Заказать работу


Тип работы:
Предмет:
Язык работы:


СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ АРХЕОЛОГИИ КОРЕИ В ПЕРИОД ЯПОНСКОЙ АННЕКСИИ

Работа №73002
Тип работыДипломные работы, ВКР
Предметархеология
Объем работы84
Год сдачи2018
Стоимость4900 руб.
ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ
Просмотрено 15
Не подходит работа?

Узнай цену на написание

Введение 5
Глава 1. Исследование Кореи японскими археологами в 1909 - 1920 гг 17
1. Политика японских властей в отношении объектов археологического наследия
Кореи первого периода 17
1.1. Институты и законодательство в сфере охраны объектов археологического
наследия 19
1.2. Создание музея правительства Чосон 25
2. Основные направления исследований археологии Кореи 26
2.1. Проблема каменного века на территории Кореи 29
2.2. Исследование Пхеньяна 31
2.3. Исследование Пуё и Конджу 34
2.4. Исследование Кёнджу 35
Глава 2. Исследования Кореи японскими археологами в 1920 - 1931 гг 37
1. Политика японских властей в отношении объектов археологического наследия
Кореи второго периода 37
1.1. Изменение политики в сфере охраны объектов археологического наследия 37
1.2. Деятельность музея правительства Чосон и его филиалов в 20-ые гг. XX в 39
2. Основные направления исследований археологии Кореи 43
2.1. Проблема каменного века на территории Кореи 43
2.2. Исследование Пхеньяна 44
2.3. Исследование Пуё и Конджу 46
2.4. Исследование Кёнджу 48
Глава 3. Исследования Кореи японскими археологами в 1931 - 1945 гг 50
1. Политика японских властей в отношении объектов археологического наследия
Кореи третьего периода 50
1.1. Деятельность правительства в сфере охраны объектов археологического
наследия 51
1.2. Деятельность музея правительства Чосон и создание филиалов в 1931-1945 гг. 56
2. Основные направления исследований археологии Кореи 59
2.1. Проблема каменного века на территории Кореи 59
2.2. Исследование Пхеньяна 62
2.3. Исследование Пуё и Конджу 63
2.4. Исследование Кёнджу 64
Заключение 67
Список источников 71
Список литературы 75
Приложения

На сегодняшний день российское корееведение акцентирует своё внимание на изучении истории Кореи ХХ в. (в большей степени на его второй половине) и государства Чосон (конца XIV - начала XX вв.). Исследований же по археологии Кореи мало и они носят фрагментарный, обрывочный характер. Малоизученным и интересным для российской исторической науки является процесс становления и развития корейской археологии, который во многом связан со сложной политической ситуацией. Первые археологические находки были собраны ещё в конце XIX в. любителями антиквариата. Но научную основу изучения археологических памятников Кореи создали японские археологи в период аннексии (1910 - 1945 гг.). Данный факт является неотъемлемой частью генезиса корейской археологической науки, который и обуславливает особенности понимания современных идей школы корейской археологии. Для лучшего понимания Кореи необходимо изучить становление и развитие как археологии в колониальный период. Это так же влияет и на улучшение качества тесных совместных исследований по древней истории северо-востока Азиатско- Тихоокеанского региона между корейскими и российскими учёными. Актуальность данной темы обусловлена крайне слабой изученностью становления корейской академической археологии. Ряд вопросов рассмотренных ранее отечественными авторами не имеет систематизации, а зарубежные концепции не представлены вовсе.
Научная новизна магистерской работы заключается во введении в научных оборот ранее не опубликованных трудов корейских историков и археологов, а так же их анализ и систематизация. Впервые исследуется и анализируется процесс становления академической археологии Кореи.
Целью исследования является изучение становления корейской археологии как науки с позиции корейских исследователей.
Для указанной цели магистерского диссертационного исследования необходимо решить следующие задачи:
а) систематизировать работы корейских учёных по периодам становления и развития археологии Кореи;
б) рассмотреть деятельность японского правительства в сфере сохранения археологических объектов культурного наследия;
в) обосновать принципы и идеи, выдвинутые японскими археологами при проведении исследований археологических памятников древней истории Кореи.
Объект данного исследования представляет собой процесс изучение археологии Кореи в период японской аннексии. В качестве предмета исследования выступает позиция корейских историков и археологов по вопросу становления и развития археологии Кореи в первой половине XX в.
Особенностью магистерской диссертации является тот факт, что историческими источниками выступают статьи и монографии корейских историков и археологов. В попытке отразить восприятие корейцев на процесс становления и развития археологии Кореи, как уже упоминалось, необходимо обозначить дискуссионные темы. Корейская археологическая и историческая литература мало доступна российскому читателю. Во-первых, большую роль играет не большая популярность корейского языка. Во- вторых, доступ к корейским библиотекам, музеям, архивам ограничен. Единственный способ получить информацию из Кореи, это поездка в Южную Корею для работы в фондах библиотеки. Очень малая часть выставлена для всемирного доступа в сети интернет. По поводу литературы из Северной Кореи вообще говорить не приходится. Ограничен не только въезд в страну, но и изучение фондов архивов и библиотек.
«Колониальной» археологии в корейской научной среде уделено большое внимание. Опубликовано огромное количество работ по данной тематике. А так же становлением и развитием археологии Кореи на начальном этапе её развития занимаются не только южнокорейские учёные, но и мигрировавшие корейцы за рубеж . Активнейшим образом изучаются японская историография по истории древней Кореи, археологические отчёты того времени.
Основными исследователями, занимающимися вопросом
археологического изучения японцами Корейского полуострова являются Ли Гибэк, Ли Гисон, Чон Сонгон, Ли Бёнхо, Ким Ёнгсонг, Ю Ёнхён, Ким Дэхван, Чхве Сокёнг, Пэ Хёниль и другие.
Тематика трудов и их направленность достаточно разнообразны. Среди них можно выделить три основные группы:
а) роль японских деятелей в изучении археологии Кореи ;
б) причины изучения японцами тех или иных исторических периодов древней истории Кореи ;
в) основные факторы, послужившие исследованию тех или иных типов археологических памятников .
Первые попытки изучения японских отчётов и публикаций появляются ещё в 20-ые гг. ХХ в . После первомартовского восстания 1919 г. в сторону деятельности Японии на территории Кореи полился огромный шквал критики от корейцев, которые мигрировали, а так же от заключённых в тюрьмы деятелей культуры, участвовавших в восстании. Работы, издаваемые до 1945 г. послужили функцию сохранения и поднятия национального духа корейцев. Они не являлись строго научными, скорее представляли собой брошюры по просвещению населения в истории и археологии Кореи.
В перерыве между Второй мировой войной (1939-1945 гг.) и Корейской войной (1950-1953 гг.) корейская научная среда делает первую попытку самостоятельного изучения своей страны, всячески отгораживаясь от материала разработанного японцами.
Но, к сожалению, история Кореи в середине века сменила своё направление с началом Корейской войны. В связи, с дальнейшим разделением страны на Южную и Северную Корею у нас появляется ещё одна, новая проблема, в понимании археологии истории Кореи. Она (проблема) заключалась в различной степень изученности двух стран, отличающейся трактовке собственной истории (ещё единого государства), допуск к отчётам и т.д. К сожалению, науку очень сложно отделить от политики, что накладывает свой отпечаток на неё.
Если кратко характеризовать работу корейских археологов, то до 1980¬х гг. происходил массовый сбор источников как письменных, так и вещественных. Существовала необходимость поиска исторических источников самостоятельно для создания собственной истории «своими руками». Затем, с 1980-х до начала II тысячелетия создавалась общая, собственная концепция истории Кореи. И, примерно, с 2000-ых корейские учёные, собрав необходимое количество источников и создав своё видение истории Кореи, предпринимают попытки проанализировать работу, проведённую японскими исследователями в первой половине XX в. По этой причине, большая часть источников в данной работе опубликована совсем недавно с начала 2000-х гг.
Так же необходимо отметить тот факт, что спецификой источников всё же является, в некоторой степени субъективная позиция корейских исследователей, отражающих становление и развитие археологии своей страны. Данное исследование, скорее, даёт толчок к развитию тематики. Дальнейших направлений для изучения очень много. Изучение японских отчётов по археологии Кореи первой половины XX в. может вылиться в крупную работу.
Историография становления и развития археологии Кореи представлена, к сожалению, небольшим количеством работ. Если говорить о причинах слабой изученности данной темы, то она полностью исходит из ограничений, существующих в поиске литературы и источников. При желании изучать археологию и историю Кореи нужно помнить о том, что работать с фондами музеев, библиотек и архивов необходимо именно там с определёнными ограничениями в публикации археологического материала.
В отечественной историографии археология Кореи представлена рядом работ, опубликованных ещё в 60-80 гг. XX в., в которых описываются памятники и находки. Но не делается особый акцент на изучение развития археологии в Корее как науки. Самая ранняя работа была издана в 1961 г. М.В. Воробьёвым . Его труд, в котором он даёт историко-археологический очерк древней истории Кореи, по сей день является самым крупным исследованием по данной тематике. Воробьёвым М.В. была совершена попытка синтеза трудов корейских, японских, западноевропейских и
российских учёных. Вот что он говорит по поводу изученности археологии Кореи: «К сожалению, политическое положение Кореи в конце XIX — первой половине XX в. не благоприятствовало развитию науки в стране и плодотворному изучению её материальных и культурных богатств. Далёкое прошлое корейского народа до сих пор известно хуже, чем древняя культура большинства стран Дальнего Востока. Нет ни одной монографии на западноевропейских языках, посвящённой этому вопросу.
Немногочисленные труды японских авторов не всегда объективны, корейские работы стали появляться только в последние годы» . На современном этапе российского корееведения ситуация не сильно изменилась.
Как и упоминалось ранее, основная масса работ была опубликована в СССР и представлена трудами В.Е. Ларичева , М.Н. Пака и А.П. Деревянко . Научный интерес советских исследователей был связан с изучением каменного века Корейского полуострова, но особенностью японцами корейского полуострова стало избегание эпохи камня, за ненадобностью и сложностью интерпретации.
Историография древней истории Кореи приведена в трудах М.Н. Пака и корейского исследователя проживающего в Советском Союзе Рю Хакку (Ryu Hanbae) . Данные работы до сих пор единственные в своём роде.
Последняя группа трудов опубликованная в отечественной историографии это отдельные главы в общих учебниках по истории Кореи и статьи затрагивающие отдельные проблемы археологии Кореи .
Магистерская диссертация основана на историко-генетическом методе. «Колониальная» археология Кореи первой половины XX в. рассматривается с момента её зарождения, максимального развития и гибели. Результатом использования такого метода является периодизация, которая даёт систематизированное понимание протекающим процессам на территории Корейского полуострова в сфере изучения и сохранения объектов культурного наследия. Так же был использован ещё один из специально¬исторических методов - системный метод, благодаря которому удалось показать системность созданных японцами институтов и законов в сфере культурного наследия. Использование специально-исторических методов не было возможно, без общенаучных методов, таких как анализ, синтез, обобщение.
Структура работы состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованной литературы и источников и приложения. Основу разделения диссертации на три главы составила периодизация становления и развития археологии Кореи в период аннексии.
Японское правительство достаточно систематизировано подходило к изучению Корейского полуострова. Археологические исследования не были исключением. По вопросу периодизации археологического изучения Кореи в историографии существует множество различных точек зрения. Но одним из главных критериев выделения того или иного периода являются экономические изменения в политике колониальных властей . Ясно что на первом этапе археологического изучения Кореи, который начался с её аннексии в 1910 г. и началом экономического освоения корейского полуострова. Активную роль в изучении памятников сыграло освоение леса, строительство новой инфраструктуры и т.д. Так сказать археологические памятники «попадались под ноги» японскому правительству.
Первые исследования культурного наследия Кореи начались ещё в 1902 - 1903 гг. В основе своей японцев интересовали буддийские храмы или подъёмный материал находящийся не далеко от этих храмов и святилищ. Но с вхождением Кореи в состав Японской империи японское колониальное правительство всё глубже изучать археологическое культурное богатство Корейского полуострова.
Общей периодизации по становлению и развитию археологии Кореи в период японской аннексии нет. Каждый из периодов развития законодательства по сохранению культурного наследия, изучение археологических памятников Силла, Пэкче, Когурё, Бохай и т.д. перекликается между собой. К примеру, раскопки Когурё были разделены на четыре основные периода:
1) Первый период - 1883-1908 гг., который заключался в
первоначальном осмотре северного района корейского полуострова и сборе подъёмного материала;
2) Второй период - 1909-1915 гг. проводился под руководством СекиноТадаши. Начало проведения археологического исследования района;
3) Третий период - 1916-1930 гг. систематическое исследование района, но по причинам отсутствия финансов проект исследования проводился до 1924 г., а дальнейшие экспедиции до 1930 г. проходили не официально;
4) Четвёртый период - 1931-1945 гг. увеличение объёмов экспедиций, что было связанно с созданием в Маньчжурии государства подвластного Японии - Маньчжоу-го и активная работа исторического научного общества .
Раскопки государства Бохай начались с момента создания Маньчжоу- го в 1932 г. Выделяют всего два периода: 1-й период до 1931 г. и 2-й период 1932- 1945 гг. с момента создания нового государства в Маньчжурии . Для Пэкческого нагорья Ли Бёнхо разделяет на четыре этапа:
1) Первый период - 1909-1915 гг. Кванджу, Конджу, Пуё и Иксан были исследованы под руководством СекиноТадаши;
2) Второй период - 1916-1920 гг. Были проведены самые обширные и систематические исследования;
3) Третий период - 1921-1931 гг. это период, когда проведение раскопок постепенно сокращается из -за ограничений финансовых и административных;
4) Четвертый период - 1931-1945 гг. Охарактеризован созданием «Общества по исследованию сокровищ Пуё» в 1935 г. интенсивно проводилось раскопки в районе Пуё .
ЧхаСунЧхоль разделил изучение курганов Силла на пять этапов:
1) Первый период - 1886-1899 гг. бессистемный сбор подъёмного материала;
2) Второй период - 1900-1909 гг. общий обзор перед
установлением протектората;
3) Третий период - 1910-1919 гг. проведение первых
археологических экспедиций. Начало системного изучения курганов государства Силла;
4) Четвёртый период - 1920-1929 гг. государственные интересы были направлены на активное исследование курганов района Кёнджу (Силла);
5) Пятый период-1930-1945 гг. является периодом, когда Корейское историческое общество, подчиненная организация генерал- губернатора Кореи (но финансировалось самостоятельно) исследование средних и мелких курганов Силла, расширив площадь города Кёнджу .
Основываясь на различных периодизациях, представленных в трудах корейских исследователей, нами была представлена попытка составить собственную периодизацию. На основе данной периодизации построена структура магистерской диссертации:
1) Первый период - 1909-1920 гг. Начало первого периода можно, конечно, довести до конца XIXB. когда японцами стал проводится первый сбор подъёмного археологического материала. Это был скорее мимолётный интерес, нежели систематизированное изучение, которое началось в 1909 г. Корейские историки и археологи разделяют этот этап на два, но скорее периоды 1909-1915 гг. и 1916-1920 гг. можно объединить. Они связаны единой тенденцией заложенной японскими властями. И скорее корейцы разделяю их для большего выделения факта принятия закона о сохранении объектов культурного наследия. Окончание периода связанно с переменами в политическом и экономическом управлении Кореи Японской империей.
2) Второй период 1920-1931 гг. Период 20-ых гг. XX в. необходимо
связывать с «культурной политикой» проводимой генерал-губернатором Кореи. Происходят попытки внешнего смягчения общей политики, так и в сфере музееведения и культурного наследия. Создаётся более независимая Секция исторических исследований, всё так же подчиняющаяся генерал- губернатору. Период её существования был ограничен 1924 г., когда
произошло сильное наводнение, ограничившим проведение раскопок и финансовыми трудностями. Примерно с 1925 г. археологические исследования проводятся не под эгидой государства, а Токийским императорским университетом.
3) Третий период 1931-1945 гг. Так же связывается с политическим курсом Японской империи. Победа во внутренней политике экспансионистских и милитаристских идей изменила и политику изучения и сохранения объектов культурного наследия. Происходил процесс капитализации туристической и музейной сферы, а так же передачу полномочий по исследованию археологических памятников местным уровням власти и заинтересованным в этот лицам. Археологическое изучение Кореи отодвигается на задний план. Основной материал для музейных экспозиций уже был собран.
Археологические исследования проходили благодаря финансовой поддержке японского правительства. Министерство внутренних дел ставило своей целью, начиная с 1909 г. следующее: «Спасти старые здания от новых административных объектов или сохранить их по возможности, если есть риск разрушения или сноса» . Основным критерием выделения периодов развития археологии Кореи стала внутренняя и внешняя политика самой Японии, со всеми её составляющими.
Статьи и монографии, послужившие источниками к данной магистерской диссертации, были собраны в библиотеке Корейского национального университета культурного наследия г. Пуё, Чхунчхон-намдо, Республика Корея (Korean National University of Cultural Heritage). Апробация диссертационной работы происходила на LVIII Российской (с международным участием) археолого-этнографической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых в г. Омске, проходившей с 25 по 27 апреля 2018 г .


Возникли сложности?

Нужна помощь преподавателя?

Помощь в написании студенческих
и аспирантских работ!


Изучение становления и развития археологии Кореи как науки в колониальный период на современном этапе развития российской археологической науки имеет актуальный характер в силу территориальной близости Корейского полуострова. Слабая изученность этого периода археологии Кореи говорит о том, что существует ещё много нерешённых вопросов в российском корееведение.
В результате проведённых исследований были достигнуты поставленные задачи, а именно:
а) систематизированы работы корейских исследователей по периодам становления и развития академической археологии Кореи и проблематике;
б) проанализирована деятельность японского правительства в сфере сохранения археологических объектов культурного наследия;
в) выделены принципы и идеи, выдвинутые японскими археологами при проведении исследований археологических памятников древней истории Кореи.
Обобщая проделанную работу, можно сформулировать следующие основные выводы:
Во-первых, японские власти использовали условия колонизации, древнюю культуру и историю Кореи в качестве инструмента для создания нового, подчинённого мышления у корейских подданных японского императора и приданию легализованного, обоснованного характера управления колонией.
Во-вторых, политика в области охраны культурного наследия, направленная на сохранение и изучение археологических памятников и артефактов, создавала «обёртку» культурного, гуманного управления Кореей.
В-третьих, основными причинами в изменении государственного

археологического наследия являлся вопрос финансирования,
непосредственно связанный с политической ситуацией в Японии и Корее.
В-четвёртых, полный контроль над органами, которые занимались планированием и проведением исследований, говорит, во-первых, о большой заинтересованности в археологических экспедициях японских властей, а во- вторых, о невозможности иной интерпретации артефактов отличной от той, которая выгодна правительству генерал-губернатора.
И наконец, в-пятых, существовавший интерес был обусловлен различными целями в изучении археологии Кореи (бывших столиц Пэкче, Силла и Когурё). Эти различая существовали по той причине, что тот или иной регион Кореи по-разному взаимодействовал с Китаем и Японией. Японское правительство пыталось определить историю Трёх королевств как китайскую историю, а не историю государства Чосон.
Несмотря на вклад японских археологов и историков в развитие корееведения, их общая интерпретационная направленность была объясняема целями и задачами, поставленными японским колониальным правительством. Археологические исследования, изучение документов и артефактов неизменно избирательно использовались для восстановления однолинейного развития корейской цивилизации по эволюционным историческим линиям, в зависимости от последовательности иностранных завоеваний Кореи, в которых подчеркивались четыре основные темы:
1) теория о том, что есть общее наследственное происхождение корейской и японской нации;
2) утверждение о том, что японские императоры правили Кореей в древние времена (IV-VII в. н. э.);
3) мысль о том, что развитие корейской истории в значительной степени зависит от влияния китайской цивилизации и, следовательно, не имеет уникального корейского происхождения;
4) отсталость и стагнация корейской цивилизации.
На протяжении всего ХХ в. века корейцы высказывали мысль о том, что они стыдятся того факта, что японцы открыли и истолковали корейскую материальную культуру. С началом XXI в. появилась идея того, что археологические памятники, которые были изучены японцами в период аннексии, были их собственным культурным наследием. Пришло необходимое понимание ценности археологического материала найденного японскими археологами.
Так же стоит отметить важную тенденцию в изучении археологии Кореи, которая заключалась в том, что идеологическая эффективность, распространения правильного понимания древней истории в СМИ и его укоренения в сознании, имела большое значение в ранний период аннексии, но прогресс колониальной политики был медленным из-за слабости идеологического аспекта и снижения практической полезности в археологии в 1930-х гг.
Аналогичным образом, археологические исследования активно использовались для доказательства колониального взгляда на историю. По этой причине, Музей правительства Чосон находился в центре пристального внимания колониальных властей, как место, где формируется общественное мнение.
Большинство исследователей, занимающихся археологией Кореи в колониальный период, были выпускниками Токийского имперского университета или Императорского университета Киото. Музей правительства Чосон также выдвинул ряд исследовательских проектов раскопок по всей Корее, для удовлетворения своих академических интересов и амбиций.
Именно благодаря японским ученым Музей правительства Чосон опубликовал 15 томов «Каталога исторических памятников Кореи» между 1915 г. и 1930 г., 18 томов «Отчета об исследованиях» между 1916 г. и 1934 г., 7 томов «Специального отчета службы древностей» с 1919 г. по 1929 г., 2 тома Каталога исторических памятников и сокровищ Кореи и 17 томов «Иллюстраций музейных экспонатов» между 1926 г. и 1943 г. Скрупулёзный труд, проделанный японцами, имеет большое значение для изучения древней истории Кореи. Наличие возможности для археологов нашего времени и последующих поколений ознакомится с опубликованными отчётами, является ценнейшим вкладом в изучение истории не только Кореи, но и северо-востока Азиатско-тихоокеанского региона.
В результате проведённого исследования можно говорить о перспективности изучения данной темы. В дальнейшем необходимо продолжить рассмотрение этого вопроса с различных сторон и в первую очередь с позиции японских исследователей Корейского полуострова тех времен и современных японских археологов.


1. Pai Hyungll. Gateway to Korea: colonialism, nationalism, and
reconstructing ruins as tourist landmarks // Journal of Indo-Pacific Archaeology. - 2015.- №35. - P.15-25.
2. Pai HyungIl. The Creation of National Treasures and Monuments: The 1916 Japanese Laws on the Preservation of Korean Remains and Relics and Their Colonial Legacies //Korean Studies. - 2001. - №25. -P. 72-95.
3. Pai HyungIl. The politics of Korea’s past: The legacy of Japanese colonial archaeology in Korean peninsula //East Asia History. - 1994. - №7. -P. 25-48.
4. Pai HyungIl. Tracing Japan’s Antiquity: Photography, Archaeology and Representations of Kyongju, in Symposium Volume Oriental Aesthetics and Thinking: Conflicting Visions of “Asia” under the Colonial Empires. - Kyoto, Japan. - 2011. - P. 289-316.
5. Pai HyungIl. Travel Guides to the Empire: The Production of Tourist Images in Colonial Korea, in Conference volume on Consuming Korean Tradition in Early and Late Modernity. - Honolulu: University of Hawaii Press. - 2010. - P. 67-87.
6. Sang HoonJang. A representation of nationhood: The National Museum of Korea / 7. Sang HoonJang. - Seoul: The National Museum of Korea, 2015 - 271 с.
Накорейскомязыке:
7. Ким Дэхван. Изучение истории Чосона во время японского колониального периода. - 2017. - №97. - С. 79-100.
8. Ким Ёнгсон. Исследование японцами курганов государства Силла // Ёксаватамрон . - 2010. - №33. - С. 31-58.
9. Ким Шинчэ. Социальные изменения и культурные памятники Кёнджу в 1910-х годах // Силламунхва. - 2009. - № 33. - С. 89-109.
10. Ким Шинчэ. Социальные изменения и культурные памятники Кёнджу в 1930-х годах // Силламунхва. - 2013. - № 41. - С. 383-405.
11. Кук Сонгха. Исследование колониальной археологии // Мире кёюкёнгу. - 2005. - Т.18, № 2. - С. 1-29.
12. Кук Сонгха. Создание музея в Пхэньяне// Комунхва. - 2004. -№ 63. - С.109-127.
13. Кук Сонгха. Создание и функционирование Корейского исторического общества // Хангукмунхва. - 2012. - № 55. - С. 223-245.
14. Ли Бёнхо. Исследование археологических памятников Пуё в колониальный период // Хангуккодэсаёнгу. - 2011. - № 61. - С. 113-155.
15. Ли Гисон. Исследование «древних столиц» в японский колониальный период // Ёксаватамрон. - 2016. - №79. - С. 1-39.
16. Ли Гисон. Исследование институтов и политики в отношении культурного наследия Корейского полуострова в колониальный период до 1920-х гг. / Уннамгогохак. - 2009. - №51. - С. 35-60.
17. Ли Гисон. Исследование и признание «каменного века» в японский колониальный период // Ёксаватамрон. - 2010. - №33. - С. 5-30.
18. Ли Гисон. Обзор «Каменного века» в районе Чуннам в японский колониальный период// Пэкчемунхва. - 2012. - №51. - С. 186-204.
19. Лим Нарэ. Учреждение и значение музеев Кэсона и Пхеньяна во время японского колониального периода / Лим Нарэ. - Сеул: KoreaUniversity, 2015. - С. 59.
20. Ли Сунча. Изучение исторических и археологических исследований японского колониального периода / Ли Сунча. - Сеул: Kyung-in Publishing Co, 2009. - 532 с.
21. Ли Чжинсо. Исследование археологический памятников в японский колониальный период //Хансанёкса. - 2008. - № 61. - С. 5-34.
22. О Сэтак. Политика японского императора (политика в области культурных ценностей) // Ильчжэчончэкпхёнга. - 1996. - С. 1-21.
23. Чон Инсон. Археология Лолана в японский колониальный период // Хангуккукрипмунсопоквансо. - 2011. - С.149-167.
24. Чон Инсон. Обзор исследований памятников Лолана //Хонам гогохакчоса. - 2006. - № 24. - С. 139-154.
25. Чон Инсон. Работа Морока Хидео в японский колониальный период и архивы Кёнджу // Ёкса. - 2007. - № 95. - С. 1-39.
26. Чха Сончхоль. Изучение археологических памятников в районе Кёнджу в колониальный японский период // Силласахакпо. - 2008. - № 13. - С. 97-127.
27. Чха Сончхоль. Обзор исследований курганов Силла в японский колониальный период // Мунхвачжэ. - 2006. - № 39. - С. 95-129.
28. Чха Сынги. «Древняя столица» империи // Санхохакпо. - 2010. - № 29. - С. 81-113.
29. Чон Сонгон. Археология (Archaeology) в «археологии японской империи // Ильпономунхак. - 2011. - № 51. - С. 363-384.
30. Чон Сонгон. Взгляд ХамадыКосаку на «колониальную археологию» // Ильпонмунхваёнгу. - 2011. - № 40. - С. 603-623.
31. Чхве Сокён. Интерпретация памятников Пуё в колониальный период и формирование туристической зоны // Пикёмунхваёнгу. - 2003. - № 9(1). - С. 109-137.
32. Чхве Сокён. Изучение «древних городов» в японский колониальный период // Пикёминсокхак. - 1997. - №14. - С. 337-376.
33. Чхве Сокён. Сильные стороны колониального периода и формирование туристической зоны в Пуё //Индочжуищинмун. - 2002. - № 35. - С. 133-148.
34. Чхве Хэчонг. Деятельность японской императорской семьи в районе Пхеньяна и Общество охраны культурных объектов Пхеньяна // Ёксавасэгэ. - 2007. - №32. - С. 159-211.
35. Чхве Хэчон. Исследование района Пхеньяна Японией и сохранение древних реликвий // Ёксавасэгэ. - 2016. - №32. - С. 159-211.
36. Чжи Конгиль. Хроника археологических исследований 1880-1980 гг. / Чжи Конгиль. - Сеул, 2016. - 558 с.
37. Юн Ёнхёк. Изучение реликвий Пэкче // Хангуксахакпо. - 2006. - № 25.
- С. 121-150.
38. Ю Юнхён. Фудзита Рё. Изучение археологии колониального периода // Кодэ мунхва инщикгва кыпёнхва. - 2017. - №56. - С. 185-219.
39. Янг Шиын. Изучение государств Бохай и Когурё во время японской оккупации // Когурёпархэёнгу. - 2010. - №38. - С. 155-192.
40. Янг Шиын. Изучение исследований археологических памятников Когурё и Бохай в колониальный период // Ильчжесыги Манчжуса: Чосонсаинщик. - 2009. - С. 30-57.

Работу высылаем на протяжении 30 минут после оплаты.

Пожалуйста, укажите откуда вы узнали о сайте!


Подобные работы


© 2008-2021 Cервис помощи студентам в выполнении работ
.