М., 2010. 348 с.
45. Корзухина Г. Ф. К истории Среднего Поднепровья в середине I тысячелетия н.э. СА, Т. XXII. 1955. 324 с. С. 61-82.
46. Кравченко Э. Е. Мусульманское население среднего течения Северского Донца и распространение ислама в Восточной Европе в хазарское время // Степи Евразии в эпоху Средневековья. Хазарское время: сб. науч. ст. Т. 4. - Донецк, 2005. 444 с. С. 153-186.
47. Кропоткин В. В. Новые материалы по истории денежного обращения в
Восточной Европе // Славяне и Русь. М., 1968. 472 с. С. 72-79.
48. Кропоткин В. В. О топографии кладов куфических монет IX в. в Восточной Европе // Древняя Русь и славяне. М., 1978. 448 с. С. 111-117.
49. Кропоткин В. В. Экономические связи Восточной Европы в 1 тысячелетии нашей эры. М.: Наука, 1967. 135 с.
50. Кулешов В. С. Комплекс умаййадских монет Элмедского клада и его выдающееся историко-культурное значение // Труды Камской археологоэтнографической экспедиции. Вып. VIII: Археологические памятники Поволжья и Урала: современные исследования проблемы сохранения и музеефикации. Пермь, 2012. С. 218-227.
51. Культура древних племен Приуралья и Западной Сибири: Сборник статей / Авт. А. П. Смирнов, В. И. Мошинская, В. Н. Чернецов, И. М. Золотарева. Москва: Изд-во Акад. наук СССР, 1957. 258 с.
52. Лебедев В. П., Трушин И. Д., Кожевин А. Е. Нумизматические находки на булгарских домонгольских памятниках в Ульяновской области // Исследования по средневековой археологии Евразии / Отв. ред. К.А. Руденко. Казань: Школа, 2012. 328 с. С. 154-171.
53. Леонтьев А. Е. Волжско-Балтийский торговый путь в IX в. // КСИА. Вып. № 183. 122 с. С. 3-9.
54. Лещенко В. Ю. Восточные клады на Урале в VII - XIII вв. (По находкам художественной утвари): Ав-тореф. дис. ... к.и.н. - Л., 1971. 21 с.
55. Макарова Т. И. Украшения и амулеты из лазурита у кочевников // АСГЭ. Вып.4. Л., 1962. 136 с. С. 127-134.
56. Маршак Б. И. Согдийское серебро. - М. 1971. 191 с.
57. Маршак Б. И., Скалон К. М. Перещепинский клад (к выставке «Сокровища искусства Древнего Ирана, Кавказа, Средней Азии») // Л.: Государственный Эрмитаж. 1972. 20с. С. 8-12.
58. Мачинский Д. А., Булкин В. А. Русь конца VIII - начала Х вв. на балто- волжских и балто-донских путях // Финно-угры и славяне. Сыктывкар,1986. С. 13-26.
59. Морозов В. Ю. Пути проникновения сасанидских монет и художественного импорта в Поволжье и Прикамье // Культуры Евразийских степей 2 пол. I тыс. н.э. - Самара, 1996. 445 с. С. 148-164.
60. Мухамадиев А. Г. Древние монеты Поволжья. - Казань: Татарское кн. изд- во, 1990. 98 с.
61. Мухаметшин Д. Г., Хакимзянов Ф. С. Надписи на металлических изделиях // Город Болгар. Ремесло металлургов, кузнецов, литейщиков / Отв. ред. Г.А. Федоров-Давыдов. Казань: ИЯЛИ АН РТ, 1996. 316 с. С. 280-292.
62. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М.: Наука, 1990. 226 с.
63. Носов Е. Н. Древнерусский город в отечественной исторической мысли (преемственность и концепции) // Культурное наследиеРоссийского государства. СПб., 1998. 394 с.
64. Нунан Т. С. Торговля Волжской Булгарии с саманидской Средней Азией в X в. // Археология, история, нумизматика, этнография Восточной Европы. СПб, 2004. 374 с. С. 256-313.
65.Обыденнов М. Ф., Круглов Е. А., Кашапова Л. Э. К вопросу о маршрутах транзита и семантике изображений на предметах импорта // Вестник Башкирского университета, 2015, Т. 20, № 1. С. 313-320.
66. Полубояринова М. Д. Торговля Болгара // Великий Болгар. М., Казань: Феория, 2013. С. 104-117.
67. Пшеничнюк А. Х. Исследования в центральных и южных районах Башкирии. // Археологичские открытия. М.: 1969. 464 с. С. 141-142.
68. Руденко К. А. Бронзовая чаша из I Семеновского селища // Памятники истории и культуры Верхнего Поволжья. Тезисы докладов I региональной научной конференции «Проблемы исследования памятников истории и культуры Верхнего Поволжья» / Отв. ред. Ф.В. Васильев. Горький: Изд-во ун-та, Горьк. Обком ВЛКСМ, 1990. С. 211-217.
69. Руденко К. А. Волжская Булгария и Восток в XI - XII вв. (по материалам
раскопок Остолоповского селища в устье реки Шенталы Алексеевского района Республики Татарстан) // учёные записки Казанского Университета. Серия гуманитарные науки. Т. 158, кн. 6, 2016. С. 1480- 1494.
70. Руденко К. А. Металлические чаши VTTT-XT вв. из Среднего Поволжья // Древности Окско-Сурского междуречья. Вып. 2 / Отв. ред. В.В. Гришаков. Саранск: МГПИ, 2000. С. 69-81.
71. Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XTT-XTTT вв. Происхождение Руси и становление ее государственности - 2-е изд. - М.: Академический проект, 2014. 632 с.
72. Рыбаков Б. А. Путь из Булгара в Киев // Древности Восточной Европы. МИА. № 169. М., 1969. 304с. С. 189-195.
73. Садыкова Ю. Н. Поливная керамика - возможности источника и перспективы исследования // 125 лет Обществу археологии, истории и этнографии при казанском университете. Проблемы историкокультурного развития Волго-Уральского региона. Часть 1. Сб. ст. Казань, 2004. С. 113-116.
74. Салахов Д. Д. Топография кладов и находок восточного и булгарского серебра // Поволжская археология. АН РТ. №4 (18), 2017. С 75-84.
75. Саттарова Л. И., Измайлов И. Л. Архитектура Волжской Булгарии // История татар. Том TT. Волжская Булгария и Великая Степь. Казань: Изд- во «РухИЛ», 2006. 960 с. С. 588-591.
76. Семенов В. А. Варнинский могильник // Новый памятник поломской культуры. Ижевск, 1981. 160 с.
77. Смирнов А. П. Среднеазиатские элементы в архитектуре и строительном деле волжских болгар // Средневековые памятники Поволжья. М., 1976. С.3- 6.
78. Смирнов Я. И. Восточное серебро. Атлас древней серебряной и золотой посуды восточного происхождения, найденной преимущественно в пределах Российской империи. Издание Имп. Археологической Комиссии ко дню 50-летия её деятельности // СПб: [2-го февраля] 1909. 18 с., 130 табл.
79. Толстов С. П. Монеты шахов древнего Хорезма и древний хорезмийский алфавит. ВДИ. 4. М., 1938. 367 с. С. 120-145.
80. Толстов С. П. По следам древнехорезмийской цивилизации. - М.: АН СССР, 1948. 328 с.
81. Фасмер Р. Р. Об издании новой топографии находок куфических монет в Восточной Европе // Известия Академии наук СССР, 1933. № 6-7. С. 473484.
82. Фёдоров-Давыдов Г. А. Денежное дело и денежное обращение // Великий Болгар. М., Казань: Феория, 2013. 404 с. C. 118-127.
83. Фехнер М. В. Некоторые сведения археологии по истории русско- восточных экономических связей до середины XIII в. // Международные связи России до XV в. М., 1961. 582 с. С. 46-54.
84. Фомин А. В. Топография куфических монет междуречья Днепра и Десны // Чернигов и его округа в IX-XIII вв.: Сб. науч. тр. Киев, 1988. 181 с.
85. Халиков А. Х. О столице домонгольской Булгарии // Советская археология. - 1973. - № 3. 296 с. С. 83-99.
86. Халиков А. Х., Шарифуллин Р. Ф. Исследование комплекса мечети // Новое в археологии Поволжья. Казань, 1979. С. 21-45.
87. Халиков А. Х., Шарифуллин Р. Ф. Караван-сарай древнего Биляра // Исследования Великого города. М.: Наука, 1976. С. 75-100.
88. Халикова Е. A. Мусульманские некрополи Волжской Булгарии X-XIII вв. Под ред. М. А. Усманов - Казань: Изд-во КГУ, 1986. 160 с.
89. Хузин Ф. Ш., Шакиров З. Г. Архитектурные памятники домонгольского Биляра / Ф. Ш. Хузин, З. Г. Шакиров // Ислам и тюркский мир: проблемы образования, языка, литературы, истории и религии: материалы VIII Международной тюркологической конференции. - Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2016. - С. 69-71.
90.Чичко Т. В. Восточная торевтика в системе культурных связей и военно - политической истории населения Прикамья и Приуралья в раннем средневековье: конец VI - первая половина IX вв.: диссертация ... кандидата исторических наук: 07.00.06 / [Место защиты: Воронеж. гос. унт]. - Уфа, 2016. 257 с.
91. Шарифуллин Р. Ф. Второе кирпичное здание в центре Биляра // Археологическое изучение булгарских городов. Казань / Отв. ред. Ф.Ш. Хузин. Казань: Ин-т истории АН РТ, 1999. С. 77-89.
92. Шарифуллин Р. Ф. Исследования IV Билярского могильника в 1979 году // Археологические памятники Нижнего Прикамья / Отв. ред. А.Х. Халиков. Казань: ИЯЛИ КФАН СССР, 1984. С. 65-82.
93. Шишкина Г.В. Ремесленная продукция средневекового Согда. Стекло. Керамика. Ташкент: Фан, 1986. 144 с.
94. Щапова Ю. Л. Византийское резное стекло в свете новых данных // Памятники культуры. Новые открытия. Письменность, культура, археология. Ежегодник. М., 1997. С. 573-578.
95. Янин В. Л. Денежно-весовые системы русского средневековья: домонгольский период. М., 1956. 207 с.
96. Янина С. А. и др. Новые данные о монетном чекане Волжской Болгарии X
в. // МИА. Труды Куйбышевской археологической экспедиции. - Вып. 4 / отв. ред. А.П. Смирнов. - М.: Изд. АН СССР, 1962. 580 с.

Работу высылаем на протяжении 30 минут после оплаты.

Пожалуйста, укажите откуда вы узнали о сайте!




Возникли сложности?

Нужна помощь преподавателя?

Помощь в написании студенческих
и аспирантских работ!



Данная работа посвящена рассмотрению среднеазиатских элементов в материальной культуре населения территории Волго-Камья. В первую очередь, необходимо уделить внимание объяснению понятий, которые употребляются в постановке проблемы квалификационной выпускной работы и аргументации их выбора.
Под «среднеазиатскими элементами материальной культуры» в данной работе подразумеваются все предметы быта, сакральные объекты, нумизматические материалы, памятники, сооружения, а также технико-технологические приёмы и традиции их изготовления, обработки или сооружения, которые проникли тем или иным способом непосредственно с территории Средней Азии или же были заимствованы и ассимилированы в местную культуру и быт. Сам термин «Средняя Азия» подразумевает собой историко-географический регион Евразии, на территории которого в современности существуют независимые государства Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения.
В рамках текущего исследования важно обозначить исторический облик, уточнить рамки рассматриваемой территории и кратко отметить предысторию. Регион Средней Азии в данной работе в рассматриваемый период включает в себя следующие основные исторические области: Хорезм (область с центром в низовьях Амударьи, экономически ключевой регион, через который проходили трассы Великого шёлкового пути), Мавераннахр (Трансоксиана - обширная область по правому берегу Амударьи), Иран (несмотря на то, что в территориальном делении Иран выступает как отдельный регион и по ряду причин относится к ближнему Востоку, в контексте данной работы эта область в культурном, экономическом и политическом отношении не может быть отделена от Средней Азии), Хорасан (историческая область в восточной части Ирана). В древности в Средней Азии существовали довольно крупные государства. В VII—V вв. до н. э. в долине Зарафшана существовало государство Согдиана, в среднем течении Амударьи — Бактрия, в нижнем её течении — Хорезм, в долине Мургаба — Маргиана. Северная часть Средней Азии входила в состав Скифии, а южная часть находилась в сфере влияния сасанидского Ирана. В эпоху раннего Средневековья в Средней Азии расселились тюркские племена, и в течение второй половины VII века регион перешёл под контроль обширного государственного образования, сыгравшего огромную роль в истории региона - Арабского халифата (династии Омейядов (661-750 гг.) и Аббасидов (750-945 гг.)), и здесь распространился ислам. После распада Арабского халифата, контроль над регионом окончательно перешёл к династии Саманидов, которая, в силу развития экономической ситуации, уже в 875 году основала отдельное государство. В XI веке здесь сформировалось мощное Г осударство Хорезмшахов. Со второй четверти XIII века Средняя Азия стала частью Монгольской империи - здесь был образован Чагатайский улус.
В работе намеренно не используется более широкий термин «Центральная Азия», так как он является объектом отдельных исследований и включает регионы, отличные по этническому и культурному составу, государственным образованиям и исторической судьбе. Кроме того, важно отметить, что в рамках изучения культурных и межэтнических связей Средней Азии после начала распространения ислама в VII веке, данный регион нельзя абсолютно отделять и рассматривать обособленно от других территорий, составлявших в средневековье так называемый «Исламский мир».
Понятием «Волго-Камье» в данной квалификационной работе обозначается территория средневековой Волжской Булгарии и сопредельные области, которые были либо зависимы от государства на Средней Волге, либо имели тесные экономические и этнокультурные связи с булгарами, так как располагались на важной торговой речной магистрали, соединявшей страны Востока с Северной и Восточной Европой. Таким образом, подразумеваются следующие административно-территориальные единицы: Республики Татарстан, Чувашия, Марий Эл, Удмуртия, Мордовия, Ульяновская, Самарская, Пензенская, Нижегородская, Рязанская области и Пермский край. Кроме того, в рамках территорий Нижнего Поволжья частично затрагиваются также археологические материалы другого важного государства чуть более раннего периода, имевшего контакты со Средней Азией - Хазарского каганата.
Хронологические рамки работы затрагивают этапы раннего и развитого средневековья до монгольского нашествия, охватывая период с V - VI вв. до 1236 года. Отдельные аспекты работы для обозначения логических связей могут затрагивать сюжеты за рамками основного изучаемого периода.
Актуальность данного исследования обоснована, несмотря на то, что по теме торговых, политических и культурных связей обозначенных регионов было написано достаточное количество работ и были сформулированы важные выводы по конкретным вопросам и территориям, данная тема остается открытой к изучению как минимум по нескольким причинам. Во-первых, на данный момент, удалось собрать достаточное количество материалов, однако обобщающие работы с актуальными на данный момент выводами по теме либо отсутствуют, либо содержат информацию, частично устаревшую или неполную. Во-вторых, как правило, среднеазиатские элементы в материальной культуре Волго-Камского региона анализируются отдельно, лишь в рамках предметов экспорта или импорта внешней торговли отдельно взятых государств. Именно поэтому важно комплексно осветить данную тему в продолжительном хронологическом отрезке, проследить динамику, по возможности обозначив актуальные дискуссионные проблемы и создать платформу для дальнейших исследований.
Таким образом, целью данной работы является комплексное рассмотрение наличия среднеазиатских элементов материальной культуры на территории Волго-Камья и формулирование соответствующих выводов об интенсивности культурных и экономических контактах регионов.
Для выполнения поставленной цели, были сформулированы следующие задачи, преследуемые в главах работы:
1. Выявить основные причины проникновения элементов материальной культуры из Средней Азии, проанализировав торговые отношения между регионами, обозначить и охарактеризовать наиболее показательные периоды торговых связей; выделить роль распространения ислама как одного из причин и способов проникновения материальной культуры.
2. Обозначить основные категории элементов среднеазиатской материальной культуры, которые были заимствованы населением Волго- Камья или непосредственно поступали в регион путём торговли и иными способами, в частности нумизматические материалы, изделия из художественного металла, стеклянные изделия и поливную керамику, архитектурный комплекс, сделать выводы о степени влияния среднеазиатских традиций на каждую категорию.
Объектом исследования данной работы являются культурные и экономические связи между регионом Средней Азии и территорией Волго- Камья, в частности между государствами, существовавшими на данных территориях в изучаемый период.
Предметом исследования в квалификационной выпускной работе выступают среднеазиатские элементы материальной культуры на территории Волго-Камья, поступившие сюда в результате культурных и экономических контактов обозначенных регионов.
Научная и практическая ценность квалификационной работы: проанализированные в данном исследовании аспекты могут стать базой для дальнейших более глубоких исследований по данной теме, а так же обобщающим промежуточным исследованием, содержащим актуальные научные выводы по проблеме межрегиональных связей Средней Азии и Волго-Камья в средневековье. Полученные выводы могут быть использованы для создания исторической реконструкции изучаемого периода.
Методы исследования. При написании выпускной квалификационной работы были использованы методы комплексного анализа исторических и археологических источников по обозначенным регионам, интерпретации и рецепции, опубликованных ранее работ различных авторов, синтеза, сравнения и обобщения, математико-статистической обработки количественных данных, метод классификации и периодизации.
Необходимо привести краткий историографический очерк использованных при написании трудов и наиболее значимых исследований по темам, затронутым в выпускной квалификационной работе в соответствующем порядке.
В первую очередь, важно отметить деятельность исследователей, изучавших межэтнические и культурные связи в рамках Волго-Камского и других регионов Восточной Европы, благодаря которым сегодня можно уверенно говорить о контактах хазарских, булгарских, финно-угорских и других этнических группа и выделять в отдельный регион данные территории. Наиболее актуальные проблемы взаимодействия финно-угров и других народов с тюркским населением в Поволжье и Приуралье изучены А. П. Смирновым, М. Г. Ивановой, Э. А. Савельевой, А. Х. Халиковым, В. Ф. Генинг, Т.А. Хлебниковой, А.М. Белавиным, В. А. Ивановым, В. Ф. Каховским, В. П. Костюковым, Р. Г. Кузеевым, В. П. Левашовой, Т. Б. Никитиной Е. П. Казаковым, Н. Б. Набиуллиным, К. А. Руденко, Р. Д. Голдиной и др.
Об экономических, политических, социальных и культурных связях Волго-Камья с другими регионами, в частности со странами востока и Средней Азии сегодня накоплена обширная литература.
По вопросам функционирования Великого Волжского, Волго-Камского и других путей, проходящих через Волжскую Булгарию и прилегающие территории проводились регулярные конференции. Среди авторов трудов по истории торговых путей: Валинбахов В. Б., Кропоткин В. В., Белавин А. М., Б. А. Рыбаков, А. Е. Леонтьев, В. Ю. Морозов, А. В. Пачкалов, И. Ю. Пастушенко, А. Н. Кирпичников, Ф. Ш. Хузин и др.
Отдельно хотелось бы выделить труды Валеева Рафаэля Миргасимовича по торговым связям Среднего Поволжья и Приуралья и огромный вклад Томаса Нунена в изучение торговых отношений Восточной Европы, в частности Волжской Булгарии, с Востоком.
По истории изучения Хазарского Каганата и салтово-маяцкой культуры, также отношений хазар с восточными странами необходимо отметить Ю. В. Готье, Г. Ф. Корзухиной, Б. Н. Заходер, И. И. Ляпушкина, А.А. Быкова, С. А. Плетнёвой, М. И. Артамонова, А. П. Новосельцева.
Затрагивая историографию Волжской Булгарии, как наиболее важного государства на территориях Волго-Камья, можно упомянуть составление К.А. Руденко в 2014 году наиболее полного и актуального на данный момент историографического сборника «История археологического изучения Волжской Булгарии (X - начало XIII вв.)» и коллективный труд множества исследователей «История татар с древнейших времён» в 7 томах, изданный в 2006 году и обобщивший все накопленные на тот период материалы. Невозможно не обозначить и вклад во все области археологического изучения булгар таких исследователей как Альфред Хасанович Халиков, Алексей Петрович Смирнов и Евгений Петрович Казаков. По вопросам этногенеза Волжских булгар важное место занимает труд Р. С. Багаутдинова,А. В. Богачёва и С. Э. Зубова «Праболгары на Средней Волге (у истоков истории татар Волго-Камья».
Наиболее актуальные научные теории о роли ислама в период становления государства и образования первых городских центров, а также влиянии восточной культуры на Волжскую Булгарию изложены в трудах Г. М. Давлетшина, Ф. Х. Валеева, Г. Ф. Валеевой-Сулеймановой, И. Л. Измайлова, Ф. Ш. Хузина, И. А Гагина.
Огромное внимание исследователей было обращено на нумизматические материалы, широко представленные на изучаемой территории, в частности на серебряные восточные монеты и местный булгарский чекан. По вопросам нумизматики важную роль сыграли труды Р. Фасмера, В. Л. Янина и Т. Ш. Нунена, где исследователи одними из первых научно обосновали и ввели археологическую периодизацию монетных комплексов для выделения периодов активности торговых связей Восточной Европы и стран Востока. Кроме того, по теме нумизматических находок, их топографии и монетного обращения в изучаемый период работали такие авторы как Янина С. А., Фёдоров-Давыдов Г. А., Кропоткин В.В., Мухамадиев А. Г., Валеев Р. М., Лебедев В.П., Трушин И.Д., Кожевин А. Е., Семенов В. А., Кулешов В. С., Беговатов Е.А., Мухаметшин Д. Г., Сингатуллина А. З., Черняев А. А., Гомзин А. А., Салахов Д. Д.
Находки восточного импорта изделий из художественного металла, проблемы времени, характера и путей поступления среднеазиатской торевтики в регион Волго-Камья освещены в работах Бадера О. Н., Смирнова Я. И., Руденко К. А., Голдиной Р. Д., Пастушенко И. Ю., Черных Е. М., Морозова В. Ю., Обыденнова М. Ф., Круглова Е. А. и Кашаповой Л. Э. Особо выделить необходимо труд Владислава Петровича Даркевича «Художественный металл Востока», где наиболее комплексно освещены находки торевтики на обширных территориях Волго-Уралья к 1976 году, а также монографию Татьяны Вячеславовны Чичко 2016 года.
Импортные и собственно булгарские стеклянные изделия и поливные керамические сосуды, а также основные вопросы определения центров производства стекла, технологических приёмов и сырьевых источников обозначены в трудах Р. М. Джан - поладян, М. Д. Полубояриновой, Н. Н. Бусятской, Ф. Д. Гуревич М. В., Хлебниковой Т. А., Малевской, А. А. Абдуразакова, М. А. Безбородова, Ю. А. Заднепровского. Нуретдиновой А. Р., Коваль В. Ю., Садыковой Ю. Н. Необходимо подчеркнуть огромный вклад в изучение стеклянных изделий Волжской Булгарии за последние десятилетия Валиуллиной Светланы Игоревны, составившей обобщающий труд по комплексу билярского стекла X-XIII и выпустившей большое количество статей по вопросам булгарского и восточного стеклоделия.
О влиянии общеисламских и среднеазиатских традиций на архитектурные приёмы, стили и особенности возведения построек Волжской Булгарии домонгольского периода писали: Халиков А. Х., Смирнов А. П., Валеева-Сулейманова Г. Ф.Саттарова Л. И., Измайлов И. Л., Хузин Ф. Ш., Шакиров З. Г. Большой вклад в развитие данной темы внесли труды Шарифуллина Р. Ф., Зиливинскаой Э. Д. и Валеева Ф. Х., в которых наиболее подробно рассмотрены архитектурные комплексы Билярского городища, в частности Соборная Мечеть и прилегающие постройки.


В первой главе работы в качестве главных причин появления среднеазиатских элементов материальной культуры на территории Волго- Камья были выделены торговые связи между регионами и распространение ислама.
Весь рассматриваемый период можно условно разделить два основных периода наиболее активных торговых связей Волго-Камья и Средней Азии: арабо - хазарский - с VII до конца IX вв. и булгаро - саманидский - с конца IX по X вв. Кроме того, можно кратко обозначить заключительный подпериод с начала XI века до вторжения монголов в 1236 году. Говорить о наличии стабильных торговых связей до обозначенных периодов крайне трудно, несмотря на единичные археологические находки ранних предметов до VII в.
В течение первого периода происходило первичное налаживание стабильных контактов и путей сообщения после арабо-хазарских войн, во время которых регулярная торговля между Восточной Европой и странами востока была невозможна. Ключевую роль в развитии межрегиональной коммерции сыграло становление Волжского торгового пути, по которому на территорию Волго-Камья проникали элементы материальной культуры с востока, в том числе из Средней Азии. Именно в рамках воздействия Великого Волжского торгового пути в регионе начали появляться торговые пункты и поселения булгар, кроме того в дельте Волги располагалась столица Хазарского Каганата - Итиль. Данный путь контролировал Хазарский Каганат, который стал основным посредником в транзитной торговле с востоком и получал огромную прибыль с таможенных пошлин.
Настоящий расцвет торговых отношений приходится на X век, когда ключевую посредническую роль начинает играть Волжская Булгария, через территорию которой теперь проходят главные торговые маршруты, частично вытесняя предшествующие пути через Хазарию. Суммарно, около 146 000 дирхамов из кладов Европейской России, что составляет 78.4% всего исламского импорта, поступало именно из Средней Азии. Согласно этим данным, торговля саманидской Средней Азии с Волжской Булгарией в X веке действительно достигала огромных объемов, но к концу столетия, с 970х годов торговля серебром постепенно начинает затухать, в итоге обозначая так называемый «серебряный кризис».
В XI веке значительно поменялась политическая ситуация как Волго- Камье, так и в Средней Азии, что способствовало изменению характера торговли. В XI веке вместо монетного серебра широкое распространение получила торговля золото и серебростекляными бусами, бусами из сердолика, горного хрусталя и аметиста. Распространённым предметом импорта становятся поделочные камни. Новая волна активности в торговых связях Волжской Булгарии и Средней Азии наступает во второй половине XII и продолжается до 1236 года. В целом, период XI - первой трети XIII вв. в регионах Волго-Камья и Средней Азии характеризуется бурным развитием городских центров и ремесленных производств. Местное производство постепенно заменяет импортные изделия. Происходит переориентация торговых отношений на развитие внутренней торговли, несмотря на сохранение широкого ассортимента импортных товаров.
Говоря о роли ислама в проникновении среднеазиатских элементов, следует отметить следующие пункты. Ислам в землях Волжской Булгарии был принят от правителей Багдада - Аббасидов по вполне логичным внешнеполитическим причинам. Такой политический манёвр нельзя считать пренебрежением отношениями со Среднеазиатским регионом. Выбранный торговый маршрут, достаточно известный и развитый для правительственной миссии, описанный Ибн-Фадланом, по которому двигался караван аббасидского посольства из Хорезма, доказывает тесные связи регионов и ключевую роль Средней Азии в принятии болгарами ислама.
Важную роль в этом процессе сыграла Хазария, став одновременно и посредником в начальной исламизации региона, которую можно отнести уже к концу IX века, и причиной сближения Хорезма и Волжской Булгарии. Постепенное проникновение ислама на территории нижнего Подонья и Волго-Камья, которое наглядно прослеживается как находками предметов исламского культа и предметов быта с арабскими надписями, так и сравнительно быстрой сменой в погребальных традициях местного населения, способствовало дальнейшему усилению связей с востоком и, в частности, с Хорезмом и Хорасаном. Средняя Азия являлась важной частью единого Восточного исламского пространства и, теперь, когда Волжская Булгария также была включена в этот мир, стала ключевым пунктом в отношениях востока с Поволжьем и соседними регионами после установления окончательной самостоятельности булгар. Всё это стало важной причиной, обусловившей дальнейшее активное распространение среднеазиатских элементов материальной и духовной культуры на территории Волго-Камья и появления здесь особых локальных вариаций общевосточной исламской культуры.
Во второй главе работы были выделены основные категории среднеазиатских элементов материальной культуры: нумизматика, торевтика, стекло и поливная керамика, архитектура.
Одним из наиболее ярких комплексов, отражающих среднеазиатское влияние, являются монеты. Раннее поступление среднеазиатского сасанидского монетного материала в регион начинается в VI в. Важными находками, показывающими наличие ранних контактов с регионами Средней Азии, являются также хорезмийские монеты конца VII - VIII века. Наглядно демонстрируют связь Средней Азии с Волго-Камьем куфические саманидские дирхемы, подражания и монеты булгарской чеканки. В середине X века именно среднеазиатские монеты достигают количественного максимума: до 96% из общего числа восточного серебряного импорта. К периоду IX - начала XI вв. в Восточной Европе относится большинство кладов и отдельных находок. Этим же периодом датируются могильники, в погребениях которых встречаются восточные монеты.
В конце IX - начале X в., по всей видимости, монетный чекан начинается и в Булгарии, который был незначительным по объему. Основным средством обращения по-прежнему были восточные куфические монеты, а собственная чеканка развивалась лишь на их фоне, представляя собой подражания и копии саманидских монет. Следует отметить, что уже в XI веке прекращается монетный чекан Волжской Булгарии, как следствие восточного «серебряного кризиса». Соответственно, именно с XI века считается возможным говорить о прекращении прямого влияния Средней Азии на монетное обращение Волго-Камского региона, вследствие начала «серебряного кризиса» на её территории и прекращении массового оборота целых номинальных восточных монет.
Ещё одним элементом, показывающим связи регионов служит торевтика. В массе своей находки восточной торевтики локализуются в Прикамско - Приуральском регионе за пределами Волжской Булгарии. Поступление раннего сасанидского серебра в этот регион связывается исследователями либо с первичными торговыми связями по пути из Ирана, Согда и Бактрии через Хорезм, Казахстанское Семиречье и плато Усть-Урт степными путями на север в район Прикамья, либо со сложными военнополитическими отношениями Ирана с тюркскими племенами, в результате которых изделия оседали в северных областях Волго-Камья.
Изделия торевтики среднеазиатского производства относятся в основном к Х - XI вв. В исследуемый регион изделия художественного металла из Средней Азии проникали и раньше - в VII-IX вв., но на Средней Волге этого периода такие находки не выявлены. Единичные находки торевтики на территории Волжской Булгарии относятся к более позднему времени XI - XIII вв., являясь маркером сохранения связей на всем протяжении рассматриваемого периода.
Важным комплексом среднеазиатских элементов материальной культуры являются стеклянные изделия. Наиболее ранние единичные находки импортных стеклянных изделий на территории Волго-Камья зафиксированы из погребальных памятников V-VII вв Согласно исследованиям, С. И. Валиулиной, уже на раннем этапе средневековья намечаются два основных пути поступления стеклянных изделий в регион Волго-Камья - через Кавказ и с территории Ирана. Маршрут из Средней Азии начнёт активно использоваться в более поздний период, когда начнёт развиваться производство собственных среднеазиатских мастерских. Во второй половине XII - первой третий XIII вв. особенно возрастает роль Ирана как торгового партнёра Волжской Булгарии и основного импортёра стеклянной, поливной и кашинной посуды в регион. Достаточно показательной является коллекция посуды из фаянса с люстровой росписью, а также уникальная ажурная чаша с лицевидным орнаментом, найденная в Биляре. Большим количеством находок в булгарских городах — Биляре, Суваре, Муромском городке — представлены среднеазиатские изделия в виде кубков на ножке или своеобразных рюмок. Наиболее крупным комплексом иранской кашинной керамики на территории Восточной Европы является Билярский, который насчитывает около 300 единиц.
Важное влияние регион Средней Азии оказал и на архитектурные традиции Волго-Камья, в частности Волжской Булгарии. Наиболее чётким показателем применения восточных традиций у булгар является технология строительства из кирпича. Версия о том, что первые кирпичные постройки возводились при непосредственном участии мастеров из Средней Азии, которые прибыли с посольством Аль-Муктадира в 922 также подтверждается множеством фактов. Техника кладки стен, размеры используемых кирпичей, а также применение антисейсмической подушки при закладке фундамента являются показательными индикаторами использования среднеазиатских архитектурных традиций при постройке такого типа сооружений
Кроме того, под прямым влияниям восточных традиций, проникших при посредничестве Средней Азии, появляются новые характерные типы построек - бани, мечети, а также традиции в декорировании самих мечетей - резьба по дереву и роспись, а также деревянное оформление михраба и минбара. Кроме построек, значимыми элементами исламской культуры и архитектурной традиции являются и стеклянные детали оформления окон.
Таким образом, можно подвести итог выпускной квалификационной работы. Были комплексно обобщены наиболее актуальные материалы по основным категориям среднеазиатских элементов материальный культуры, распространённым в Волго-Камье и выявлено, что основными стимулами для их поступления в регион были торговые связи, активно продолжавшиеся в течение всего рассматриваемого периода, а также создание общего культурного пространства при принятии ислама в Волжской Булгарии, которая стала проводником восточных традиций.
Наиболее полное влияние Средняя Азия оказала на монетное обращение и чекан, номенклатуру стеклянных изделий, а также на архитектурные традиции в Волжской Булгарии, обусловив появление местного булгарского денежного обращения и чекана монет, стеклоделательного ремесла и архитектурных приёмов. В меньше мере, по результатам работы, были прослежены влияния на комплекс торевтики, который представлен единичными поэтапными импортами изделий (вероятно обмен посольствами или ценные подарки) и, скорее, служащим индикатором политических связей между регионами.
Рассмотрев приведённые в работе данные, можно сделать окончательный вывод о том, что регион Волго-Камья имел тесные экономические, культурные и политические контакты со Средней Азией, особенно интенсивно развивавшиеся в X веке. Эти связи оказали решающее влияние на развитие уникального типа мусульманской культуры Волжской Булгарии, где были выявлены множественные элементы среднеазиатской материальной культуры и подражания им, а также заимствования и адаптация восточных традиций в более поздние периоды.



1. Абу-л-Хасан 'Али ибн ал-Хусайн ибн 'Али ал-Мас'уди. Золотые копи и россыпи самоцветов [История Аббасидской династии: 749—947 гг.] / сост., пер. с араб., прим., комм. и указатели Д. В. Микульского. М: Наталис, 2002. 800 с.
2. Коновалова И. Г. Ал-Идриси о странах и народах Восточной Европы. М.: Восточная литература, 1999. 327 с.
3. Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Изд-во Гос. Универ. им. А.М. Горьикого, 1956. 345 с.
4. Хвольсон Д.А. Известия о хазарах, буртасах, болгарах, мадьярах и русах Абу Али Ахмеда бен-Омар ибн-Даста. СПб.: Типография Импер. акад. наук, 1869. 199 с.
Литература
1. Айдаров С. С., Забирова Ф. М. О реконструкции и консервации комплекса мечети // Новое в археологии Поволжья. Казань, 1979. С. 46-61.
2. Артамонов М. И. История хазар. Л.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 1962. 523 с.
3. Артамонов М. И. История хазар; переизд. М.: Самотека, 2016. 580 с.
4. Ахмеров Р. Б. Могильник близ г. Стерлитамака //Советская археология. № 22, 1955. 322 с. С. 153-176.
5. Бабаева Н. С. Древние верования горных таджиков Южного Таджикстана в похоронно-поминальной обрядности. Душанбе, 1993. 156 с.
6. Багаутдинов Р. С., Хузин Ф. Ш. Ранние булгары на Средней Волге // История татар. Том II. Волжская Булгария и Великая Степь. Казань: Изд- во «РухИЛ», 2006. С. 116-123.
7. Бадер О. Н. О восточном серебре и его использовании в древнем Прикамье (к последним находкам). Сборник Молотовского областного музея «На Западном Урале». Молотовгиз, 1952. 256 с.
8. Бартольд В. В. Работы по исторической географии и истории Ирана // В.В. Бартольд; подг. к изд. Е. В. Зеймаль, В. А. Лившиц, - Перепеч. с изд. 1971г. - М.: Вост. лит., 2003. 659 с.
9. Беговатов Е. А., Казаков Е. П., Мухаметшин Д. Г., Сингатуллина А. З. Нумизматические комплексы Х века Семеновского острова (Республика Татарстан) // Поволжская археология. - №4 (6). - 2013. С. 47-63.
10. Беговатов Е. А., Черняев А. А. Новые находки куфических монет на территории Татарстана. Бураковский клад. Международная нумизматическая конференция «Эпоха викингов в Восточной Европе в памятниках нумизматики VIII-XI вв». Материалы док. и сообщ. / Отв. ред. Н.С. Моисеенко. СПб.: Знакъ, 2014. 482 с. С. 32-45.
11. Белавин А. М. Камский торговый путь. Пермь: изд-во Пермского педгосуниверситета, 2000. 198 с.
12. Вайнберг Б. И. Монеты древнего Хорезма. М., 1977. 220 с.
13. Валеев Р. М. Булгарские клады как источник по развитию товарноденежных отношений в Волжской Булгарии (IX-XIII вв.) // Известия Алтайского государственного университета. №4. - Т.2(64). -Барнаул, 2009. 347 с. С. 32-39.
14. Валеев Р. М. Волжская Булгария: торговля и денежно-весовые системы IX - начала XIII веков / Р. М. Валеев. - Казань: Фест, 1995. 158 с.
15. Валеев Р. М. Ибн Фадлан и булгарская монетно-весовая система IX-XI вв. // Материалы круглого стола, посвященного книге ибн-Фадлана, его эпохе и археологическим коллекциям. Сб. ст. по итогам выставки «Путешествие ибн-Фадлана: Волжский путь от Багдада до Булгара» / под ред. Р.С. Хакимова, З.Р. Валеевой, М.Р. Гайнановой. - Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2016. 145 с. С. 52-69.
16. Валеев Р. М. Торговля и торговые пути Среднего Поволжья и Приуралья в эпоху средневековья (IX- начало XV вв.) / Р. М. Валеев. - Казань: Изд-во КГУ, 2007. 392 с.
17. Валеев Ф. Х., Валеева-Сулейманова Г. Ф. Древнее искусство Татарии. Казань: Татарское книжное издательство, 1987. 204 с.
18. Валиулина С. И. Иранская стеклянная и фаянсовая посуда из Биляра // Россия и Иран. Иранистика в Татарстане. М.: Палея-Мишин, 2001. С. 4363.
19. Валиулина С. И. Иранская чаша XII в. из Биляра // РА. № 1, 2007. С. 176181.
20. Валиулина С. И. Оконное стекло Билярского городища // Биляр столица домонгольской Булгарии. Казань, 1991. С. 108-117.
21. Валиулина С. И. Средневековое исламское стекло в Восточной Европе // Стекло Восточной Европы с древности до начала ХХ века. СПб.: Нестор- История, 2015. 400 с. С. 236-270.
22. Валиулина С. И. Стекло Сувара // Город и степь в контактной евро - азиатской зоне. III Международная научная конференция, посвященная 75-летию со дня рождения Г.А. Федорова-Давыдова (1931-2000). Тезисы докладов. М.: Нумизматическая литература, 2006. С. 95.
23. Валиулина С. И. Стеклянная лампада из V кургана Тураевского могильника // Древняя и средневековая археология Волго-Камья: сб. ст. к 70-летию П.Н. Старостина. Казань: Институт истории АН РТ, 2009. С. 134-138.
24. Валиулина С. И., Зиливинская Э. Д. Стеклянные изделия Самосдельского городища // Ученые записки Казанского государственного университета. Сер. Гуманитарные науки. Т. 152. Кн. 3. Ч. 1, 2010. С. 63-76.
25. Валиуллина С. И. Средневековое стекло Поволжья как исторический источник // Учёные записки Казанского государственного университета. Казань: Гуманитарные науки. Т. 150, кн. 1, 2008. С. 14-21.
26. Гагин И. А. Волжская Булгария - северный форпост исламского мира (к вопросу о путях проникновения ислама на Волгу) // Исламоведение, 2017. Т. 8, №3. С. 46-60.
27. Генинг В. Ф. Халиков А. Х. Ранние болгары на Волге. М: Наука, 1964. 201 с.
28. Голдина Е. В., Голдина Р. Д. «Дальний импорт» Прикамья - своеобразное проявление процессов взаимодействия народов Евразии (VIII в. до н.э. - IX в. н.э.) // Бусы могильников неволинской культуры (конец IV - IX в.). Ижевск, 2010. 266 с. С. 156-247.
29. Голдина Р. Д. Истоки «дальнего импорта» в Приуралье // Известия Коми научного центра УРО РАН. - Вып. 2 (10). - Сыктывкар, 2012. 172 с. С. 108-119.
30. Гомзин А. А. Смирновский клад куфических монет 2013г. // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. № 4, 2017. 223 с.С. 25-ЗЗ.
31. Давидович Е. А. Из области денежного обращения в Средней Азии XI - XII вв. НЭ - II, 1960. 361 с. С. 92-117.
32. Давлетшин Г. М. Начало распространения ислама на территории России // Роль конфессий в развитии межнациональных отношений: Россия - Балканы - Поволжье: труды Международной научной конференции (Самара, 11-13 сентября 2008 г.). - Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2008. 550 с.
33. Даркевич В. П. Художественный металл Востока VIII-XIII вв. Произведения восточной торевтики на территории Европейской части СССР и Зауралья. М., 1976. 199 с.
34.Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. В 2 т. Т. 1.
— М: Издательство восточной литературы, 1962. 281 с.
35.Зиливинская Э. Д. Дома с подпольным отоплением в Волжской Булгарии // СА. 1989. № 4. С. 223-233.
36. Измайлов И. Л. Археология и ислам в Среднем Поволжье в X - первой трети XIII вв.: опыт комплексного анализа // Поволжская археология. -2016.- № 2. 293 с. С. 68-92.
37. Измайлов И. Л. Ислам в Поволжье в эпоху средневековья // Великий Болгар. М., Казань: Феория, 2013. С. 274-293.
38. Измайлов И. Л. Мусульманин на пороге вечности: представления о смерти и особенности джаназы в Волжской Булгарии // Минбар (Казань). 2008. Вып. 1. 181 с. С. 4-41.
39. История Узбекской ССР / под ред. С.П. Толстова и др. - Ташкент: Изд-во АН УзССР, 1955. - Т. I, кн. 1. 474 с.
40. Казаков Е. П. Знаки и письмо ранней Волжской Болгарии по археологическим данным // СА. 1985. № 4. С. 178-185.
41. Казаков Е. П. Коминтерновский II могильник в системе древностей эпохи тюркских каганатов // Культуры евразийских степей второй половины I тысячелетия н. э. (вопросы хронологии). Самара: Самарский областной историко-краеведческий музей им. А.П. Алабина, 1998. С. 97-150.
42. Кирпичников А. Н. История становления и развития Великого Волжского пути. // Великий Болгар. М., Казань: Феория, 2013. С. 86-93.
43. Кирпичников А. Н., Хузин Ф. Ш. Великий Волжский путь. Торговые связи с Северной Европой и Востоком // История татар. Том II. Волжская Булгария и Великая Степь. Казань: Изд-во «РухИЛ», 2006. С. 299-315.
44. Коваль В. Ю. Керамика Востока на Руси: IX-XVII века. М., 2010. 348 с.
45. Корзухина Г. Ф. К истории Среднего Поднепровья в середине I тысячелетия н.э. СА, Т. XXII. 1955. 324 с. С. 61-82.
46. Кравченко Э. Е. Мусульманское население среднего течения Северского Донца и распространение ислама в Восточной Европе в хазарское время // Степи Евразии в эпоху Средневековья. Хазарское время: сб. науч. ст. Т. 4. - Донецк, 2005. 444 с. С. 153-186.
47. Кропоткин В. В. Новые материалы по истории денежного обращения в
Восточной Европе // Славяне и Русь. М., 1968. 472 с. С. 72-79.
48. Кропоткин В. В. О топографии кладов куфических монет IX в. в Восточной Европе // Древняя Русь и славяне. М., 1978. 448 с. С. 111-117.
49. Кропоткин В. В. Экономические связи Восточной Европы в 1 тысячелетии нашей эры. М.: Наука, 1967. 135 с.
50. Кулешов В. С. Комплекс умаййадских монет Элмедского клада и его выдающееся историко-культурное значение // Труды Камской археологоэтнографической экспедиции. Вып. VIII: Археологические памятники Поволжья и Урала: современные исследования проблемы сохранения и музеефикации. Пермь, 2012. С. 218-227.
51. Культура древних племен Приуралья и Западной Сибири: Сборник статей / Авт. А. П. Смирнов, В. И. Мошинская, В. Н. Чернецов, И. М. Золотарева. Москва: Изд-во Акад. наук СССР, 1957. 258 с.
52. Лебедев В. П., Трушин И. Д., Кожевин А. Е. Нумизматические находки на булгарских домонгольских памятниках в Ульяновской области // Исследования по средневековой археологии Евразии / Отв. ред. К.А. Руденко. Казань: Школа, 2012. 328 с. С. 154-171.
53. Леонтьев А. Е. Волжско-Балтийский торговый путь в IX в. // КСИА. Вып. № 183. 122 с. С. 3-9.
54. Лещенко В. Ю. Восточные клады на Урале в VII - XIII вв. (По находкам художественной утвари): Ав-тореф. дис. ... к.и.н. - Л., 1971. 21 с.
55. Макарова Т. И. Украшения и амулеты из лазурита у кочевников // АСГЭ. Вып.4. Л., 1962. 136 с. С. 127-134.
56. Маршак Б. И. Согдийское серебро. - М. 1971. 191 с.
57. Маршак Б. И., Скалон К. М. Перещепинский клад (к выставке «Сокровища искусства Древнего Ирана, Кавказа, Средней Азии») // Л.: Государственный Эрмитаж. 1972. 20с. С. 8-12.
58. Мачинский Д. А., Булкин В. А. Русь конца VIII - начала Х вв. на балто- волжских и балто-донских путях // Финно-угры и славяне. Сыктывкар,1986. С. 13-26.
59. Морозов В. Ю. Пути проникновения сасанидских монет и художественного импорта в Поволжье и Прикамье // Культуры Евразийских степей 2 пол. I тыс. н.э. - Самара, 1996. 445 с. С. 148-164.
60. Мухамадиев А. Г. Древние монеты Поволжья. - Казань: Татарское кн. изд- во, 1990. 98 с.
61. Мухаметшин Д. Г., Хакимзянов Ф. С. Надписи на металлических изделиях // Город Болгар. Ремесло металлургов, кузнецов, литейщиков / Отв. ред. Г.А. Федоров-Давыдов. Казань: ИЯЛИ АН РТ, 1996. 316 с. С. 280-292.
62. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М.: Наука, 1990. 226 с.
63. Носов Е. Н. Древнерусский город в отечественной исторической мысли (преемственность и концепции) // Культурное наследиеРоссийского государства. СПб., 1998. 394 с.
64. Нунан Т. С. Торговля Волжской Булгарии с саманидской Средней Азией в X в. // Археология, история, нумизматика, этнография Восточной Европы. СПб, 2004. 374 с. С. 256-313.
65.Обыденнов М. Ф., Круглов Е. А., Кашапова Л. Э. К вопросу о маршрутах транзита и семантике изображений на предметах импорта // Вестник Башкирского университета, 2015, Т. 20, № 1. С. 313-320.
66. Полубояринова М. Д. Торговля Болгара // Великий Болгар. М., Казань: Феория, 2013. С. 104-117.
67. Пшеничнюк А. Х. Исследования в центральных и южных районах Башкирии. // Археологичские открытия. М.: 1969. 464 с. С. 141-142.
68. Руденко К. А. Бронзовая чаша из I Семеновского селища // Памятники истории и культуры Верхнего Поволжья. Тезисы докладов I региональной научной конференции «Проблемы исследования памятников истории и культуры Верхнего Поволжья» / Отв. ред. Ф.В. Васильев. Горький: Изд-во ун-та, Горьк. Обком ВЛКСМ, 1990. С. 211-217.
69. Руденко К. А. Волжская Булгария и Восток в XI - XII вв. (по материалам
раскопок Остолоповского селища в устье реки Шенталы Алексеевского района Республики Татарстан) // учёные записки Казанского Университета. Серия гуманитарные науки. Т. 158, кн. 6, 2016. С. 1480- 1494.
70. Руденко К. А. Металлические чаши VTTT-XT вв. из Среднего Поволжья // Древности Окско-Сурского междуречья. Вып. 2 / Отв. ред. В.В. Гришаков. Саранск: МГПИ, 2000. С. 69-81.
71. Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XTT-XTTT вв. Происхождение Руси и становление ее государственности - 2-е изд. - М.: Академический проект, 2014. 632 с.
72. Рыбаков Б. А. Путь из Булгара в Киев // Древности Восточной Европы. МИА. № 169. М., 1969. 304с. С. 189-195.
73. Садыкова Ю. Н. Поливная керамика - возможности источника и перспективы исследования // 125 лет Обществу археологии, истории и этнографии при казанском университете. Проблемы историкокультурного развития Волго-Уральского региона. Часть 1. Сб. ст. Казань, 2004. С. 113-116.
74. Салахов Д. Д. Топография кладов и находок восточного и булгарского серебра // Поволжская археология. АН РТ. №4 (18), 2017. С 75-84.
75. Саттарова Л. И., Измайлов И. Л. Архитектура Волжской Булгарии // История татар. Том TT. Волжская Булгария и Великая Степь. Казань: Изд- во «РухИЛ», 2006. 960 с. С. 588-591.
76. Семенов В. А. Варнинский могильник // Новый памятник поломской культуры. Ижевск, 1981. 160 с.
77. Смирнов А. П. Среднеазиатские элементы в архитектуре и строительном деле волжских болгар // Средневековые памятники Поволжья. М., 1976. С.3- 6.
78. Смирнов Я. И. Восточное серебро. Атлас древней серебряной и золотой посуды восточного происхождения, найденной преимущественно в пределах Российской империи. Издание Имп. Археологической Комиссии ко дню 50-летия её деятельности // СПб: [2-го февраля] 1909. 18 с., 130 табл.
79. Толстов С. П. Монеты шахов древнего Хорезма и древний хорезмийский алфавит. ВДИ. 4. М., 1938. 367 с. С. 120-145.
80. Толстов С. П. По следам древнехорезмийской цивилизации. - М.: АН СССР, 1948. 328 с.
81. Фасмер Р. Р. Об издании новой топографии находок куфических монет в Восточной Европе // Известия Академии наук СССР, 1933. № 6-7. С. 473484.
82. Фёдоров-Давыдов Г. А. Денежное дело и денежное обращение // Великий Болгар. М., Казань: Феория, 2013. 404 с. C. 118-127.
83. Фехнер М. В. Некоторые сведения археологии по истории русско- восточных экономических связей до середины XIII в. // Международные связи России до XV в. М., 1961. 582 с. С. 46-54.
84. Фомин А. В. Топография куфических монет междуречья Днепра и Десны // Чернигов и его округа в IX-XIII вв.: Сб. науч. тр. Киев, 1988. 181 с.
85. Халиков А. Х. О столице домонгольской Булгарии // Советская археология. - 1973. - № 3. 296 с. С. 83-99.
86. Халиков А. Х., Шарифуллин Р. Ф. Исследование комплекса мечети // Новое в археологии Поволжья. Казань, 1979. С. 21-45.
87. Халиков А. Х., Шарифуллин Р. Ф. Караван-сарай древнего Биляра // Исследования Великого города. М.: Наука, 1976. С. 75-100.
88. Халикова Е. A. Мусульманские некрополи Волжской Булгарии X-XIII вв. Под ред. М. А. Усманов - Казань: Изд-во КГУ, 1986. 160 с.
89. Хузин Ф. Ш., Шакиров З. Г. Архитектурные памятники домонгольского Биляра / Ф. Ш. Хузин, З. Г. Шакиров // Ислам и тюркский мир: проблемы образования, языка, литературы, истории и религии: материалы VIII Международной тюркологической конференции. - Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2016. - С. 69-71.
90.Чичко Т. В. Восточная торевтика в системе культурных связей и военно - политической истории населения Прикамья и Приуралья в раннем средневековье: конец VI - первая половина IX вв.: диссертация ... кандидата исторических наук: 07.00.06 / [Место защиты: Воронеж. гос. унт]. - Уфа, 2016. 257 с.
91. Шарифуллин Р. Ф. Второе кирпичное здание в центре Биляра // Археологическое изучение булгарских городов. Казань / Отв. ред. Ф.Ш. Хузин. Казань: Ин-т истории АН РТ, 1999. С. 77-89.
92. Шарифуллин Р. Ф. Исследования IV Билярского могильника в 1979 году // Археологические памятники Нижнего Прикамья / Отв. ред. А.Х. Халиков. Казань: ИЯЛИ КФАН СССР, 1984. С. 65-82.
93. Шишкина Г.В. Ремесленная продукция средневекового Согда. Стекло. Керамика. Ташкент: Фан, 1986. 144 с.
94. Щапова Ю. Л. Византийское резное стекло в свете новых данных // Памятники культуры. Новые открытия. Письменность, культура, археология. Ежегодник. М., 1997. С. 573-578.
95. Янин В. Л. Денежно-весовые системы русского средневековья: домонгольский период. М., 1956. 207 с.
96. Янина С. А. и др. Новые данные о монетном чекане Волжской Болгарии X
в. // МИА. Труды Куйбышевской археологической экспедиции. - Вып. 4 / отв. ред. А.П. Смирнов. - М.: Изд. АН СССР, 1962. 580 с.


Работу высылаем на протяжении 30 минут после оплаты.

Пожалуйста, укажите откуда вы узнали о сайте!


Подобные работы


© 2008-2020 Cервис продажи образцов готовых курсовых работ, дипломных проектов, рефератов, контрольных и прочих студенческих работ.