Тип работы:
Предмет:
Язык работы:


ДИАЛЕКТИКА «БЫТОВОГО» И «ЧУДЕСНОГО» В НИДЕРЛАНДСКОЙ ЖИВОПИСИ XV-XVI ВЕКОВ

Работа №69649

Тип работы

Дипломные работы, ВКР

Предмет

культурология

Объем работы96
Год сдачи2007
Стоимость4360 руб.
ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ
Просмотрено
139
Не подходит работа?

Узнай цену на написание


ВВЕДЕНИЕ 4
ГЛАВА 1. Концепция феномена диалектики «бытового» и «чудесного» 12
1.1. Этимологическая сущность понятия «диалектика бытового и чудесного» 12
1.2. Теоретические концепции феномена диалектики «бытового» и «чудесного» 19
1.2.1. Религиозно-философское представление феномена диалектики «бытового» и
«чудесного» 20
1.2.2. Литературное представление диалектики «бытового» и «чудесного» 28
1.3. Основные положения концепции феномена диалектики «бытового» и «чудесного» 34
ГЛАВА 2. Концепция диалектики «бытового» и «чудесного» в нидерландской живописи XV-XVI веков 44
2.1. Чудесное качество быта в произведении «Портрет четы Арнольфини» Яна
ван Эйка 44
2.2. Чудесное преодоление бытового предела в произведении «Крестьянская
свадьба» Питера Брейгеля Старшего 51
2.3. Диалектическая встреча «бытового» и «чудесного» в произведении «Святой
Лука, рисующий Мадонну» Рогира ван дер Вейдена 58
2.4. Диалектика «бытового» и «чудесного» как атрибутивное качество
произведения искусства 66
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 79
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 87
ПРИЛОЖЕНИЯ 93

Объект исследования
Произведения нидерландской живописи XV-XVI веков
Предмет исследования
Содержание диалектического взаимодействия понятий «бытовое» и «чудесное» в нидерландской живописи XV-XVI веков
Степень исследованности предмета
Вопросом диалектики понятий «бытовое» и «чудесное» занимаются религиозные и философские мыслители. Отдельно следует отметить изучение данного явления в русле искусства Северного Возрождения, которое определяется работами М.Н. Соколова, О. Бенеша, Н.Н. Никулина и Т. Фута.
Наиболее общую характеристику понятия «бытовое» в живописи предлагает Д.Дидро. Качество «бытового» определяется как явление быта человека в его естественном, неприкрашенном состоянии, в противовес тенденции героизации, которая проявляется в исторических или мифологических произведениях искусства [15].
В искусствоведческом исследовании М.Н. Соколова понятие «бытовое» в живописи рассматривается в качестве сущностного проявления земного, посюстороннего существования человека [56, с.255]. Человеческое бытие находит свое осуществление в различных живописных формах. Для нидерландской живописи, по мнению исследователя, свойственно представление земного бытия в бытовых образах частного и социального характера.
Отношение «бытового» и «чудесного», согласно исследованию Н.Н. Никулина, возможно только в том случае, если религиозная тематика приобретает жанровую интерпретацию [40, с.10-252]. Подобное отношение призвано визуализировать пантеистическое прославление божества во множестве предметов земного мира. Наиболее адекватное выражение идеи божественного и прекрасного с помощью повседневного, будничного, по мнению исследователя, происходит в живописи Я. ван Эйка, в то время как все последующие живописцы Нидерландов подготавливают появление пейзажной и бытовой живописи как самостоятельных светских жанров искусства.
Взаимоотношение «значительного» и «примет повседневной действительности» во все периоды развития нидерландской живописи, по мнению исследователя Т.Фута, определялось христианской религиозностью. При этом диалектическое отношение «бытового» и «чудесного» имеет триаду развития в живописи Я. Ван Эйка, И.Босха и П.Брейгеля. В произведениях данных мастеров отношение понятий выстраивается согласно желанию подчеркнуть либо символичность повседневной жизни, либо обострить реальность присутствия дьявольских сил в земном мире, или высветить характеристику современности через библейские эпизоды [64, с.28-113].
Диалектическое взаимодействие «идиллического» и «колдовского», «зачарованного» в живописи И. Босха и П. Брейгеля исследователь О. Бенеш трактует как вторжение бесовского начала в земной мир, нарушающего гармонию, ведущего к появлению скорее причудливых, нежели чудесных мотивов [5, с.130-143].
Исследование понятия «чудесное» наиболее характерно для религиозной мысли христианства, так как «чудесное» является опорным моментов в священных текстах данной религии.
Классическим определением диалектики понятий «чудесное» и «бытовое» в религиозной мысли является трактовка Феофана еп. Кронштадтского, предлагающего концепцию поразительного видимого события, характеризующегося сверхъестественностью для физической и духовной природы человека [61]. Видимость чудесного момента предполагает наличие воспринимающего. Таким образом, данное событие носит неслучайный характер, оно свершается для осмысления верующим качеств божественной природы.
Для христианского вероучения считается характерным осуществление божественного откровения во внешних признаках, отличительной функцией которых является спасение человеческой природы от естественной конечности [66, с.529].
Особенность и необыкновенность «чудесного» в богословском понимании обусловлено полным свершением в чудесном событии Слова Божья. Чудо имеет двустороннюю знаковую структуру, и внешнее проявление чудесного события необходимым образом должно обращать верующего к пониманию скрытого смысла божественного знамения. Действуя подобным образом, чудо обращает верующего к осмыслению божественного Бытия, а, следовательно, к личностному укреплению и совершенствованию христианской веры [53, с.1264-1272].
Внешнее проявление чудесного обосновывается св. Григорием Великим в качестве необходимой помощи в причащении к вере профанного человека, постоянно пребывающего в плоти и не ведающего о незримом существовании божественного. Проявление чуда призвано воодушевить конечного человека к обретению истинной внутренней жизни [50].
Спасительная роль чуда рассматривается в исследовании Л. Морена в качестве его глубинного смысла в христианстве. В качестве опорного момента данной религии исследователь определяет воскресение, спасение плотского человека. Через исцеление неполноценного человека проявляется вся благодать, чудодейственность божественной силы [37].
Чудеса, по мнению А.Меня, призваны явить качество всемогущества, безграничности творческих деяний Бога. Следствием этого является заложенная в чудесном событии возможность принятия или отвержения его человеческим разумом [36, с.402].
В то же время, по мнению П.А. Флоренского, восприятие чудесного отличается осмыслением присутствия божественных сил во всех проявлениях земного бытия. Подобное чистое восприятие вещей, высвобождающее проявление божественной благодати в земных предметах от посторонних примесей, определяется в качестве религиозного мировоззрения. Таким образом, вера в свершение чудесного провозглашается мыслителем в качестве основы для действительного проявления божественного замысла в человеческом мире [63, с.92-93].
Осмысление чудесного в философии Н.А. Бердяева носит парадоксальный характер, так как в нем гармонично сочетается сознания естественного распорядка вещей и понимание сверхъестественного события, проникающего в сферу земного бытия. Закономерность естественного бытия предполагает существование своей противоположности, которая преобразует саму закономерность, сообщает свободу развития и совершенствования человеческому миру [6].
Понятие «чудесного» в философском труде Ф.В. Шеллинга представляется в качестве обнажающего состояние постоянной раздвоенности конечного и бесконечного миров. Для подобной модели мироотношения характерно всецелое обращение земного мира к сфере бесконечного. Чудесное явление в данном мире как аспект божественного не имеет полноценного конечного облика, обретая конкретную форму только на краткий миг. Момент чудесного откровения Бога призван увлечь человека к вневременному образу абсолютного [68, с.144-159].
В философии А.Ф. Лосева рассматривается диалектика существования мифологического в качестве соприкосновения планов бытия земной личности. Каждое наличное бытие, по мнению философа, содержит в себе с одной стороны, развитие, имеющее временный характер и неясное по своей сути, и с другой стороны, идеальный первообраз, божественную предзаданность. Соединение двух планов бытия, осуществление в стихийном бытии личности смысла своего бытия является проявлением диалектической природы «чудесного» и «бытового» [31].
В качестве феномена, связанного с визуальным восприятием, рассматривается чудо в исследовании Ж. Ле Гоффа. При этом непосредственное восприятие изумительного, удивительного тесно связана с воображением, мыслительным стремлением достраивать событие до целостной сферы, в которой существуют чудесное. Такая особенность визуального восприятия наиболее наглядно проявляется в близости значений слов «чудесное» и «зеркало» в старофранцузском языке. Зеркало с его очевидной вещественностью и возможностью достраивания мира воображаемого, рассматривается автором в качестве архетипа проявления чудесного [30, с.42].
В философском исследовании В.В. Розанова свершение чудесного происходит за счет наличия качества особой чистоты и незнания у той личности, которая служит проводником сверхъестественного в земном мире. Свершение практического чуда не зависит от научного или богословского понимания чудесного, и поэтому обладает свойством вещать о промысле божьем в его чистоте [47, с.155-163].
Исследование богословских концепций чудесного приводит Габинского Г.А. к выводу о том, что чудесные события являют непрерывность божественного творчества в мире, изменяющего собственное же творение, постоянно устраивающего земной мир. Одновременно чудо со стороны человека порождает веру в качестве отношения созданного со своим Создателем. Таким образом, чудесное событие является опорным моментом в двустороннем взаимоотношении божества и созданного им мира. При этом, при обращении к живописи в качестве средства визуализации чудесного события, по мнению исследователя, на первый план выходит выражение реальной земной жизни, а чудесная сторона постоянно стирается, так как живописи свойственно полностью переводить невидимое в видимое, делать неясное явным [10, с. 50-51].
Проблема исследования
В искусствоведческих, религиозных и философских работах не делается акцента на диалектической природе существования понятий «бытовое» и «чудесное», в результате чего в исследованиях доминирует рассмотрение одной, либо другой сторон отношения в их отдельности. Разведение понятий «бытового» и «чудесного» приводит к обеднению качеств тех понятий, которые производится при их взаимодействии.
В искусствоведческих исследованиях существует тенденция рассмотрения диалектики «бытового» и «чудесного» в качестве единичного явления живописи отдельных мастеров, в частности Я. Ван Эйка, а не характерного для произведений нидерландской живописи XV-XVI веков в целом. Редкими также остаются исследования, в которых рассматривается диалектическое взаимодействие «бытового» и «чудесного» в качестве феномена любого произведения изобразительного искусства. В исследовании Габинского Г.А. произведению искусства даже отказывается в возможности полноценного проявления подобного отношения.
Актуальность исследования
Важным представляется исследование сущности феномена не разделенного, но диалектичного отношения понятий «бытовое» и «чудесное», как наиболее определенно вскрывающего свойства сторон и продуктов данного взаимодействия.
Диалектика «бытового» и «чудесного» является атрибутивным качеством создания художественного образа любого произведения изобразительного искусства. Необходимым становится рассмотрение данного диалектического процесса в качестве особенного явления архетипического, изначального свойства иллюзорно-конечного живописного произведения.
Актуальным представляется исследование феномена диалектики «бытового» и «чудесного» в аспекте его проявления в живописных произведениях. В связи с этим наиболее сущностным становится обращение исследования в сторону произведений нидерландской живописи XV-XVI века в качестве репрезентантов явления диалектики понятий «бытовое» и «чудесное». Важность данного исследования обусловлена необходимостью раскрытия сущности данного явления, закономерностей и особенностей его визуализации в ряде живописных произведений, относящихся к различным этапам развития нидерландской живописи XV-XVI века.
Цель исследования
Формирование концепции диалектического взаимодействия «бытового» и «чудесного» в нидерландской живописи XVI века.
Методология
1. Базовые категории теории рефлексии Г.В.Ф. Гегеля;
2. Основные принципы синтетической концепции идеального
Д.В. Пивоварова;
3. Концептуальные положения теории изобразительного искусства
В.И. Жуковского и Н.П. Копцевой;
4. Концептуальные положения теории визуальной сущности религии
В.И. Жуковского, Н.П. Копцевой, Д.В. Пивоварова;
5. Эмпирические и теоретические методы исследования произведений изобразительного искусства: «наблюдение», «измерение», «формализация», «анализ», «синтез», «идеализация», «аналогия», «экстраполяция», «дедукция», «индукция».
Задачи
1. Анализ этимологической сущности понятий «диалектика», «бытовое», «чудесное» и «диалектика бытового и чудесного»;
2. Анализ представления сущности явления «диалектики бытового и чудесного» в религиозно-философских и литературных произведениях;
3. Формирование многоаспектной концепции феномена «диалектика бытового и чудесного»;
4. Исследование произведений нидерландской живописи XV-XVI века в качестве репрезентантов аспектов явления «диалектики бытового и чудесного»;
5. Формирование концепции диалектики «бытового» и «чудесного» в живописи Нидерландов XV-XVI веков.
Предполагаемый результат
Решение поставленных задач дает возможность формирования многоаспектной концепции диалектики понятий «бытового» и «чудесного» в качестве необходимой теоретической базы для исследования произведений живописи. Выявление способов и продуктов отношения диалектического
взаимодействия данных понятий позволяет сформировать классификацию, обобщающую сущностные аспекты нидерландской живописи XV-XVI века.
Апробация
Результаты данной работы могут быть использованы при разработке общей теории искусства, которая рассматривает феномен диалектики «бытового» и «чудесного» в качестве атрибутивного свойства создания художественного образа произведения изобразительного искусства. Особое значение данная работа приобретает для дальнейших исследований явления диалектики «бытовое» и «чудесное» в произведениях нидерландской живописи XV-XVI веков.


Возникли сложности?

Нужна помощь преподавателя?

Помощь в написании студенческих
и аспирантских работ!


Дипломная работа посвящена исследованию содержания понятия диалектики «бытовое» и «чудесное» в пространстве живописного искусства Нидерландов XV-XVI веков. Целью данной работы является формирование концепции диалектики «бытового» и «чудесного» в нидерландской живописи XV¬XVI веков.
Первая глава исследования посвящена теоретическому раскрытию сущности понятия диалектики «бытового» и «чудесного» в этимологическом, религиозно - философском и литературном контексте.
В первом параграфе первой главы проводится анализ этимологии понятия «диалектика» в составе многосоставного образования «диалектика «бытового» и «чудесного». Данный аспект исследования позволяет сделать заключение о понятии «диалектика» в качестве представления особого пространства диалога- спора двух сторон, стремящихся примириться, снять противоречие разделенности, иноприродности по отношению друг к другу. Полноценное осуществление, наибольшее раскрытие процесса «диалектики» представляется в создании нового общего языка «бытового» и «чудесного», способного раскрыть качество одной стороны через взаимодействие с противоположным началом.
Раскрывается значение понятия «бытового» в качестве проявления земного существования человека в его подлинной конечности, ограниченного вещественностью, индивидуальной уникальностью и замкнутостью. Выявляется специфика «бытового», которая определяется в понятиях элементарности, незначительности, единичности. Данное положение характеризует «бытовое» как частный, отдельный фрагмент целого Бытия, направленный на пестование собственной отдельности.
Выделяется диалектичность, присутствующая внутри понятия «бытового», с одной стороны направленного на утверждение конечного, обусловленного существования, и, с другой стороны, имеющего потенцию расширения до «Бытия» - приведения земного начала в созвучие с всеобщим вселенским порядком. Рассмотренная противоречивость «бытового» обусловлена потребностью отдельного, частного существования в обретении организации, устроенности, ритма, который возможен только в пространстве соучастия в общем ритме мироздания, понимания сверхчувственных законов единения Бытия.
Рассматривается значение понятия «чудесное», которое проявляется в качестве характеристики незримых духовных явлений в аспекте чуткого участия, острой потребности в отзывчивости, внимании, отрицающих конечность и вещественную бесчувственность земного мира. Выявляется характеристика «чудесного» в аспекте чуткого соучастия, на основе которого объединяются все разрозненные элементы мироздания, и образуется сверхчувственный, непостижимый чувственно порядок всего Бытия. Выявленная природа понятия «чудесного» требует тонкости, чуткости созерцания, понимания целого спектра нюансов, порождаемых соучастием всего в едином духовном пространстве. «Чудесное» раскрывается в качестве проявления духовного в аспекте участия, движения, постоянного заражения участием в жизни всего мироздания.
В ходе этимологического анализа выявлена диалектичность присущая природе понятия «чудесного», которая характеризуется, с одной стороны, неочевидностью, незримостью, тонкостью постижения, и, с другой стороны желанием свершится, осуществиться в земном мире посредством созвучного своей сущности чувственного облика. В данном диалектическом противоречии выявляется потребность «чудесного» в соприкосновении с вещественным, земным началом, обладающим чуткостью, обостренным вниманием к тонкой природе незримого начала.
Во втором параграфе первой главы рассматривается представление о диалектике «бытового» и «чудесного» в тексте библейского писания и текстах христианских религиозных мыслителей. В результате формируются две теоретические модели взаимодействия данных понятий.
В основе первой модели диалектики «бытового» и «чудесного» лежит представление о чуде явления незримой божественной воли в земной мире. В данном случае выявлено наиболее активное участие «чудесного» в диалоге двух сторон, вызванное стремлением найти наиболее чуткого реципиента, способного корректно осуществить, воплотить в зримом облике всю тонкость незримого божественного вещания. В данном аспекте осуществления «чудесного» бытовое начало представляется в качестве эталонного фрагмента Бытия, замкнутая вещественность которого избрана для претворения потенция соучастия, духовного включения в общий контекст мироздания. Полное осуществление чуда, в данном случае, заключается в настроенном, правильном слушании, тонком созерцании и послушном претворении бесконечной потенции Духа в конкретном, особенном облике бытового начала. Момент чуда раскрывается как просвечивание значительного порядка в малой форме конкретного бытового предмета или явления.
В основе второй модели диалектики «бытового» и «чудесного» лежит представление о чуде одухотворения земного начала, осознавшего присутствие смысла вне существования, ограниченного рамками вещественности. В данном случае определена более активная позиция «бытового», направленного на преодоление собственной бесчувственности, обусловленности естественной конечностью. Чудо одухотворения совершается за счет заражения вещественно-законченного бытового начала чувствительностью, чуткостью к соучастию в духовной сфере Бытия. Вещественность «бытового» в данном случае осознается только как призрачно полноценная, в действительности же нуждающаяся в духовном источнике. В данной модели для бытового качества появляется искушение познать чистое, незамутненное пространство «чудесного», в котором взамен ограниченности и косности земной жизни приходит соучастие в целостности Бытия.
Рассматривается представление о диалектике «бытового» и «чудесного» на основе материала нидерландских сказок. Данное представление ложится в основу формирования модели обоюдного, равноправного участия бытового и чудесного начала в создании нового качества единения вещественного и незримого. В данной модели активность каждого из участников диалектики не самоценна, в отличие от полноправного завладения инициативой либо чудесной, либо бытовой стороной в двух предыдущих моделях. Выявлена особенность модели равноправного участия «бытового» и «чудесного», которая заключается в осуществлении качеств одного участника диалога посредством другого, в предъявлении каждой из сторон собственной позиции и принятии ответа собеседника. В подобной модели «бытовое», с одной стороны, представляет собой послушного, чуткого исполнителя незримого позыва духовного, а другой стороны проявляет потенцию перейти от собственной частности с соучастию в духовном единении Бытия. «Чудесное» в данном случае, с одной стороны настоятельно участвует, призывает к чуткому вниманию, своею значительностью прорывает границы «бытового», а с другой стороны увлекает, заражает «бытовое» возможностью незримого соучастия в общем духовном движении.
Во второй главе построенные теоретические модели используются в исследовании визуального решения диалектики «бытового» и «чудесного» в нидерландской живописи XV-XVI веков на основе репрезентативных произведений изобразительного искусства: «Портрет четы Арнольфини» Яна ван Эйка, «Крестьянская свадьба» Питера Брейгеля Старшего и «Святой Лука, рисующий Мадонну» Рогира ван дер Вейдена.
Первый параграф второй главы посвящен раскрытию способности произведения «Портрет четы Арнольфини» репрезентировать чудо явления незримого начала. Выявляется особенность визуального представления замкнутости, обособленности земного начала в знаках, обладающих вещественной уникальностью, узко-специфичным содержанием, свидетельствующем о принадлежности быту человека конкретной страны и эпохи - Нидерландов XV века.
Обозначаются понятия «ритуальности», «торжественности в интимном пространстве», обнаруживающие способность данных знаков становится основой проявления всеобщего порядка, организованности всего мироздания. Определяются понятия «изящности», «вещественной утонченности», «чуткости материальной основы», свидетельствующие о раскрытии знаков бытового начала в контексте расконечивания материального бытования, слушания, проявления чуткости к незримым законам Бытия. Изучается визуальное представление понятий «беременности», «расцветания бытового качества», раскрывающих способность вещественного начала освобождаться от собственной определенности и законченности, предъявлять потенциальность перехода незримого в явное. В процессе раскрытия значений знаков произведения обнаруживается тенденция бытового начала становиться основой чуткого слушания и претворения незримой, чудесной сущности.
Во втором параграфе второй главы изучается представление чуда одухотворения в произведении «Крестьянская свадьба» Питера Брейгеля Старшего. Выявляется специфика представления обособленности человеческого начала в данном произведении. Раскрывается представление обусловленного человеческого естества, направленного на поддержание, пестование ограниченного бытования. Неполноценность земного существования определяется в понятии наращивания бытовым началом собственной конечности в процессе соединения только с себе подобным - вещественным, не дающим освобождения от предельности. Изучается представление грубости земного естества в отношении тонкого духовного движения, которое особенно явно проявляется в понятии тотальной слепоты, неведения о существовании чудесной стороны Бытия. Выявляется представление незримого чуда - чудесного события соучастия с духовным началом, которое остается незамеченным, лишенное соответствующего тонкого, чуткого собеседника в земном мире.
Грубая, бесчувственная сторона бытового начала проявляется в контрасте к сущности одухотворения, раскрытия способности к отрыву от материального веса естественной жизни. Раскрывается определение «чудесного» в качестве соблазняющего, заражающего возможностью освобождения от предела бытового начала и причащением к духовному движению. Выявляются особые редкие знаки, свидетельствующие о кратком миге отрыва от материальности быта и обращения к незримому источнику. В качестве свершения чуда одухотворения выявляется понятие «удивления», раскрывающее способность к соучастию, размыканию отдельности, вещественной замкнутости бытового качества.
В третьем параграфе второй главы рассматривается произведение «Святой Лука, рисующий Мадонну» Рогира ван дер Вейдена в аспекте представления чуда встречи, обоюдного участия «бытового» и «чудесного». В данном случае особенно важным становится специфика соединения действия явления «чудесного» и одухотворения «бытового». В равноправном диалоге «бытового» и «чудесного», с одной стороны, каждый участник отношения проявляет уникальность собственного претворения чуда, и, с другой стороны, происходит взаимораскрытие одного аспекта чуда через иное. В произведении «Святой Лука, рисующий Мадонну» исследуются две уникальные стороны чуда: явление Богоматери с Младенцем в образе земной женщины, кормящей ребенка, и преображение монаха в художника-святого, обретающего тонкость созерцания, чуткость духовного соучастия. Раскрывается композиционная формула круга в данном произведении, в котором реализуется способность к соединению двух уникальных аспектов свершения чуда. В композиционной структуре круга снимается способность чуда явления полностью раскрываться через продолжение в фигуре чутко внимающего зрителя, способного считывать сверхчувственное содержания чувственной стороны «чудесного». В то же время в рассмотренной композиционной формуле раскрывается возможность наиболее полновесного, вещественно-явленного осуществления «чудесного» посредством бытового начала, приуготовленного к позиции общения с тонким, незримым аспектом Бытия.
Данные аспекты чудесного события позволили охарактеризовать тенденцию изменения визуального представления диалектики «бытового» и «чудесного» в нидерландской живописи XV-XVI веков. Рассмотренные произведения фиксируют три точки развития диалектики «бытового» и «чудесного» в живописи Нидерландов XV-XVI веков. На примере репрезентативного произведения «Портрет четы Арнольфини» Я. ван Эйка фиксируется преимущественное представление чуда явления в первой половине XV века. В произведении «Святой Лука, рисующий Мадонну» Р. ван дер Вейдена определяется изображение чуда встречи, гармоничного соучастия «бытового» и «чудесного» в период 1435х-1440 годов. Произведение «Крестьянская свадьба» П. Брейгеля характеризует обращение к представлению чуда одухотворения в нидерландской живописи XVI века.
В четвертом параграфе рассматривается феномен диалектики «бытового» и «чудесного» в качестве присущего не только живописному искусству отдельной страны и эпохи - в данном случае Нидерландов XV-XVI веков - но и в качестве атрибутивного свойства любого произведения изобразительного искусства. Выявляется раскрытие чудесного события в самом процессе отношения зрителя и произведения искусства - в создании художественного образа. Определяется отношение вещественности красочной поверхности произведения
изобразительного искусства и зрительской чуткости, способности считывать сверхчувственное содержание в качестве первичного представления о чуде, заложенного в любом живописном произведении. Взаимоотношение произведения-вещи и зрителя в качестве архетипического представления о диалектике «бытового» и «чудесного» в изобразительном искусстве раскрывается в разных аспектах в зависимости от статуса формирования художественного образа.
Раскрывается первичное представление о формировании чуда явления, которое кристаллизуется на индексном статусе художественного образа. Особая значительность, самодостаточность индексного знака раскрывается как наиболее наглядный способ репрезентации полноценного осуществления незримого начала, фиксирования отдельной, малой формы в качестве единицы значительности, упорядоченности.
Специфичность суммативно-иконических и интегрально-иконических знаков рассматривается в качестве наиболее точного способа репрезентации соединения конечного с конечным, наращивания вещественной определенности, но, вместе с тем, и желания выхода за пределы замкнутого состояния.
Особое качество символического статуса художественного образа, в котором соединяется как уникальность множества материальных ячеек красочной поверхности, так и способность их соединяться и интегрироваться в новое качество композиционной формулы, рассматривается как наиболее наглядный способ репрезентации чуда встречи «бытового» и «чудесного».
Раскрытие диалектического взаимодействия «бытового» и «чудесного» в качестве архетипического представления раскрытия сверхчувственного содержания живописного произведения позволяет применять данные понятия в исследовании произведений изобразительного искусства.
Цель дипломного исследования достигается посредством раскрытия различных аспектов чудесного события в репрезентативных произведениях нидерландской живописи XV-XVI веков и формулировании актуальности феномена диалектики «бытового» и «чудесного» для произведений изобразительного искусства.



1. Аврелий Августин. Исповедь / Августин Аврелий//
http: //www.phil o sophy .ru/library/august/01 /7. html
2. Августин Блаженный, епископ Гиппонский. Сочинение. О граде Божьем / Августин Блаженный, еп. Гиппонский //
http://antology.rchgi.spb.ru/ Sanctus_Aurelius_Augustinus/City.html
3. Ансельм Кентерберийский. Прослогион / Ансельм Кентерберийский // http://antology.rchgi.spb.ru/Anselm_de_Canterbery/Proslogium.html
4. Байрамова, Л. Брейгель / Л. Байрамова. - М.: Классика. - Серия: Мир шедевров. 100 мировых имен в искусстве, 2001 - 64с.
5. Бенеш О. Искусство Северного Возрождения. Его связь со современными духовными и интеллектуальными движениями / О. Бенеш. - М.: «Искусство», 1973. - 222с.
6. Бердяев, Н.А. Философия свободы / Н.А. Бердяев // www.krotov.info/library/02_b/berdyaev/1911_05_02.html#113
7. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. - М.: Библейские общества, 1995. - 1371с.
8. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия 2001: электронная
энциклопедия.
9. Большой энциклопедический словарь// http://metromir.ru/downloads/
10. Габинский, Г.А. Теология и чудо. Критика богословских концепций / Г.А. Габинский. - М.: «Мысль», 1978. - 280с.
11. Гегель, Г.В.Ф. Наука логики / Г.В.Ф. Гегель. - В 3 т. - М.: Мысль, 1970.
- Т.1-2. - 502с., 248с.
12. Гершензон-Чегодаева, Н. М. Брейгель / Н.М. Гершензон-Чегодаева - М.: Искусство, 1983. - 412с.
13. Гуревич, А.Я. Категории средневековой культуры / А.Я. Гуревич.
- М.: Искусство, 1984. - 350с.
14. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка / В.И. Даль // http: //metromir.ru/downloads/
15. Дидро, Д. Об искусстве в 2т. / Д.Дидро. - Т.1. - М.: «Искусство», 1936. - 238с.
16. Жуковский, В.И. Визуальная сущность религии: Монография / В.И. Жуковский, Н.П. Копцева, Д. В. Пивоваров. - Красноярск: Краснояр. гос. ун-т., 2006. - 461с.
17. Жуковский, В.И. Искусство Возрождения: Учебное пособие / В.И. Жуковский. - Красноярск: Краснояр. гос. ун-т., 2006. - 299с.
18. Жуковский, В.И. Пропозиции теории изобразительного искусства: Учебное пособие / В.И. Жуковский, Н.П. Копцева. - Красноярск: Краснояр. гос. ун-т., 2004.
- 266с.
19. Жуковский, В.И. Теория изобразительного искусства: Тексты лекций. Ч. 1. / В.И. Жуковский. - Красноярск: Краснояр. гос. ун-т., 2004. - 170с.
20. Жуковский, В.И. Теория изобразительного искусства: Тексты лекций. Ч. 2. Методология истории искусства / В.И. Жуковский. - Красноярск: Краснояр. гос. ун-т., 2004. - 199с.
21. Золотая книга сказок / Вступ. ст. А.Погодин. - М.: Сериал, 1994. - 368с.
22. Иванов, В. В. О научном ясновидении Афанасьева, сказочника и фольклориста/ В.В. Иванов // Литературная учеба, 1982. - № 1. - С. 157-161.
23. Иоанн Дамаскин. О человеке. / Иоанн Дамаскин // Точное изложение
православной веры //
http: //antology.rchgi. spb.ru/Damaskin_ioan/damas01 /damas01/002/txt 12 .htm
24. Иоанн Дунс Скот. [III. Ответ на первый вопрос.] / Иоанн Дунс Скот // Сочинения //http://antology.rchgi.spb.rU/Joh_Duns_Scotus/scotus_9.htm#e
25. Ильина, Т.В. История искусства. Западноевропейское искусство/ Т.В.
Ильина. - М., 1993.- 317с.
26. Искусство Возрождения в Нидерландах, Франции, Англии. - М.:«Искусство», 1994.-144с.
27. Искусство Европы. Живопись Северной Европы / Авт.-сост.
С. Исламова. - М.: Русское энциклопедическое товарищество, 2002. - 224с.
28. Карсавин, Л.П. Св. отцы и учители Церкви (раскрытие Православия в их творениях) / Л.П. Карсавин. - М.: Изд-во МГУ. - 1994. - 176с.
29. Котельникова, Т. М. Брейгель/ Т.М. Котельникова. - М.:ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2004. - 128с.
30. Ле Гофф, Ж. Средневековый мир воображаемого: Пер. с фр. / Общ. ред. С.К. Цатуровой. - М.: «Прогресс», 2001. - 440с.
31. Лосев, А.Ф. Диалектика мифа / А.Ф. Лосев //
www.philosophy.ru/library/losef/dial_myth.html#_ednref2
32. Лупанова, Н.Л. Современная литературная сказка и ее критики. Заметки фольклориста / Н.Л. Лупанова. - Петрозаводск, 1981. - С.76-90.
33. Львов, С.Л. Питер Брейгель Старший/ С.Л. Львов. - М: Искусство, 1971. - 205с.
34. Марейниссен, Р. X. Брейгель/ Р.Х. Марейниссен. - М.: Библио-Глобус, 2003. - 420с.
35. Мейстер, Экхарт "Духовные проповеди и рассуждения" / Мейстер Экхарт // http://antology.rchgi.spb.rU/Meister_Eckhardt/Sermones.rus.html#6
36. Мень, А.В. Библиологический словарь в 3. / А.В. Мень. - Т.3. - М.: Фонд имени Александра Меня, 2002. - 523с.
37. Морен, Л. Бог свободен и связан / Л. Морен // www.krotov. info/libr min/m/mazeyna/moren 1 .html#8
38. Народные русские сказки А.Н. Афанасьева: в 3т. / Сост., вступ. ст., вводн. тексты и коммент. Т.Г. Ивановой. - М.: Наука, 1985.
39. Никулин, Н.Н. Детали картин Эрмитажа. Пейзаж в западноевропейской живописи XV-XVI веков / Н.Н. Никулин. - Л.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 1959. - 20с.
40. Никулин, Н.Н. Золотой век нидерландской живописи. XV век / Н.Н. Никулин. - М.: Изобразительное искусство. - М.: Изобразительное искусство, 1981. - 398с.
41. Никулин, Н.Н. Нидерландская живопись XV-XVI веков / Н.Н. Никулин. - М.: Изобразительное искусство, 1988. - 294с.
42. Никулин, Н.Н. Нидерландская живопись XV-XVI веков в музеях Советского союза / Н.Н. Никулин. - Л.: «Аврора», 1987. - 357с.
43. Никулин, Н.Н. Рогир фан дер Вейден. Лука, рисующий мадонну / Н.Н. Никулин. - М., Л.: «Советский художник», 1964. - 36с.
44. Никулин, Н.Н. Ян Ван Эйк / Н.Н. Никулин. - Л., М.: «Искусство», 1959. - 46с.
45. Пивоваров, Д.В. Проблема носителя идеального образа:
операционный аспект/ Д.В. Пивоваров. - Екатеринбург, 1986. - 129с.
46. Пропп, В.Я. Исторические корни волшебной сказки. Собрание трудов В.Я. Проппа / В.Я. Пропп. - Изд-во: Лабиринт, 1998. - 512с.
47. Розанов, В.В. Собрание сочинений. Во дворе язычников / В.В. Розанов. - М.: Республика, 1999. - 463с.
48. Роман о Тристане и Изольде/ Средневековый роман и повесть. Библиотека всемирной литературы. Т. 22. - Изд-во: Художественная литература, 1974. - 639с.
49. Ротенберг, Е.И. Западноевропейская живопись XVII века.
Тематические принципы/ Е.И. Ротенберг. - М.: Искусство, 1994. - 286с.
50. Св. Григорий Великий Двоеслов. Беседа IV, произнесенная к народу в Храме Св. мученика Стефана. Об Апостолах. Чтение Св. Евангелия: Мф.10:5-10 / Св. Григорий Великий Двоеслов //http://www.pagez.ru/lsn/gdv/04.php
51. Сказки братьев Гримм. - Ростов н/Д.: Изд-во Проф-Пресс, 1999. - 512с.
52. Сказки народов мира: В 10 т. Т. 4. Сказки народов Европы. / Сост. А.Л.
Налепин. - М.: Детская литература, 1988. - 719с.
53. Словарь библейского богословия/ Под ред. К. Леон-Дюфуа. - Брюссель: Изд-во «Жизнь с Богом», 1990. - 1288с.
54. Словарь иностранных слов: актуальная лексика, толкования, этимология/ Н.С. Арапова, Р.С. Кимягарова и др. - М.: Цитадель, 1999. - 336с.
55. Современный философский словарь/ Под общ. ред. д.ф.н. В.Е. Кемерова. - М.: «Академический проект», 2004. - 864с.
56. Соколов, М.Н. Бытовые образы в западноевропейской живописи XV-XVI веков. Реальность и символика / М.Н. Соколов. - М: «Изобразительное искусство». - 1994. - 286с.
57. Сугробова, О.В. Падение Икара: Рассказ о нидерландском художнике Питере Брейгеле / О.В. Сугробова. - М.: Дет. лит., 1984. - 59с.
58. Схелтьенс, В. Библиография нидерландской литературы в русском переводе / В. Схелтьенс. - СПб.: Алетейя, 2003. - 301с.
59. Топорков, А.Л. Теория мифа в русской филологической науке XIX века / А.Л. Топорков. - М.: Индрик, 1997. - 456 с.
60. Фасмер, М. Этимологический словарь русского языка: в 4т. / М. Фасмер. - Т.1. - М.: «Прогресс», 1986. - 573с.
61. Феофан еп. Кронштадтский. Чудо. Христианская вера в чудо и ее оправдание. Опыт апологетически-этического исследования / Феофан еп. Кронштадтский. - Пг., 1915. - С.96
62. Философский энциклопедический словарь / Ред.- сост. Е.Ф. Губский, Г.В. Кораблева. - М.: ИНФА-М, 1997. - 576с.
63. Флоренский, П.А. О суеверии / П.А. Флоренский. - Философские науки. - 1991. - № 5. - с. 87-108.
64. Фут, Т. Мир Брейгеля: 1525-1569 / Т. Фут. - М.: «ТЕРРА - Книжный клуб», 2003. -192с.
65. Хаген, Р.-М. Брейгель / Р.-М. Хаген, Р. Хаген. - М.: Арт-Родник, 2000. -
96с.
66. Христианство: Словарь/ Под общ. ред. Л.Н. Митрохина. - М.: «Республика», 1994. - 559с.
67. Шанский Н.М. Краткий этимологический словарь русского языка. Пособие для учителя/ Н.М. Шанский, В.В. Иванов, Т.В. Шанская. - М.: «Просвещение», 1971. - 542с.
68. Шеллинг Ф.В. Философия искусства/ Под общ. ред. Овсянникова. - М.: Изд- во «Мысль». - 1999. - 608с.


Работу высылаем на протяжении 30 минут после оплаты.




© 2008-2022 Cервис помощи студентам в выполнении работ