Тип работы:
Предмет:
Язык работы:


История изучения «царских» курганов скифо-сакского времени в урочище Пазырык на Алтае

Работа №89443
Тип работыДипломные работы, ВКР
Предметархеология
Объем работы78
Год сдачи2021
Стоимость4550 руб.
ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ
Просмотрено 4
Не подходит работа?

Узнай цену на написание

Введение 3
Глава I. Общая характеристика «царских» курганов скифо-сакского времени в урочище Пазырык на Алтае 8
1.1. Открытие археологических памятников в урочище Пазырык на Алтае в
1920-е и их характеристика 8
1.2. Фиксация мерзлоты и проблемы изучения археологических объектов в
урочище Пазырык на Алтае 14
Глава II. История изучения Первого «царского» кургана скифо-сакского
времени в урочище Пазырык на Алтае 22
2.1. Полевые исследования Первого пазырыкского кургана 22
2.2. Результаты изучения материалов Первого пазырыкского кургана 26
Глава III. История изучения Второго, Третьего и Четвертого пазырыкских курганов 32
3.1. Полевые исследования Второго, Третьего и Четвертого пазырыкских
курганов 32
3.2. Результаты изучения материалов Второго, Третьего и Четвертого пазырыкских курганов 39
Глава IV. История изучения Пятого кургана скифо-сакского времени в
урочище Пазырык на Алтае 45
4.1. Полевые исследования Пятого пазырыкского кургана 45
4.2. Результаты изучения материалов Пятого пазырыкского кургана 48
Заключение 57
Список источников и литературы 64
Приложение 69


Первые археологические раскопки в Горном Алтае, открывшие там замечательные памятники культуры скифского времени, были произведены в семидесятых годах XIX в.; систематические же исследования начались только в советское время, когда, помимо рядовых погребений, были вскрыты большие курганы в долинах рек Урсула, Каракола и Улагана. В Улаганском р¬не у слияния рек Ян-Улаган и Балык-туюля открыто несколько могильников, состоящих из каменных курганов и оград. Из них особо выделилась группа пазырыкских курганов в долине р. Улагана.(Рис.1) Особую научную ценность для понимания быта, погребального обряда и образа жизни пазырыкских племён представляют, так называемые «царские» курганы скифо-сакского времени в урочище Пазырык на Алтае.
Пазырыкская группа курганов была обнаружена экспедицией Русского музея ещё в 1924 г. В том же году молодой археолог М.П. Грязнов, при участии студентов Б.А. Борнемана, Л.Н. Глушкова и С.П. Суслова, произвели предварительное обследование этой группы курганов с закладкой разведочных шурфов. Высокое положение курганов над уровнем моря, климатические условия и состав грунтов были признаны благоприятными для образования курганной мерзлоты, но раскопки удалось организовать только в 1929 г.
На сравнительно ограниченной территории долины Пазырык имеется около сорока различных сооружений: больших и малых курганов с каменной наброской, каменных плоских выкладок круглой и овальной формы, оградок, кругов из камней, рядов камней, поставленных вертикально.(Рис.2)
Выявлено три ряда поминальных сооружений с западной стороны от каждого пазырыкского кургана, составлены планы разнообразных выкладок вокруг них. Для дендрохронологического анализа взяты образцы древних и современных деревьев в районе пазырыкских курганов и у с. Ело.
Что касается «царских» курганов, обнаруженных в горных долинах Алтая, то изучение их имеет свою историю, неоднократно изложенную на страницах научных изданий. Наиболее значимой чертой этих погребальных памятников скифской эпохи, за исключением больших параметров курганных насыпей, является наличие мерзлоты, которая позволила хорошо сохраниться большому количеству изделий.
«Царские» курганы были раскопаны: первый в 1929 г., второй в 1947-1948 гг., третий и четвёртый в 1948 г. и пятый в 1949 г. В данных курганах был найден исключительный по своей научной значимости археологический материал который позволил дать наиболее полную картину погребального обряда, образа жизни, этносоциальной принадлежности пазырыкских племен скифо-сакского времени в урочище Пазырык на Алтае, а также дать импульс крупномасштабной научной деятельности направленной на детальное рассмотрение памятников пазырыкской культуры.
В данной работе хотелось бы наиболее полно представить картину раскопок «царских» курганов скифо-сакского времени в урочище Пазырык на Алтае, также произвести сравнительную характеристику между курганами в урочище Пазырык на Алтае.
Актуальность темы обусловлена необходимостью рассмотрения результатов раскопок «царских» курганов скифо-сакского времени в урочище Пазырык на Алтае, для более полного понимания быта, погребального обряда и образа жизни пазырыкских племён, а также необходимостью включения в исследовательский процесс всех имеющихся на сегодняшний день информационных источников по результатам раскопок второго, третьего и четвертого курганов в урочище Пазырык на Алтае. Актуальность данной работы также обусловлена экскурсионно-туристической деятельностью так как как интерес к «царским» курганам скифо-сакского времени в урочище Пазырык на Алтае неуклонно растет в связи с чем в урочище Пазырык планируется создание музея под открытым небом.
Цель данной работы на основе археологических источников представить наиболее полную картину раскопок «царских» курганов скифо - сакского времени в урочище Пазырык на Алтае.
Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:
1. Раскрыть историю открытия первого второго, третьего, четвертого и пятого курганов в урочище Пазырык на Алтае.
2. Представить результаты археологических «царских» курганов скифо- сакского времени в урочище Пазырык на Алтае.
3. Отразить начальный этап интерпретации полученных материалов.
4. Провести анализ произведенных раскопок «царских» курганов скифо- сакского времени в урочище Пазырык на Алтае в трудах исследователей.
5. Произвести сравнительный анализ методологии раскопок 1929-49 г. и раскопок 2017-2019 гг.
Объектом исследования выступает археологический комплекс
Пазырык.
Предметом исследования является Первый, Второй, Третий, Четвертый и Пятый курганы в урочище Пазырык на Алтае, получившие название «царские», история их исследования и изучения.
Хронологические рамки работы: 1929-1949 гг. эти рамки обусловлены началом археологического исследования «царских» курганов скифо-сакского времени в урочище Пазырык на Алтае.
2017-2019 гг. эти рамки обусловлены проводимыми доисследованиями «царских» курганов скифо-сакского времени в урочище Пазырык на Алтае.
Сами памятники датируются в рамках V—III вв. до н. э.
Территориальные рамки работы: Урочище Пазырык, Восточный Алтай, с. Балыктуюль, Улаганский район, Республика Алтай(РФ).
Источниковая база: Для достижения цели и решения задач выпускной квалификационной работы использованы отчеты о полевой работе археологического характера, охватывающие период проведения раскопок в «царских» курганах скифо-сакского времени в урочище Пазырык на Алтае, коллекции находок, а также работы посвещенные конкретной теме исследования.
Методология и методы исследования: В работе использовались общенаучные, исторические и археологические методы. Это сбор материалов из научной литературы, их анализ и синтез. Также был использован ряд методов: системный метод, метод классификации, сравнительно¬
типологический метод, метод аналогий.
Новизна исследования: Современное осмысление полученных находок и детальная реконструкция «царских» курганах скифо-сакского времени в урочище Пазырык на Алтае.
Научная значимость состоит в оптимизации и систематизации существующей научно-методологической базы по исследуемой теме
Практическая значимость: Материалы данной выпускной
квалификационной работы могут быть использованы для музейной работы по урочищу Пазырык, а также при подготовке факультативов, при написании курсовых и других научных работ.
Структура работы: Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы. В первой главе будет представлена история открытия археологических памятников в урочище Пазырык на Алтае в 1920-е и их характеристика. Дополнительно планируется дать максимально полный обзор фиксации мерзлоты и проблемы изучения археологических объектов в урочище Пазырык на Алтае. Во второй главе представлено детальное описание полевого исследования Первого пазырыкского кургана, а также рассмотрение результатов изучения материалов в Первом пазырыкском кургане. В третьей главе будет представлена общая характеристика и детальное описание результатов полевого исследования Второго, Третьего и Четвертого парзырыкских курганов, а также рассмотрение результатов изучения материалов Второго, Третьего и Четвертого парзырыкских курганов. В четвертой главе планируется осветить полевые исследования Пятого пазырыкского кургана, а также рассмотреть результаты изучения материалов Пятого пазырыкского кургана. В заключении планируется представить сравнительную характеристику полевого исследования Пятого пазырыкского кургана с современным доисследованием Пятого пазырыкского кургана в 2017-2О19гг.
Апробация работы: Основные положения данного исследования докладывались на, региональных молодежных конференциях «Мой выбор - Наука!» (г. Барнаул)
Глава I. Общая характеристика «царских» курганов скифо- сакского времени в урочище Пазырык на Алтае
1.1 Открытие археологических памятников в урочище Пазырык на Алтае в 1920-е и их характеристика
Наибольший интерес представляет изучение памятников Алтая. Исследованные там памятники позволяют проследить основные этапы развития культуры ранних кочевников с VII в. до н.э. по I в. н.э.
Район Алтая интересен ещё и тем, что здесь богатые погребения племенной знати благодаря особенностям их намогильных сооружений оказались замёрзшими и поэтому дают исключительно ценный и разнообразный материал, позволяющий с небывалой в археологической практике полнотой восстановить картину жизни ранних кочевников. Памятники ранних кочевников Алтая дают ответ на многие вопросы, совершенно не освещённые памятниками других лучше изученных районов. Дальнейшее исследование их позволит значительно расширить наши представления о культуре ранних кочевников вообще.
Эта эпоха интересна в том отношении, что в ней впервые в истории степных народов проявляется широкий международный культурный обмен.
Особое место в археологическом исследовании Алтая принадлежит Алтайской экспедиции, организованной в 1924 г.(Рис.З) Государственным музеем этнографии в Ленинграде. Эта экспедиция, проработавшая на Алтае несколько лет, положила начало систематическому изучению далёкого прошлого народов Алтая. Ею были открыты и изучены памятники различных эпох, в том числе и разнообразные могильные памятники первых кочевников- скотоводов, синхроничные, а в некоторых отношениях и сходные с памятниками скифов Причерноморья.
В задачи Алтайской экспедиции Этнографического отдела Русского музея, начавшей свои исследования в 1924 г., входило, помимо изучения быта современного коренного населения Алтая, обследование и археологических памятников этой области. В 1924 г. экспедицией была обследована восточная часть Горного Алтая. Производя археологические разведки, исследователи прошли долиной р. Чулышмана к верховью р. Башкауса, оттуда в Чуйскую степь, затем на Улаганское плато, обратно к оз. Телецкому и на плотах по р. Бие спустились к г. Бийску. В 1925 г. была обследована западная половина бассейна р. Катуни. В 1927 г. работало два отряда: один — в южной части Горного Алтая, другой — в долине р. Урсула, притока р. Катуни.
Алтайская экспедиция обнаружила весьма благоприятные условия сохранности во втором исследованном экспедицией погребении, на р. Ян- Улаган (Восточный Алтай) в местности Пазырык. Высоко в горах, в одной из ложбин Улаганского плоскогория, на высоте около 1600 м над уровнем моря расположены цепочкой по направлению с севера на юг пять больших каменных курганов. Один из них раскопан М.П. Грязновым в 1929 г. Как удалось установить на основании многих данных, погребение было совершено осенью около сентября, когда в этой местности ежедневно наблюдаются сильные утренние заморозки.
Урочище Пазырык находится на южном склоне Чулышманского хребта, в Восточном Алтае, пограничном с Тувинской автономной областью. Чулышманский хребет простирается с северо-запада на юго-восток, между Чулышманом, впадающим с юга в Телецкое озеро, и притоком Чулышмана — Башкаусом.
На сравнительно ограниченной территории долины Пазырык имеется около сорока различных сооружений: больших и малых курганов с каменной наброской, каменных плоских выкладок круглой и овальной формы, оградок, кругов из камней, рядов камней, поставленных вертикально. Среди них выделяются пять больших курганов: два северных, два промежуточных и один южный. Кроме этих пяти больших, имеется девять малых курганов того же типа.
При исследованиях, производившихся летом 1929 г. Алтайской экспедицией Государственного русского музея в районе р. Улагана (восточный Алтай), главное внимание было обращено на раскопки большой керексуры (каменного кургана) в урочище Пазырык (в 2 км от Улаганского аймака). По опыту прежних работ можно было предполагать, что выбранный для раскопок курган будет содержать в себе богатое погребение знатного лица (князя или хана) скифской эпохи, а так как курган этот представляет собой большую каменную насыпь, то можно было ожидать наличия в нём вечной мерзлоты и, следовательно, хорошей сохранности погребённых в могиле предметов. Раскопки кургана, производившиеся под руководством проф. С.И. Руденко и М.П. Грязнова и длившиеся полтора месяца, подтвердили как то, так и другое.
Правый склон долины Б. Улагана, на указанном участке обращённый к юго-востоку, покрыт типичной степной растительностью, с незначительными порослями лиственницы в узких распадках, прорезывающих склон. Левый (северной экспозиции) склон долины густо порос лиственнично-еловой тайгой. Река Балыктыюл, протекающая к западу от Пазырыка, отделена от него увалом значительной высоты.
Сама долина Пазырык меридионального направления, короткая, глубоко врезанная эрозией, пересекает правый склон долины Б. Улагана, прикрытый флювиоглациальными и озерными отложениями. Происхождение этой долины И.Я. Баранов относит к плювиальному периоду, предшествовавшему первому сплошному оледенению этой части Алтая, и считает, что форма долины не зависит от современных физико-географических условий. Несмотря на значительную водосборную площадь и длительность времени существования долины в ней отсутствуют постоянный или периодические потоки, нет и следов их действия.
Верхняя часть долины, где расположены четыре первых больших кургана, возвышается над руслом Б. Улагана. В своих верховьях она замыкается крутыми склонами. Повсюду на склонах имеются обнажения буро-красных метаморфизированных сланцев и эрратические валуны порфировидных и биотитовых гранитов и гранито-гнейсов. Относительно пологие склоны долины пересечены распадками с порослью лиственницы, частично ели и кустарника. Дно долины имеет слегка вогнутую форму, с понижением в центре. Под нетолстым слоем каштановой (гумусовой) почвы дно долины заполнено слоистыми, тонкозернистыми кварцевыми белыми песками, ниже которых грунт гравийно-глинистый.(Рис.4)
В 1924 г., в долине Пазырык производились рекогносцировочные археологические исследования, было отмечено озёрное происхождение этих песков. И.Я. Баранов предполагает, что в межледниковый период, последовавший за первым покровным оледенением, в долине Башкаус, ниже впадения в него Б. Улагана, произошло подпруживание с образованием озера больших размеров.
При обследовании территории прилегающей к долине Пазырык не было обнаружено выходов подземных вод. Естественная влажность песков незначительна и лишь в сфере влияния каменной наброски курганов влажность грунтов несколько возрастает.
Курган первый сооружён у края боковой морены, сложенной валунно- щебнисто-глинистыми отложениями, а курган второй находится непосредственно на этой морене. Указанные отложения обнаружены здесь по всей глубине до 6.5 м в центре кургана второго и на периферии курганной насыпи.
Растения здесь низкорослые, листья и цветы не крупные. Травостой низкий, в среднем 40-45 см, и только в северной части долины он выше и плотнее, с образованием сплошной дернины. На среднем участке долины, где расположены первые четыре кургана, и на южном участке дернина развита слабо и травяной покров не даёт сплошного покрытия почвы.
Флора на самих курганах и особенно по их контуру мало отличается от флоры долины в целом. Поверхностный сток, определяемый конструкцией курганной насыпи, во всех случаях хороший, так как везде, за исключением кургана четвёртого, имеется хотя бы незначительный (а у кургана второго и пятого значительный) уклон поверхности в сторону от курганов. Наилучший дренаж грунтов под курганами третьим и четвёртым.
Все большие пазырыкские курганы имеют плоскую сферическую насыпь, прикрытую камнями. Соотношение между высотою кургана и его диаметром более или менее постоянно, в среднем 1:10. В центре кургана обязательно имеется впадина — результат, с одной стороны, осадки грунта и других материалов, заполняющих могильную яму, с другой стороны — результат грабительского раскопа.
Относительно небольшая высота курганов определялась тем, что для курганной насыпи использовался только тот грунт, который был вынут при рытье могильной ямы, камень же довольно равномерно накладывался поверх насыпи. Его слой только незначительно увеличивался от периферии к центру.
Все курганы данной эпохи принадлежат к одному и тому же типу погребений. Общие черты их устройства следующие: 1) прямоугольная могильная яма, ориентированная по странам света; 2) в южной половине ямы захоронение человека в деревянном срубе; 3) в северной половине могильной ямы, вне сруба, захоронения коней; 4) плоская земляная насыпь, прикрытая каменной наброской.
Во всех больших курганах пазырыкской группы на дне могильной ямы, площадью около 50 м2 (в кургане четвёртом она около 30 м2) и глубиною около 4 м, была поставлена бревенчатая камера с площадью пола около 17 м2 в курганах первом, втором и пятом, 13 и 8 м2 в курганах третьем и четвёртом при высоте от 1.8 до 2.0 м (за исключением кургана четвёртого, высота камеры которого была всего 1.2 м).(Рис.5) Верхняя половина могильной ямы была заполнена навалом многослойных брёвен и камней значительных размеров. Могильную яму прикрывала куполообразная земляная насыпь высотою в центре кургана от 0.9 до 2.0 м, поверх которой лежала каменная наброска высотою от 1.3 до 1.7 м при диаметре этой наброски от 36 до 46 м, и только над курганом четвёртым высота каменной наброски была 1.1 м при её диаметре 24 м.
Наблюдения, с закладкой шурфов, над распространением мерзлоты в этих курганах показали, что последняя в процессе раскопок обычно обнаруживается на уровне верхней поверхности слоя погребённой почвы, если вскрытие кургана производилось в первой половине лета, и на глубине 0.4-0.5 м ниже этого уровня, если курган раскрывался во второй половине лета. Глубина распространения мерзлоты была различна: в кургане четвёртом она едва достигала дна могильной ямы, в кургане первом она была несколько ниже дна ямы, а в остальных трёх курганах она распространялась значительно глубже, по крайней мере на 1.5 м ниже дна могильной ямы.
Итак, пазырыкские курганы - древние погребальные сооружения. Расположены среди нескольких десятков погребальных объектов разных эпох в урочище Пазырык у с. Балыктуюль Улаганского района. Датируются У-ГУ вв. до н.э. Впервые могильник обследован экспедицией этнографического отдела Русского музея г. Ленинграда в 1924 году. Первый курган раскопан Грязновым М. П. в 1929 году, остальные — Руденко С. И. : второй в 1947-1948, третий и четвертый в 1948, пятый в 1949. Курганы представляют собой пять крупных курганов с каменными насыпями диаметром от 24 до 47 м при высоте от 1, 5 до 3, 75 м. Первый и второй, а также третий и четвертый из них сгруппированы парами в северной части долины, тогда как пятый сооружен отдельно в южной ее оконечности. Все курганы были ограблены в древности, однако благодаря мерзлоте в них сохранилось множество предметов, дающих представление о характере жизни их устроителей. Вдоль южных стенок камер стояли вырубленные из цельного ствола дерева саркофаги, причем внешние борта двух из них украшены изображениями петухов и оленей.
1.2. Фиксация мерзлоты и проблемы изучения археологических объектов в урочище Пазырык на Алтае
Первые раскопки курганов с мерзлотой были проведены в 1865 г. крупным учёным тюркологом, академиком В.В. Радловым. В исследованных им курганах Берель и Катанда ученый столкнулся с линзами мерзлоты, в результате чего были получены уникальные предметы одежды из тканей и меха, деревянные украшения и т.д. Так было положено начало изучению памятников пазырыкской культуры, относящейся к скифскому времени, получившей мировую известность благодаря открытию погребальных комплексов в мерзлоте.
В 1929 г. в то время совсем ещё молодой исследователь М.П. Грязнов, впоследствии профессор, широко известный своими изысканиями в Южной Сибири) раскопал первый курган могильника Пазырык, открыв, по существу, новую эру в изучении эпохи раннего железного века в Сибири. В 50-е годы XX в. профессор С.И. Руденко исследовал оставшиеся четыре кургана этого же памятника.
Пазырыкский могильник, принадлежавший, по-видимому,
представителям высшего социального слоя пазырыкского общества, хотя и был существенно потревожен ещё в древности, сохранил, благодаря мерзлоте, потрясающий по своей научной и художественной значимости корпус источников, по праву вошедший в золотой фонд мировой науки и культуры . Это древнейшие в мире ковры и остатки одежды, деревянная колесница и останки коней в парадном убранстве, огромный набор неповторимых высокохудожественных предметов из дерева, кожи, рога и войлока, а также четыре мумии людей — представителей данной культуры.
Раскопки кургана в Шибе, расположенного в солнечной, хорошо прогреваемой долине, показали, что мерзлота не распространяется за пределы каменной насыпи кургана и что само образование её обусловлено этой насыпью. Стало ясно, что в широтах Алтая можно встретить наличие мерзлоты и, следовательно, прекрасно сохранившееся погребение под каждым большим каменным курганом. Для дальнейших исследований больших курганов был избран другой пункт — курганы в Пазырыке. При раскопках в Шибе большие трудности представили работы в мёрзлом глинисто-щебнистом грунте, в Пазырыке же, по имевшимся сведениям, грунт был песчаный и можно было ожидать более благоприятные условия образования мерзлоты, так как пазырыкские курганы находятся на высоте в полтора раза большей, чем шибинские, в местности с более суровым высокогорным климатом. Это и послужило поводом для перенесения работ из Шибе в Пазырык.
Комплексы пазырыкской культуры с мерзлотой, исследованные в горах Алтая, отличаются крайне высокой, по существу, этнографической информативностью, что делает их весьма привлекательными для научных исследований. В курганах сохраняются погребальные сооружения, деревянные срубы, колоды и ложа, одежда, убранство коней, бытовая утварь, предметы вооружения и украшения, выполненные из дерева, войлока, ткани, кожи и рога, в иных условиях сохраняющиеся крайне редко. Кроме того, в этих захоронениях содержатся остатки пищи, трупы лошадей, а также мумии человека и фрагменты его мягких тканей. Всё это определяет крайне высокую значимость этих комплексов для научного сообщества и делает их привлекательными для широкой общественности.
Конструкция больших курганов при больших размерах каменной наброски вызвала особый микроклиматический режим с образованием вечной мерзлоты в могильной яме. Благодаря мерзлоте и в ограбленных курганах сохранилось очень много вещей.
Мерзлота, образовавшаяся под Пазырыкским курганом, сохранила целиком конские трупы. Это позволило проф. В. О. Витту исследовать их с редкой всесторонностью. Они совершенно не похожи на современных степных лошадей, так называемых «монголов». Их отличает высокий рост, стройность, сухопарость и крепкое сложение. Пазырыкские жеребцы ближе всего к знаменитым ахалтекинским «туркменам».
В сентябре в Пазырыке ежедневно бывают сильные утренние заморозки. Поэтому в те несколько дней, когда могила была открытой при подготовке её для совершения в ней погребения и при устройстве сложного внутримогильного сооружения, всё находившееся в ней замёрзло, так как морозный ночной воздух, как более тяжёлый, свободно туда затекал, а косые лучи низкого осеннего солнца не могли проникнуть в глубокую яму и отогреть её. Могила была зарыта замёрзшей, хотя и не в сильной степени, так как окружающая могильное сооружение земля не успела промёрзнуть.
Грабители оставили могилу открытой. После их ухода крутые стенки прорытого ими колодца стали обваливаться. В погребальную камеру через отверстие в потолке стали сыпаться камни и земля, образовавшие конусообразную кучу, вершиной своей упирающуюся в отверстие на потолке. Сначала сыпались только земля и камни, но через некоторое время туда стал попадать и снег. Его прослойки в верхней части кучи спрессовались затем и превратились в плотный лёд. Ещё позже в камеру проникла вода в большом количестве, но постепенно. Растекаясь по полу камеры, она замерзала и сковывала в монолитную ледяную массу всё, что находилось в камере.
Восстановив, таким образом, последовательность заполнения грабительского хода, можно сделать заключение и о том, в какое время года совершено разграбление могилы. После ухода грабителей некоторое время не было дождей, потом начались снегопады и только после этого в могилу стала проникать в большом количестве вода, вероятно, от таяния снега, а затем и дождевая. Отсюда следует, что разграбление произведено поздней осенью или зимой. После грабителей могила простояла открытой значительную часть зимы или всю зиму и на этот раз сильно промёрзла и не оттаивала до момента раскопок. Таким образом, разграбление могилы способствовало быстрому её замерзанию и, следовательно, хорошей сохранности находившихся в ней предметов. Сохранение и дальнейшее накопление мерзлоты вокруг погребения стало возможным благодаря наличию над могилой большой каменной насыпи. Под грудой рыхло набросанного камня резко изменился температурный режим земли. Зимой морозный воздух свободно проникал между камнями и замораживал под ними землю. Летом же солнце не могло прогреть насыпь, так как масса свободно лежащих камней плохой проводник тепла, а тёплый летний воздух не мог опуститься вниз по порам насыпи, так как они были заполнены более тяжёлым холодным воздухом. Под каменной насыпью, при достаточных её размерах, земля неминуемо должна была замёрзнуть и сохранять низкую температуру веками. Через какое-то количество лет под насыпью пазырыкского кургана слой мерзлоты должен был достигнуть дна могилы и глубже, независимо от того, в тёплое или холодное время года сооружена могила и совершено её ограбление, но до того как слой мерзлоты достиг бы дна могилы, в ней начались бы процессы разложения. Осенне-зимнее время похорон и разграбления способствовало, таким образом, быстрому замерзанию могилы и, следовательно, хорошей сохранности погребения. Раскопки пазырыкских курганов протекали в необычных для археологов условиях. Работа в мёрзлом грунте, в заполняющем могилу чистом льде, в массе прекрасно сохранившихся брёвен, требовала особых приёмов. Не лопата, нож и кисть, а топор, ведро и тёплая вода были основными орудиями работы.
Климат Улаганского нагорья — основной фактор образования курганной мерзлоты, — как мы видели, достаточно благоприятен для развития мерзлотного процесса при соответствующих факторах второго порядка. В естественных условиях мерзлота в долине Пазырык отсутствует. Курганная же мерзлота, обнаруженная под насыпью курганов, объясняется прежде всего наличием каменной наброски. Последняя оказалась тем побочным фактором, который благоприятствовал развитию и, главное, сохранению курганной мерзлоты. Каменная наброска действовала как теплоизолирующий покров, предохраняющий земляную поверхность от прогревания в летнее время и тем самым, задерживающий и ослабляющий оттаивание. В зимних условиях, наброска являлась фокусом максимального теплоизлучения за счёт несравненно более быстрого, по сравнению с почвенной поверхностью, охлаждения камня и вследствие наличия свободной конвекции в наброске. Если в начале зимы некоторый запас тепла в каменной наброске только в незначительной мере задерживал процесс охлаждения, то весною процесс нагревания сильно затягивался. Замещение тёплого воздуха холодным происходило значительно быстрее, чем холодного тёплым.
Каменная наброска, являясь слабо-теплопроводным покровом, изменяла колебания температуры в суточном и годовом её ходе, смягчая пики и уменьшая абсолютные её величины. Легко проницаемая для атмосферных осадков в тёплое время года, резко ограничивая их испарение и действуя, напротив, как конденсатор влаги, она увеличивала общую влажность подстилающей каменную наброску поверхности земли, делая грунт менее теплопроводным. Наконец, наброска являлась затенителем, резко сокращая величину инсоляции.
В результате совокупного действия указанных факторов в каменной наброске и под ней создавался особый микроклимат, отличающийся от микроклимата окружающей курганы естественной поверхности, благоприятствующий усилению и сохранению мерзлотного процесса.
Второй пазырыкскский курган оказался заполнен льдом. Потолок камеры находился на глубине около 6 м от поверхности каменной наброски кургана, а вся камера — в центре мощной линзы вековой мерзлоты с температурой ниже 0°. Исследователям приходилось прибегать к помощи теплой воды для оттаивания мезлоты в кургане.
По снятии потолка, к югу от грабительского лаза и рядом с ним была высечена во льду, для стока талой воды, в широтном направлении канавка, 40 см ширины и 30 см глубины. В дальнейшем вскрытие камеры велось с медленным оттаиванием льда, тёплой водою поливались обнажавшиеся предметы и ледяные промежутки между ними.
В день снятия потолка внутренней камеры лед заполнял её почти целиком, за исключением части, исследованной в 1947 г., где мощность льда была всего 60 см. Медленно (сантиметров до семи в день) лёд в камере таял, а вода вычёрпывалась.
При относительно низкой температуре уже в первые годы после погребения, прекрасно сохранились не только изделия из меха, кожи, шерсти и дерева, но даже мумифицированные тела погребённых. Так как могильная яма была вырыта в глинистом водонепроницаемом грунте, то в первые же годы после сооружения кургана проникшая в него вода скопилась на дне камеры и затем замёрзла слоем в 10-12 см. Одновременно с образованием линзы мерзлоты доступ воды в камеру кургана прекратился.
Через грабительскую воронку и лаз в камеру конусом навалились камни с землёй, а проникавшая туда вода натёками замерзала, пока не заполнила камеру целиком. Этот натёчный желтоватый лёд резко отличается от первичного прозрачного и чистого льда на полу камеры.
По снятии бревенчатого потолка в Третьем пазырыкском кургане оказалось, что камера заполнена льдом.(Рис.б) После таяния льда выяснилось, что здесь, как в Первом и Втором пазырыкском кургане, камера двойная и лёд заполнял пустое пространство между потолками наружной и внутренней камер, высотой 0.45 м. Пространство это заполнилось льдом уже после того, как восточные свободные концы перерубленных грабителями брёвен наружного потолка спустились на потолок внутренней камеры. Следовательно, заполнение льдом камеры произошло после её ограбления.
Погребальная камера в Четвертом пазырыкском кургане также оказалась заполненной льдом.
Мерзлота прослеживается и в Пятом пазырыкском кургане. После освобождения погребальной камеры от заполнявшего её льда и камней с землёй, насыпавшихся в камеру через грабительский лаз, выяснилось, что грабители забрали из неё всё, что возможно, за исключением тел погребённых.
Курганы в урочище Пазырык представляют собой несомненную культурную и историческую ценность. Благодаря содержимому могильников, исследователям открылся огромный плат информации о жизни и быте скифских племен. Начиная с 20-х годов XX в., многими исследователями проводилось множество работ по исследованию курганов, но исследования курганов в урочище Пазырык не прекращаются, проводятся новые раскопки, используются современные технологии для изучения богатейшего материала скифских курганов. Курганы в урочище Пазырык представляют собой несомненную культурную и историческую ценность. Благодаря содержимому могильников которое прекрасно сохранилось благодаря мерзлоте, исследователям открылся огромный плат информации о жизни и быте скифских племен. Начиная с 20-х годов XX в., многими исследователями проводилось множество работ по исследованию курганов с мерзлотой на Алтае, наиболее эффективная работа была проведена в 60-70-е годы XX века. Но исследования курганов в урочище Пазырык на Алтае не прекращаются, проводятся новые раскопки, используются современные технологии для изучения богатейшего материала скифских курганов

Возникли сложности?

Нужна помощь преподавателя?

Помощь в написании студенческих
и аспирантских работ!


В настоящее время производится масштабное доисследование “курганов” в урочище Пазырык на Алтае. Необходимость возобновления археологических работ на Пазырыке была обусловлена состоянием памятника. Во-первых, раскопы на курганах не были рекультивированы и осыпание их стен привело к значительным разрушениям надмогильных конструкций, которые остались практически неизученными. Во-вторых, памятник является объектом туристического посещения, поскольку находится на популярном маршруте, ведущем в долину реки Чулышман и к южному берегу Телецкого озера.
Поскольку нет никаких преград, туристы свободно передвигаются на автомобилях по территории могильника, оставляя многочисленные колеи, что способствует активной эрозии почвы. Особенно от таких «посещений» страдают небольшие каменные конструкции могильника. На сегодняшний день неконтролируемый туристический поток - главная угроза сохранению памятника.
В 2017 году совместной археологической экспедицией Горно¬Алтайского государственного университета и Государственного Эрмитажа были возобновлены археологические работы на Пазырыкском могильнике в Улаганском районе Республики Алтай. В прошедшем полевом сезоне произведена зачистка участка северо-восточной периферии Пятого пазырыкского кургана, раскопанного в 1949 году экспедицией С.И. Руденко. Работы производились по открытому листу №930, выданному Минкультуры РФ 30 июня 2017 года Н.А. Константинову.
Полевым работам 2017 года предшествовал подготовительный этап планирования и обсуждения проекта по доследованию и рекультивации курганов. Этот проект обсуждался с региональными, муниципальными властями и местными жителями. Были организованы встречи с жителями села Балыктуюль, рядом с которым находится Пазырыкский могильник, проведены популярные лекции в школах Улаганского района, организована фотовыставка, посвященная раскопкам больших пазырыкских курганов в 1929 и 1947-1949 гг. То есть, проведена разъяснительная работа среди местного населения.
В ходе полевых работ осуществлена зачистка участка, прилегающего к насыпи кургана 5 с северо-восточной стороны.
В раскоп была включена часть ограды из вертикально вкопанных плит; две выкладки, так называемые «лучи». Также была зачищена часть задернованной полы Пятого пазырыкского кургана.(Рис.31)
Для целей музеефикации, после завершения работ, все расчищенные конструкции на периферии Пятого пазырыкского кургана были оставлены открытыми, выкопанные ямы засыпаны на уровень древней поверхности, прокалы обложены камнем, для более четкого их выражения.
Исследованные в 2017 году объекты расширяют наши знания о конструкции и планиграфии погребально-поминальных сооружений пазырыкской культуры Алтая.
В 2018 г. продолжилось изучение периферии Пятого пазырыкского кургана, произведены геофизические исследования нетронутой части насыпи и начато изучение оставленных после раскопок С.И. Руденко внутримогильных погребальных сооружений из дерева в могильной яме. В работах по изучению деревянных конструкций приняли участие научные сотрудники ИАЭТ СО РАН - специалисты по дендрохронологии и технологии обработки дерева в древности. (Рис.32)
Каменная насыпь Пятого пазырыкского кургана в настоящее время имеет высоту ок. 3,5 м, часть ее составляют отвал из раскопа 1949 г. и грабительский выброс. Вокруг насыпи кургана выявлен кромлех - ограда из вертикально вкопанных плит. До проведения земляных работ прослеживались лишь отдельные задернованные плиты, однако изучение периферии позволило установить, что изначально ограда была сплошной.
Доследование могильной ямы выявило оставленные экспедицией С.И. Руденко на прежних местах внешний сруб без перекрытия и столбы-опоры бревенчатого наката. Могильная яма была заполнена водой, образовавшейся при таянии линзы подкурганной мерзлоты, а грунт на дне ямы оказался сильно промерзшим. По стенам сруба мерзлота начиналась на уровне 6-7-го венцов сверху. Вследствие этих причин и наступления холодной осени в 2018 г. завершить доследование могильной ямы не удалось и пришлось законсервировать раскоп на уровне 7-8-го венцов сверху.(Рис.ЗЗ)
Расчищенный сруб оказался почти полностью целым, за исключением выпиленных для доступа к сопроводительному захоронению лошадей бревен северной стены, а также нескольких бревен западной стены, также отпиленных в 1949 г. при исследовании погребения. Сруб имел прямоугольную форму, был вытянут по линии запад - восток. Размеры сруба составили 7,0 х 3,5 м. Столбы-опоры также оказались нетронутыми исследователями, но в значительной степени покосившимися, вероятно от небрежной засыпки чем попало могильной ямы при рекультивации. Диаметр столбов составил 0,45-0,55 м, примерная высота 2,2 м.
Найдены фрагменты балок, на которые укладывался бревенчатый накат. На северо-восточном столбе сохранился отпиленный конец балки. На плоскостях и торцах многих бревен и столбов -опор хорошо заметны следы обработки плотницкими инструментами.
Работы велись в основном в пределах границ старого раскопа. За один сезон не удалось довести расчистку до дна могильной ямы, поскольку нижняя
часть заполнения оказалась сильно промерзшей, а на дне ямы обнаружилось скопление больших валунов, сброшенных сюда в ходе прежних раскопок с северной части перекрытия. Раскоп был законсервирован, деревянные детали обернуты полиэтиленом и обложены мешками с грунтом.
В 2019 г., была продолжена и завершена расчистка заполнения
могильной ямы. Рядом с отвалом, к юго-западу от каменной насыпи кургана сооружена рабочая площадка для консервационной и технологической обработки бревен сруба. При помощи грузоподъемного крана произведена выемка валунов, мешавших завершение доследования ямы, и остатков деревянного внутримогильного сооружения.
Изучение и разборка внешнего сруба осуществлялись в соответствии с разработанной и в течение многих лет апробированной методикой полевого изучения деревянных погребальных сооружений. Вначале производилась выемка заполнения внутри сруба. Потом зачистка внутренних поверхностей стен и внешних поверхностей бревен с последовательной разборкой венцов, их разметкой и транспортировкой на рабочую площадку для предварительной очистки и обработки консервирующими растворами.
Параллельно проводилась фотофиксация особенностей вязки бревен в каждом углу сруба. При извлечении из ямы бревна маркировались в соответствии с номером венца, обозначенным зарубками пазырыкских плотников, и расположением стены сруба относительно сторон света. Нумерация венцов велась при демонтаже, так же как и древними мастерами, начиная с нижнего. После извлечения бревна раскладывались на подготовленной площадке по порядку в группы, в соответствии с принадлежностью к той или иной стене для удобства и быстроты повторной сборки.
На заранее подготовленной ровной площадке рядом с курганом в течение светового дня была произведена полная экспресс-реконструкция сруба. Поскольку стены сруба имели значительную высоту, сборка до пятого венца выполнялась вручную, а начиная с шестого венца при помощи автокрана. После повторного возведения сруба на рабочей площадке проведены вторичное технико-технологическое изучение и фотофиксация всех составляющих погребальной деревянной конструкции, осуществлены технологический реставрационный анализ и предварительная обработка бревен консервирующими растворами, а также отобрана коллекция образцов древесины для дендрохронологического анализа.
Внешний сруб погребальной камеры Пятого пазырыкского кургана сохранился не полностью. Отсутствовало перекрытие потолка, кроме того, во время раскопок 1949 г. были выпилены северная стена и почти на треть северные концы трех верхних бревен западной стены. Сруб прямоугольный в плане, с заметным сужением всех стен к верху, так что в профиль стены имели подтрапециевидную форму. В целом срубу была придана форма усеченной пирамиды, что характерно и для других подобных исследованных сооружений пазырыкской культуры. Размеры сруба по нижнему периметру составляли 7 х 4 м, высота 2 м. Таким образом, общая площадь сруба - 28 м2. На каждом бревне стен сруба имелись ряды неглубоких зарубок лезвием тесла - повенцовая разметка пазырыкскими строителями при первоначальном возведении сруба.(Рис.34)
Хорошая сохранность древесины внутримогильных погребальных конструкций в Пятом пазырыкском кургане обеспечила возможность проведения дендрохронологических исследований. Пятый пазырыкский курган, также как и остальные четыре больших кургана могильника, ранее уже неоднократно становился объектом таких исследований. Их результатом стало установление относительной хронологии сооружения пяти «царских» курганов в рамках половины столетия, при этом Пятый пазырыкский курган большинством исследователей был датирован как самый поздний. Казалось бы, тему определения последовательности возведения курганов и временной разницы между ними можно считать закрытой.
Доисследования производились и документировались в период с 2017 по 2019 года. В ходе разведочных исследований применялись неразрушающие методы исследования археологических объектов и конструкций - геофизические исследования и воздушный мониторинг.
Сравнение данных результатов воздушного документирования памятников с данными по обследованным памятникам, имеющимися в специальной литературе и в архивных материалах, демонстрирует существенные неточности старых планов
На Пятом пазырыкском кургане и рядом с ним проведено георадарное обследование трех участков. На насыпи кургана и участках, непосредственно прилегающих к насыпи, выполнено 78 профилей общей длиной 1509 м. Из анализа данных, полученных в ходе обследования периферии Пятого пазырыкского кургана, следует, что место сооружения захоронения первоначально было расположено на террасовидной площадке и представляло собой невысокую асимметричную возвышенность, имеющую наклон рельефа на юго-восток и прорезанную с севера на юг ледниковой бороздой. Эти обстоятельства позволили значительно сократить объем и облегчить земляные работы при сооружении захоронения. Георадарное обследование объектов позволило детальней проследить их структуру, которая достаточно хорошо прослеживалась визуально.
Применение неразрушающих методов исследования, в первую очередь ГИС-технологий, позволяет совершать необходимые аналитические процедуры, характеризующие процесс формирования археологических ландшафтов Алтая. Благодаря накоплению сведений по памятникам региона и большому объему материала, хранящегося в музеях и до сих пор еще не подверженного комплексным лабораторным исследованиям, нет большой необходимости раскопок большинства типов погребальных и поминальных объектов. Тем не менее раскопки таких объектов как, например, обследованные курганы с валами и рвами на Усть-Балыктуюльском могильнике, аналогии которым еще не исследовались в пределах региона, необходимо осуществить хотя бы для того, чтобы достоверно установить их хронологическую принадлежность.
В 2021 году на Пазырыке будут проводиться только восстановительные работы. Силами совместной экспедиции Горно-Алтайского государственного университета и Г осударственного Эрмитажа планируется убрать оставшуюся часть отвалов раскопок 1949 года рядом с Пятым пазырыкским курганом и до конца сформировать его каменную насыпь. Завершение рекультивации этого объекта ожидалось ещё в прошлом году, однако по разным причинам, в первую очередь из-за ограничений, связанных с пандемией, закончить восстановление не удалось.
Проведенные работы показали перспективность повторного (вторичного) изучения раскопанных царских погребений пазырыкской культуры. Состояние сохранности оставленных после раскопок предметов в Пятом пазырыкском кургане, в первую очередь деревянных погребальных конструкций, было более чем удовлетворительным и вполне пригодным для их музеефикации.



1. Базаров Б. А., Бураев А. И., Гомбожапов А. Д., Именохоев Н. В., Миягашев Д. А., Нолев Е. В., Симухин А. И., Ташак В. И., Тишин В. В. : Кочевые империи Евразии в свете археологических и междисциплинарных исследований: сб. науч. ст. IV Международного конгресса средневековой археологии евразийских степей, посвященного 100-летию российской академической археологии (Улан - Удэ, 16-21 сентября 2019 г.). В 2 кн. Кн. 1 // отв. ред. Б. В. Базаров, Н. Н. Крадин.
- Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2019. - 248 с. - ISBN 978-5-7925-0565-0
2. Баркова Л. Л. Большой войлочный ковёр из Пятого Пазырыкского кургана. // Древние культуры Центральной Азии и Санкт-Петербург. Материалы всероссийской научной конференции, посвящённой 70-летию со дня рождения А.Д. Грача. СПб. : Культ-информ-пресс. 1998. - 137-142 с.
3. Баркова Л. Л. Конская маска из Первого Пазырыкского кургана. // Исторические чтения памяти Михаила Петровича Грязнова. ТДК. [Часть 2]. Омск. - 1987. - 89-91 с.
4. Баркова Л. Л. Вязаный накосник из Второго Пазырыкского кургана. // Отделу археологии Восточной Европы и Сибири 70 лет. / Тезисы научной конференции. СПб. : Изд-во Гос. Эрмитажа. 2001. - 24-27 с.
5. Баркова Л. Л. Новые исследования импортных тканей из Больших Алтайских курганов. // СГЭ. [ Вып. ] LXVII. СПб. : Изд-во Гос. Эрмитажа, 2009.
- 5-21 с.
6. Баркова Л. Л. Образ оленя в искусстве древнего Алтая (по материалам Больших Алтайских курганов). // АСГЭ. [ Вып. ] 30. 1990. - 55-66 с.
7. Баркова Л. Л. Предметы звериного стиля из коллекции П.К. Фролова. // Степи Евразии в древности и средневековье. Книга II. Материалы научно-практической конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения М.П. Грязнова. СПб. : 2003 [на обложке: 2002]. - 14-19 с.
8. Баркова Л. Л. Фантастические звери на татуировках алтайского вождя. // 250 историй про Эрмитаж: «Собранье пёстрых глав...». В 5 книгах. Книга третья. СПб. : Изд-во Гос. Эрмитажа. 2014. - 98-101 с.
9. Баркова Л. Л., Гавриленко Л. С. Ворсовый шерстяной ковёр из Пятого Пазырыкского кургана. // Реставрационный сборник. 2. СПб. : 1999. - 6-12 с.
10. Баркова Л. Л., Гохман И. И. Ещё раз о мумиях человека из Пазырыкских курганов. // АСГЭ. [ Вып. ] 35. СПб. : 2001. - 78-90 с.
11. Баркова Л. Л., Панкова С. В. Татуировки на пазырыкских мумиях. Новые материалы. // Эрмитажные чтения памяти Б.Б. Пиотровского. Сборник докладов. СПб. : 2005. - 15-26 с.
12. Баркова Л. Л., Панкова С. В. Татуировки на алтайских мумиях. // «Природа». 2006. №3. - 64-68 с.
13. Баркова Л. Л., Панкова С. В. Татуировки на мумиях из Больших Пазырыкских курганов (новые материалы). // АЭАЕ. 2005. №2 (22). - 48-59 с.
14. Баркова Л. Л., Панкова С. В. Татуировки на мумиях из Пазырыкских курганов в инфракрасных лучах. // Вестник истории, литературы, искусства. Т. 3. М. : 2006. - 31-42 с.
15. Баркова Л. Л., Чехова Е. А. Войлочный колпак из Второго Пазырыкского кургана. // СГЭ. [ Вып. ] LXIV. СПб. : 2006. - 31-35 с.
16. Бидерманн Г. Энциклопедия символов. М. : 1996. - 335 с.
17. Владимиров В. Н., Цыб С. В. Исследования в Горном Алтае // АО за 1979 г., М. : 1980. - 196-197 с.
18. Гаврилова А. А. Могилы поздних кочевников у горы Суханихи на Енисее. // СА. - 1964. - №2. - 164-170 с.
19. Гаврилова А. А. Пятый Пазырыкский курган. Дополнение к раскопочному отчёту и исторические выводы.// Жречество и шаманизм в скифскую эпоху. СПб.
: 1996. - 89-102 с.
20. Грязнов М. П. Пазырыкское княжеское погребение на Алтае. // «Природа».
1929. -№11. 971-984 с.
21. Грязнов М. П. Войлок с изображением борьбы мифических чудовищ из Пятого Пазырыкского кургана на Алтае. // СГЭ. [ Вып. ] IX. Л. : 1956. - 40-42 с.
22. Грязнов М. П. Выставка памятников культуры и искусства ранних кочевников Алтая. // СГЭ. [ Вып. ] VIII. Л. : 1955. - 8-9 с.
23. Грязнов М. П. Колесница ранних кочевников Алтая. // СГЭ. [ Вып. ] VII. Л. : 1955. - 30-32 с.
24. Грязнов М. П. Пазырыкский курган. М.-Л. : 1937. - 44 с.
25. Грязнов М. П. Первый Пазырыкский курган. Л. : Гос. Эрмитаж. 1950. - 92 с.
26. Дашковский П. К. Некоторые проблемы и направления изучения скифской эпохи Горного Алтая // Древности Алтая Известия лаборатории археологии №4. - Горно-Алтайск, 1999. - 66-74 с.
27. Кирюшин Ю. Ф., Степанова Н. Ф., Тишкин А. А. 2003. Скифская эпоха Горного Алтая. Часть II. Погребально-поминальные комплексы пазырыкской культуры. Барнаул. : Изд-во Алт. ун-та. 2003. - 8 с.
28. Киселёв С. В. Древняя история Южной Сибири. 2-е изд. М. : 1951. - 644 с.
29. Константинов В. А., Мыльников В. П., Слюсаренко И. Ю., Степанова Е. В., Васильева Н. А. : Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. - Новосибирск. : Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2019. - Т. XXV. - 828 с. - DOI: 10.17746/2658-6193.2019.25.415-424 с.
30. Константинов В. А., Мыльников В. П., Слюсаренко И. Ю., Степанова Е. В., Васильева Н. А. : М 89 «Музейныя здабытю»: материалы II Международной научно-практической конференции, - Брест, 12-13 ноября 2020., - Брестский областной краеведческий музей; редкол. : А. В. Митюков [и др.] - Брест. 2020. - 300 с. : илл. - УДК 069.5(476.7)(091)(06) 902 (476.7)(091)(06)
31. Константинов В. А., Мыльников В. П., Степанова Е. В., Васильева Н. А. : Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. - Новосибирск. : Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2018. - Т. XXIV. - 520 с. - DOI: 10.17746/2658-6193.2018.24.275-279
32. Марсадолов Л. С. Хронологическое соотношение Пазырыкских и Семибратних курганов. // АСГЭ. [ Вып. ] 28. Л. : 1987. - 30-37 с.
33. Марсадолов Л. С. О последовательности сооружения пяти больших курганов в Пазырыке на Алтае. // АСГЭ. [ Вып. ] 25. Л. : 1984. - 90-98 с.
34. Марсадолов Л. С. Две группы памятников кочевников Алтая VIII-VII вв. до н.э. // Исторические чтения памяти М.П. Грязнова. Тезисы докладов областной научной конференции. Омск. : - 1987. - 101-104 с.
35. Марсадолов Л. С. Исследования в Онгудайском и Улаганском районах Горного Алтая // АО 1980 г., М. : 1981. - 195-196 с.
36. Марсадолов Л. С. Методы естественных наук и хронология пяти больших Пазырыкских курганов / Л.С. Марсадолов // Использование методов естественных и точных наук при изучении древней истории Западной Сибири. - Барнаул. : - 1983. -15-20 с.
37. Молодин В. И., Парцингер Г., Цэвээндорж Д. : Замёрзшие погребальные комплексы пазырыкской культуры на южных склонах Сайлюгема (Монгольский Алтай). М. : Триумф принт. 2012. - 566 с. - 18ВЫ 978-905055-02-7
38. Руденко С. И. «Древнейшие в мире художественные ковры и ткани из оледенелых курганов Горного Алтая.» // М. : Искусство. 1968. - 136 с.
39. Руденко С. И. «Искусство Алтая и Передней Азии (середина I тысячелетия до н. э)» // М. : 1961. - 68 с. + 18 табл.
40. Руденко С. И. Горноалтайские находки и скифы. М.-Л. : 1952. - 268 с.
41. Руденко С. И. Древнейшая «скифская» татуировка. // СЭ. : 1949. №3. - 133¬143 с.
42. Руденко С. И. Культура Алтая времени сооружения пазырыкских курганов. // КСИИМК. Вып. XXVI. 1949. - 97-109 с.
43. Руденко С. И. Культура населения Горного Алтая в скифское время. М.-Л. : 1953. - 402 с. + 120 табл.
44. Руденко С. И. Предварительное сообщение о раскопках в Улагане. 1947. // СА. : XI. 1949. - 261-270 с.
45. Руденко С. И. Пятый Пазырыкский курган. // КСИИМК. Вып. XXXVII. М.-Л. : 1951. - 106-116 с.
46. Руденко С. И. Раскопки Пазырыкской группы курганов. // КСИИМК. Вып. XXXII. 1950. - 11-25 с.
47. Руденко, С. И. Второй Пазырыкский курган. Л. : Изд-во Гос. Эрмитажа. 1948. - 64 с. + XXIX табл.
48. Сумгин М. И., Качурин С. П., Толстихин Н. И., Тумель В. Ф. Общее мерзлотоведение. М. : Изд-во АН СССР, 1940. - 340 с.
49. Тишкин А. А., Дашковский П. К. 2003. Социальная структура и система мировоззрений населения Алтая скифской эпохи. - Барнаул. : Изд-во Алт. ун-та. 2003. - 430 с.
50. Шульга П. И. Жреческие парные захоронения с зеркалами-погремушками (к постановке проблемы) // Древности Алтая. Известия Лаборатории археологии.
- Горно-Алтайск. : Изд-во ГАГУ, 1999. - Вып. 4. - 82-91 с.
51. Эбель А. В., Константинов В. А., Тадина Н. А., Демин М. А., Щеглова Т. К., Телегин А. Н. : Работы на Пазырыкском могильнике в 2017 году // Полевые исследования на Алтае, в Прииртышье и Верхнем Приобье (археология, этнография, устная история). 2017. Вып. 13. - Горно-Алтайск. : БИЦ ГАГУ, 2018.
- 30-34 с. - 18ВЫ № 978-5-91425-157-1

Работу высылаем на протяжении 30 минут после оплаты.




© 2008-2022 Cервис помощи студентам в выполнении работ