Тип работы:
Предмет:
Язык работы:


ПОЛИТИКА СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ КНР (1990-2010-е ГОДЫ)

Работа №69653

Тип работы

Магистерская диссертация

Предмет

международные отношения

Объем работы60
Год сдачи2016
Стоимость5640 руб.
ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ
Просмотрено
283
Не подходит работа?

Узнай цену на написание


Введение 3
Глава I Принципы теоретического изучения социального благосостояния государства
1. Теоретические основы западных концепций социального
государства 8
2. Специфика социального обеспечения в странах Восточной Азии 14
3. Особенности политики социальной защиты в КНР на современном
этапе 18
Глава II Становление системы социальной защиты в Китае на рубеже XX-XXI вв.
1. Политические факторы сложения системы социальной защиты КНР в
1990-2010-х годах 25
2. Реформирование программ социального страхования КНР в
1990-2010-е годы 32
3. Особенности внедрения программ социальной помощи в Китае в 1990¬2010-е годы 42
Заключение 52
Список использованной литературы

Социальная защита представляет собой важную составляющую часть социальной политики государства. Сам же термин социальной защиты лишен общепринятого определения. Так, например, в большинстве стран Запада социальная защита подразумевает под собой внедрение различных программ защиты доходов населения (в частности, программы социального страхования и социальной помощи), способствующие преодолению социально-экономических потрясений. Необходимо отметить, что данный подход к пониманию социальной защиты используется также Международной организацией труда, и будет применен в настоящем исследовании.
Социальная помощь, являясь одной из форм социальной защиты, используется в предоставлении социальных пособий для людей с низкими доходами. Программы социального страхования напротив призваны предотвращать распространение бедности среди наемных работников путем поддержания их доходов при необходимости, например, в случае безработицы, болезни, потери трудоспособности, выхода на пенсию или материнства.
В промышленно развитых странах программы социальной защиты, как правило, составляют значительную часть государственного бюджета и охватывают, в той или иной мере, всех граждан, предоставляя полный спектр социальных пособий. Многие развивающиеся страны (и в частности, КНР) также постепенно вводят программы социального страхования, однако, по сравнению с развитыми государствами западного мира, охват социальной защищенности в этих государствах является не столь широким и всеобъемлющим. Можно предположить, что это происходит вследствие существующей ориентации социального обеспечения на официально занятых граждан, и в целом, на городское население. Таким образом, основной проблемой развивающихся стран остается вопрос предоставления равного доступа всего населения к социальной защите.
Настоящая магистерская диссертация посвящена определению особенностей проведения политики социальной защиты КНР на рубеже XX-XXI вв., то есть, в тот период, когда произошли наиболее значимые изменения политического контекста, и была обозначена социально ориентированная стратегия.
Актуальность выбранной темы состоит в том, что внедрение программ социальной защиты становится неотъемлемым элементом социально-экономического развития Китая в целом. Таким образом, без изучения политики социальной защиты не будут понятны особенности модели развития КНР на современном этапе.
Изучение причин возникновения и функционирования социального государства начались еще с 1950-1960-х гг. американским политологом Г. Виленски и австрийскими исследователями П.Флора и Дж. Альбер в рамках функционалистского подхода. В целом, по мнению функционалистов, социальное государство должно отвечать требованиям общества и реализовывать программы поддержания доходов населения во времена экономических затруднений.
Возникновение альтернативного подхода к определению сущности социального государства относится к 1970-м гг., когда британским социологом Р.Титмуссом было высказано предположение о том, что системы социального обеспечения являются отражением доминирующих культурно-политических особенностей конкретных обществ.
Интенсивное развитие данного теоретического подхода началось уже в 1990-е гг. Центральной фигурой этого направления стал датский социолог Г. Эспинг-Андерсен. Его работа «Три мира капитализма благосостояния» (1990), в которой было выделено три типа социального государства (социально-демократический, континентальный и либеральный), стала важным шагом в сравнительном изучении социальных государств в рамках исторического институционализма. Согласно Г. Эспинг-Андерсену, социально-политические и экономические институциональные механизмы, по большей части, определяют пути развития государства всеобщего благосостояния.
В середине 1990-х гг. возник вопрос расширения географического охвата в классификации государств всеобщего благосостояния. В частности, в западной литературе австрийским социологом К. Джонсом (1993) для обозначения социальных систем Восточной Азии было введено понятие «конфуцианское государство всеобщего благосостояния», что стало отправной точкой для дальнейших исследований роли и влияния конфуцианских ценностей на проведение политики социальной защиты в восточноазиатских государствах.
В начале 2000-х гг. изучение восточноазиатских социальных систем получило дальнейшее развитие. Этому способствовал стремительный рост экономик Японии, Р. Кореи, Сингапура, Гонконга и Тайваня. Таким образом, европейские и азиатские исследователи пытались понять, каким образом возможно одновременно достигать высоких темпов экономического роста и способствовать социальному благосостоянию при относительно низких уровнях социальных расходов.
В частности, корейский исследователь С.Тан (2000) полагал, что развитость системы социальной защиты в восточноазиатских странах зависит от экономического роста. Гонконгским профессором Я. Холлидеем (2000) было высказано предположение о существовании «продуктивистского» социального режима развитых экономик Восточной Азии, ключевой особенностью которого является то, что социальная политика существует лишь при условии, что она способствует созданию социальной стабильности и экономическому росту.
Интерес к изучению социальной политики непосредственно в Китае возник в начале 2000-х гг. В русскоязычной литературе, как правило, осуществляется комплексное изучение социальной политики в Китае в рамках проведения экономических реформ (например, в статьях Баженовой Е.С., Бергера Я.М., Пивоваровой Э.П.). В частности, в работе Пивоваровой Э.П. «Социализм с китайской спецификой» (2011) затрагивается вопрос поддержания баланса экономических и социальных интересов в КНР. Кроме того, с 2000-х гг., и особенно в 2010-е гг., стали появляться исследования европейских (например, Л. Вон) и азиатских авторов (в частности, Ли Чжао, Шан Сяоюаня, Чэнь Синьюн), ставящие своей целью изучение роли рынка в социальной политике Китая и особенностей социального развития КНР в рамках новых экономических условий.
Можно констатировать, что большинство исследований сводится, как правило, к комплексному изучению социальной политики, либо к анализу отдельных социальных программ. Однако должное внимание не уделяется всеобъемлющему рассмотрению специфики становления системы социальной защиты КНР, что и было предпринято в настоящей работе.
Основой для написания данной работы стала литература и источники на русском, английском и китайском языках, в частности, монографии и научные статьи, официальными коммюнике и нормативными документы.
Объектом магистерской диссертации является политика социальной защиты КНР в 1990-2010-е гг., под предметом понимается специфика реализации программ социальной защиты в условиях китайского общества на современном этапе.
Цель данной работы заключается в выявлении специфики формирующейся в течение последних двух десятилетий системы социальной защиты КНР, в рамках соответствующей политической стратегии. Данная цель конкретизируется в следующих задачах.
-проанализировать принятые в западных социальных исследованиях концепции социального государства.
-продемонстрировать различные подходы к специфике социального обеспечения стран Восточной Азии.
-выявить изменения в позиции китайского политического руководства в отношении программ социальной защиты.
-обозначить действительные меры реализации программ социального страхования и социальной помощи КНР в 1990-2010-е гг.
Структура данной работы состоит из введения, двух глав основной части, заключения и списка литературы.
В первой главе рассматриваются основы типологического изучения концепций западного социального государства, демонстрируется своеобразие социальной политики в восточноазиатских обществах в целом, а также осмысляется сущность развития социального благосостояния непосредственно в Китае. Вторая глава посвящена анализу становления системы социальной защиты КНР на рубеже XX-XXI вв., выявлению политической трансформации в формировании китайской системы социальной защиты, а также изучению процесса практического реформирования Китаем программ социального страхования и социальной помощи.

Возникли сложности?

Нужна помощь преподавателя?

Помощь студентам в написании работ!


В завершении настоящей работы, необходимо структурировать полученные в ходе исследования выводы.
Прежде всего, нужно подчеркнуть тот факт, что в 1990-е гг. экономическое развитие являлось главной целью китайских властей, а социальная политика должна была служить экономическому росту. Иными словами, китайские власти ставили своей стратегической целью экономический рост, игнорируя при этом принцип социальной справедливости.
С тем, чтобы содействовать экономическому росту, государственные предприятия были освобождены от обязанности социального обеспечения своих работников. Государство же было лишено достаточных финансовых возможностей для обеспечения социальной защиты, что послужило поводом для формирования системы социального страхования посредством рыночных механизмов. Это способствовало развитию тенденции маркетизации социальной сферы, которое продолжается до сих пор.
В результате, несмотря на значительный экономический рост, отсутствие эффективной системы социальной защиты привело к массовому появлению бедного городского населения, которое состояло преимущественно из уволенных работников, а также пенсионеров.
Маркетизация предоставления социальных услуг привела к тому, что домохозяйства стали терять социальные гарантии. В результате, несмотря на значительный экономический рост, вследствие отсутствия проведения эффективной социальной политики, появились социально незащищенные слои населения, что оказало огромное влияние на социальную стабильность конца 1990-х гг. Несмотря на это, существование новых «уязвимых социальных групп» (трудовых мигрантов в городах, безработных и сельских жителей) было официально признано лишь в начале 2000-х гг.
В целом, на рубеже XX-XXI веков произошла переориентация китайского государства в сторону социально ориентированной стратегии развития, поставившей социальные интересы граждан во главу угла, и провозгласив построение гармоничного общества, социальная сфера в котором играет одну из центральных ролей.
Более того, с 1990-2000-х гг. в политической дискуссии о социальном благосостоянии в Китае стали доминировать конфуцианские ценности.
Во-первых, они выступили важным средством признания законности правления коммунистической партии на основании социального контракта, обеспечивая таким образом социальную безопасность в обмен на поддержку властей.
Во-вторых, подчеркивали важность семейной поддержки, тем самым, освобождая правительство от активного финансирования социальных программ, особенно в первые годы реформ.
Китайские власти осознали, что рыночная экономика должна сопровождаться эффективной системой социальной защиты населения. Другими словами, китайским руководством было решено расставить приоритеты в политике социальной защиты таким образом, чтобы способствовать балансу между экономическим ростом и социальным развитием. Так, это способствовало возникновению системы социальной защиты, основанной на программах социального страхования и социальной помощи.
Более того, ключевой задачей стала умеренная универсализация принципов предоставления социального страхования, то есть, уравнивание социальных прав граждан. В частности, в последнее десятилетие были осуществлены фундаментальные реформы, предполагающие включение в программы пенсионного и медицинского страхования сельских жителей, трудовых мигрантов и экономически неактивного населения в городах. Кроме того, происходило совершенствование механизмов предоставления социальной помощи традиционным категориям социально незащищенных граждан в Китае (одиноким пожилым людям, инвалидам и детям-сиротам). Однако неоспоримым является и тот факт, что центральное правительство постепенно частично делегирует полномочия по социальному обеспечению обществу и рынку, а именно, неправительственным, благотворительным организациям и частным лицам. Таким образом, социалистическое китайское государство превращается из поставщика социальных услуг в координатора.
Необходимо подчеркнуть тот факт, что несмотря на переход к социально ориентированной политической стратегии, экономические цели продолжают оставаться обоснованием совершенствования политики социальной защиты. В частности, с тем чтобы снизить социальные риски населения и стимулировать внутреннее потребление после Мирового финансового кризиса 2008-2009гг., было принято решение об увеличении финансирования программ социального страхования.
Вопрос о том, какая социальная модель складывается в последние десятилетия в Китае остается открытым. В целом, по нашему мнению, вектор изменения национальной политики в сторону социально ориентированной является лишь попыткой скорректировать прежний идеологический концепт с целью его эффективного применения к новым экономическим задачам. Таким образом, политическая стабильность в Китае в последнее десятилетие становится связанной не только с экономическим прогрессом, но и с непрерывным совершенствованием системы социальной защиты.



1. Си Цзиньпин тань «цюань цзянь чэн сяокан шэхуэй» [ ЛЙ^Ж“^Ж Ж^ФЖА^”; Си Цзиньпин о «всестороннем строительстве общества средней зажиточности»]. [Электронный режим].
URL:http://cpc.people.com.cn/xuexi/n/2015/0303/c38547626629388.html (дата обращения: 05.05.2016)
2. Чжунхуа жэньминь гунхэго баосянь фа [ Ф^^^ ЙА^^^Й; Закон КНР о социальном страховании]. [Электронный режим].
URL: http://www.npc. gov.cn/npc/xinwen/201010/28/content 160243 5.htm (дата обращения: 10.05.2016)
3. Чжунхуа жэньминь гунхэго сяньфа [ Ф ^Л^^^Й^Й;
Конституция Китайской Народной Республики]. [Электронный режим].
URL:http://www.gov.cn/gongbao/content/2004/content 62714.htm (дата обращения: 10.05.2016)
4. Цзе шилю цзе лю чжун цюань хуэй гунбао- гоу цзянь хэсе шэхуэй у да тэ дянь [Ш^ФЛЖЛФ^^^Ж~^ЖШ^А^£^ФЖ Трактовка коммюнике 6-го пленума ЦК КПК 16-го созыва-
5 особенностей построения гармоничного общества]. [Электронный режим]. URL: http://www. gov.cn/jrzg/2006-10/12/content 411523.htm (дата обращения: 07.05.2016)
5. 2003 нянь: кэсюэ фачжань гуань [2003 Ф:^4^^ЖЖ; 2003 год: концепция научного развития]. [Электронный режим].
URL: http://www.gov.cn/test/2009-10/10/content 1435066.htm (дата обращения: 10.05.2016)
2. Литература
На русском языке:
1. Баженова Е. Китайская семья: изменения в ходе экономических реформ// Новые аспекты социально-политического развития КНР. Материалы ежегодной научной конференции Центра политических исследований и прогнозов ИДВ (Москва, 18-19 марта 2015). М.: ИДВ РАН, 2015. С.82-92
2. Бергер Я. Китай: социальные вызовы развитию// Общество и экономика, N 1, 2005. С. 100-115
3. Бергер Я. Социальная поддержка пожилых людей в современном Китае// Проблемы Дальнего Востока, N 1, 2002. С. 107-119
4. Островский А. XVIII съезд КПК: как обеспечить построение общества «сяокан» («малого благоденствия») в Китае// Проблемы Дальнего Востока, N 2, 2013. С. 25-35
5. Пивоварова Э.П. Поддержание баланса экономических и социальных интересов// Социализм с китайской спецификой, Москва: ИД «Форум», 2011. С. 104-123
6. Пивоварова Э.П. Что такое социализм с китайской спецификой? // Азия и Африка сегодня, N 8, 2011. С. 60-64
На английском языке:
1. Chen S., Powell J.L. Aging in China. Implications to social policy of a changing economic state, New York: Springer. 2012. 283 p.
2. Crouch C. Welfare state regimes and industrial relations systems: the questionable role of path dependency theory// Comparing welfare capitalism. Social policy and political economy in Europe, Japan and the USA, New York: Routledge, 2001. 155 p.
3. Guan X. China’s social policy: Reform and development in the context of marketization and globalization// Transforming the development welfare state in East Asia, UK: Palgrave Macmillan. 2005. P. 231-257
4. Goodman R., White G., Kwon H-J. The East Asian welfare model. Welfare orientalism and the state, London: Routledge. 1998. 175 p.
5. Hall A., Midgley J. Social security and programs// Social policy for development, UK: Sage publications, 2004. P. 233-262
6. Han K., Kim B-C. Historical development of new characteristics of China’s social welfare.// Reshaping welfare institutions in China and the Nordic countries, Helsinki: Nordic center of excellence Nordwel. 2014. P. 74-96
7. Holliday I. Productivist welfare capitalism: Social policy in East Asia// Political studies, 2000. P. 706-723
8. Hong L., Kongshoj K. China’s welfare reform: An ambiguous road towards a Social Protection Floor //Global social policy, 2013. P. 1-17
9. Hort S., Kuhnle S. The coming of East and South- East Asian welfare states. //Journal of European Social Policy, 10, №2. 2000. P. 162-165
10. Hudson J., Kuhner S., Yang N. Productive welfare, the East Asian
“Model” and beyond: Placing welfare states and society, vol. 13, № 2. 2014. P. 301-315
11. Huang X. Expansion of Chinese social health insurance: Who gets what, when and how? // Journal of contemporary China, vol. 23, № 89. 2014.
P. 923-951
12. Kennet P. A handbook of comparative social policy, UK: Edward Elgar Publishing Limited. 2004. P. 68-239
13. Leung Joe C.B., Xu Y. China’s social welfare- the third turning point, UK: Polity Press. 2015. 274 p
14. Leung Joe C.B., Xu Y. B. The emergence of social assistance in China: challenges and issues// Social policy and poverty in East Asia. The role of social security, New York: Routledge. 2010. P. 47-66
15. Lin K. Confucian Welfare Cluster. A Cultural Interpretation of Social Welfare. Tampere: University of Tampere. 1999. P. 1-19
16. Liu X.-T., Cheng E. The development of social assistance policy in China// China Journal of Social Work, vol. 6, № 1, 2013. P. 82-89
17. Liu T., Sun L. Pension reform in China// Journal of Aging & Social Policy, vol. 15, №28, 2016. P. 1-15
18. Manow P. The Good, the Bad and the Ugly: Esping-Andersen’s Regime Typology and religious roots of the Western Welfare State. Working Paper, № 4, 2004. P. 45-57
19. Midgley J., Tang K.-L. Social policy and poverty in East Asia, London: Routledge, 2010. 217 p.
20. Myles J., Quadagno J. Political theories of the welfare state// Social service review. 2002. P. 5-20
21. Ngok K., Chan C.K. China’s social policy. Transformation and challenges, New York: Routledge. 2016. 367 p.
22. Ngok K-L., Huang G. Policy paradigm shift and the changing role of the state: The development of social policy in China since 2003 // Social policy and society, vol. 13, № 2. 2014. P. 251-261
23. Pan Y. Basic elements of China’s welfare system// Reshaping welfare institutions in China and the Nordic countries, Helsinki: Nordic center of excellence Nordwel. 2014. P. 57-74
24. Ringen S., Ngok K. What kind of welfare state is emerging in China? UNRISD Working Paper, 2013. 23 p.
25.Sander A., Schmitt C., Kuhnle S. Towards a Chinese welfare state? Tagging the concept of social security in China// The Perspective of the World Review, vol. 4, № 2. 2012. P. 9-35
26.Shou H. The myth of Chinese exceptionalism: The case of welfare transition in a globalized economy// Journal of Chinese political science, vol. 18, 2013. P. 163-186
27.Spicker P. Principles of social welfare: an introduction to thinking about the welfare state, New York: Routledge. 2013. 98 p.
28. Xiong Y. The unbearable heaviness of welfare and the limits of social policy in China// Reshaping welfare institutions in China and the Nordic countries, Helsinki: Nordic center of excellence Nordwel. 2014. P. 33-57
29. Walker A., Wong C. East Asian welfare regimes in transition: From Confucianism to Globalization, Bristol: The polity press. 2005. P. 212¬224
30. Wong L., Flynn N. Welfare Policy reform// The market in Chinese Social Policy, New York: Palgrave, 2001. P. 38-63
31. Zhang H. China’s social assistance policy: experiences and future directions// China Journal of Social Work, vol. 7, № 3, 2014. P. 219-236
32. Zhao L. China’s social development and policy. Into the next stage? New York: Routledge. 2013. 264 p.
На китайском языке:
1. Шан Сяоюань. Чжунго шэхуэй баоху тичжи гайгэ яньцзю
[|ШЖо ФШ±^{ШЛ#$'ШЖ^^]. Чжунго лаодун шэхуэй
баочжан чубаньшэ, 2007. 340 c.
2. Чэнь Синьюн. Чжунго шэхуэй баосянь тичжи яньцзю [1ЖШ^о ФЙ^±^^^МЙ^%]. Чжэцзян дасюэ чубаньшэ, 2010. 270 с.


Работу высылаем на протяжении 30 минут после оплаты.



Подобные работы


©2024 Cервис помощи студентам в выполнении работ