Заказать работу


Тип работы:
Предмет:
Язык работы:


ЭТНОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ НАРОДОВ СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА (ПО МАТЕРИАЛАМ ЭТНОГРАФИЧЕСКИХ ФИЛЬМОВ)

Работа №35955
Тип работыДипломные работы, ВКР
Предметантропология
Объем работы89
Год сдачи2019
Стоимость3700 руб.
ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ
Просмотрено 107
Не подходит работа?

Узнай цену на написание

1. Введение 3-14
Глава 1. Место этнопсихологии в системе социокультурного знания
1.1. Понятие этнопсихологии как науки 15
1.2. Историческое развитие этнопсихологических знаний 23
1.3. Понятие национального характера и подходы к его изучению в
этнопсихологии 45-51
Глава 2. Народы Сибири и Дальнего Востока: особенности материальной, социальной и духовной культуры
2.1. Общая характеристика народов Сибири и Дальнего Востока 52
2.2. Этнопсихологические особенности народов Сибири и Дальнего Востока 56-61
Глава 3. Отражение этнопсихологических особенностей народов Сибири и Дальнего Востока в этнографическом кино
3.1. Визуальные источники антропологического знания 62
3.2. Этнографическое кино как источник сведений о культурных и психологических особенностях народов Сибири и Дальнего Востока 69-74
Заключение 75-84
Список использованной литературы


Этническая психология - это самостоятельная отрасль знаний, возникшая на стыке таких наук, как психология, социология (философия), культурология и этнология (этнография), которые в той или иной мере изучают национальные особенности психики человека и групп людей. Ее взаимодействие с ними обусловливается необходимостью объединения усилий многих исследователей в интересах изучения сходного объекта - явлений, выступающих следствием взаимодействия, общения, взаимоотношений и поведения людей в составе этнических общностей.
Актуальность этнопсихологических знаний определена тем, что реальная практика отношений между представителями различных этнических общностей требует всестороннего исследования и изучения ряда феноменов и закономерностей, которые являются следствием межнационального взаимодействия. Этнопсихологические феномены проявляются как на уровне индивидуальных характеристик, так и на уровне групп. Исследовать эти феномены - значит, выявить сущностные характеристики психики того или иного этноса, их закономерности и механизмы проявления.
Этническая психология и ученые, ее представляющие, занимаются прикладными исследованиями, которые в зависимости от того, кто их осуществляет, могут быть двух видов. Во-первых, психологи занимаются изучением собственно национально-психологических особенностей людей как представителей конкретных этнических общностей независимо от того, являются ли эти особенности врожденными или приобретенными в ходе социализации индивида, а также закономерностей их проявления и функционирования. Национально-психологические особенности формируются в филогенезе и онтогенезе, поэтому имеют самую непосредственную связь и с общим развитием психики человека. Общий перечень возможных направлений исследований этнической психологии должен отражать традиционную психологическую рубрикацию, включая в себя интеллектуально познавательные процессы, эмоционально-волевые явления, психологическое своеобразие групповых форм взаимодействия и поведения людей, национально-специфические потребности, интересы и ценностные ориентации.
Во-вторых, социологи и этнографы проводят главным образом этнокультурные исследования. Их предметом является изучение не собственно национально-психологических особенностей, отличающих одних людей от других, а национального своеобразия культурных потребностей и традиций, социальных стереотипов поведения и жизни представителей конкретных этнических общностей.
Одним из методов этнопсихологических исследований являются визуальные методы. Применение на практике визуальной антропологии доказало многие причины выбора данных методов для изучения другой культуры. В первую очередь, визуальный материал дает очень полное представление о малоизвестных сторонах жизни различных народов. Он передает их взаимоотношения, какими они хотят казаться перед камерой, пытаясь представить свою нацию. Благодаря просмотру и рефлексии над кадрами, исследователь, сравнивая некоторые моменты, может выделить настоящее поведение героев и их образ жизни. Подробное запечатление поведения героев на камеру помогает уловить какие-либо фразы героев, произнесенные абсолютно случайно, но представляющие собой большую ценность для определения и выявления особенностей данной культуры, в то время как монтаж фильма, как раз выделяет то, что важно знать об этой культуре и то, что ее характеризует.
Степень изученности исследования. Первые опыты этнографических съемок состоялись после изобретения синематографа. Начальной датой этнографического кино французский этнолог и режиссер Жан Руш определил 4 апреля 1901 года, когда Уолтер Болдуин Спенсер снял ритуальный танец австралийских аборигенов.
По словам Карла Хайдера «рождение этнографического фильма произошло 11 июня 1922 года, когда в Нью-Йоркском театре был показан фильм Роберта Флаэрти “Нанук с севера”». Окончательное соединение двух таких различных направлений деятельности, как антропология и кино, хрестоматийно связывается с именами Маргарет Мид и Грегори Бейтсона. Результатом их совместного исследовательского проекта на Бали помимо монографии «Балийский характер» (1942), где «текст и фотографии использовались настолько уместно, что это остается единственной в своем роде работой», стал обширный киноархив, на материалах которого затем было смонтировано шесть фильмов.
Этнические же различия давно привлекают внимание исследователей. Начиная с Геродота (490-425 г. до н. э.), летописцы, повествуя о дальних странах и проживающих там народах, немало внимания уделяли описанию их нравов, обычаев и привычек. Интерес к проблеме этнических различий и их влияния на культуру и быт народов проявляли Гиппократ, Страбон, Платон, Теофраст, Ксенофонт.
С позиций Гиппократа, различие между народами обусловлено расположением страны, климатом и другими естественными факторами. Этот подход в дальнейшем поддержали другие ученые, и в науке сложилась определенная теория - географический детерминизм. Платон, в отличие от Гиппократа, подчеркивал, что характеры людей формируются под влиянием определенной формы государственного правления, и что видов устройства души существует столько, сколько видов государственного устройства, и при изменении последнего устройство души также меняется. Теофраст исследовал моральные качества людей, которые, по его мнению, формируются под влиянием социального окружения. Он указывал, что определенные народы, проживая в одной климатической зоне, имеют разные формы государственного правления, разную культуру и религию, разную психологию. Вместе с тем, можно найти похожие по характеру народы, которые живут на разных континентах и в разных климатических условиях.
Согласно теории английского философа Д. Юма , люди тяготеют к общению и объединению. Объединение людей для решения общих вопросов, связанных с обороной, торговлей, управлением, приводит к образованию общего языка, общих наклонностей и национального характера. Аналогичные взгляды высказывал представитель французского просвещения К. Гельвеций.
Особенности национального характера зависят от социально-политических отношений и свободны от географических влияний. Проблемы этноса интересовали представителей немецкой классической философии - И. Г ердера, Г. Г егеля, И. Фихте, И. Канта. По мнению И. Гердера, формирование национального характера определяется единством внешнего (климатические условия) и внутреннего (органические, в частности генетические, особенности), при этом главную роль в этнической истории он отдает внутренним факторам. В своей работе «Идеи к философии истории человечества» И. Гердер рассматривал движущие силы развития общества, пытаясь выявить законы развития общества, в частности анализируя характеры разных народов.
Важное место в истории этнопсихологии занимают работы И. Канта , показавшего, что каждый народ имеет свой национальный характер, который проявляется в отношении к другим народам и в национальной гордости. И.Кант признавал влияние географического фактора и формы правления на национальный характер, но утверждал, что не они являются основой характера народа, а черты предков, закрепленные генетически и передаваемые из поколения в поколение. Поэтому при изменении места жительства и формы правления характер народа, как правило, не меняется - хранится язык, род занятий, костюмы. Значительным вкладом И. Канта в народоведение стал сравнительный анализ характеров европейских народов и идея о том, что в национальном характере любого народа есть как положительные, так и негативные черты.
В XIX веке в связи с анализом национального характера того или иного народа формируется понятие «дух народа», которое встречается в работах представителей немецкой классической философии Г. Гегеля и И. Фихте. Г. Г егель в работе «Философия духа» отмечает, что национальный характер - это проявление субъективного духа в разных естественных условиях, которые определяют специфику духовного мира наций и рас, особый дух народа.
Становление этнической психологии как самостоятельной дисциплины относят к второй половине XIX века и связывают с именами X. Штейнталя, М. Лацаруса, В. Вундта, Г. Лебона. В это время зародилась идея создания специальной науки, призванной объединить историко-филологические исследования с психологическими, - «этнической психологии». Первоначальный замысел был изложен X. Штейнталем в «Журнале социальной психологии и лингвистики» (1852), а с 1859 года он совместно с М. Лацарусом стал издавать специальный журнал «Этническая психология и языковедение».
Опираясь на психологию Г. Гегеля и И. Гербарта и концепцию «народного духа», X. Штейнталь и М. Лацарус утверждали, что язык, религия, право, искусство, наука, быт, нравы и т. п. получают конечное объяснение в психологии народа как носителя коллективного разума, воли, чувств, характера, темперамента и т. п. Согласно такому пониманию, все явления
социальной жизни представляют собой своеобразную форму «эманации народного духа». Задача психологии народов как отдельной науки - познать психологически сущность духа народа, открыть законы, по которым протекает духовная деятельность народов .
Основателем «школы народов» и ученым, осуществившим разработку этнопсихологической концепции, стал немецкий ученый В. Вундт, который подверг критике интеллектуализм воззрений Х. Штейнталя и М. Лацаруса и выдвинул столь же идеалистическое волюнтаристское понимание сущности и задач этнической психологии. Он отказался от неопределённого понятия «дух целого» и предложил программу эмпирических исследований языка, мифов и обычаев - своего рода социологию обыденного сознания. В его варианте психология народов - это описательная наука, фиксирующая особенности «глубинных слоев» духовной жизни людей. Для В. Вундта народное сознание представляло собой «творческий синтез» индивидуальных сознаний, порождавший качественно новую реальность, обнаруживаемую в продуктах надындивидуальной деятельности.
В своих исследованиях В. Вундт исходил из того, что поскольку народная душа такая же реальность, как и индивидуальная, то и изучать ее нужно также детально, как и индивидуальную душу. Для этого он предложил использовать метод анализа конкретно-исторических продуктов творчества народа: языки, мифов, обычаев. Язык народа, по теории В. Вундта, идентичен мышлению, мифы - чувством, обычаи - воли в индивидуальной психологии.
Школа психологии народов послужила отправной точкой для развития понимающей психологии В. Дильтея и Э. Шпрангера, а также французской социологической школы. В России идеи этой школы развивал А. А. Потебня.
В изучении проблем этнической психологии, наряду с психологами, приняли участие лингвисты, историки, археологи, социологи, этнологи, антропологи. Был собран огромный фактический материал по психологии
различных племён и народов. Особенное внимание уделялось исследованиям психологии первобытных народов, которыми занимались французский философ и этнограф Л. Леви-Брюль, немецкий учёный Р. Турнвальд. Л. Леви- Брюль отмечал, что разным этническим общностям свойственно специфическое мышление, и что над мышлением отдельных людей довлеют коллективистские представления, отражающиеся в обычаях, обрядах, языке, культуре, социальных институтах. Логика первобытных людей отличалась от мышления современного человека, что обусловило длительность эволюции национальной психики.
На развитие этнопсихологических влияние взглядов оказали идеи французского этнографа и социолога К. Леви-Стросса (1908-1987). Главным направлением творчества Леви-Стросса был анализ структур жизни и мышления, не зависящих от индивидуального сознания, на примере исследования первобытных обществ Южной и Северной Америки.
В России в начале ХХ века проблемами этнопсихологии занимались Г. Г. Шлет, В. М. Бехтерев, Л. С. Выготский, А. Р. Лурия. Большое внимание уделялось вопросам предмета и методов этнопсихологии.
Значительный вклад в развитие этнической психологии внес выдающийся российский философ Г. Г. Шпет, который в 1920 году организовал в Московском университете кабинет этнической психологии, а в 1927 году издал работу «Ввдение в этническую психологию», в которой выступил с резкой критикой В. Вундта и генетического подхода (Штейнталь, Лацарус) и пытался обосновать свое понимание этнопсихологии с позиций феноменологии Э. Гуссерля. Он считал, что этнопсихология должна быть описательной, а не объяснительной наукой. Шпету не удалось развить свои идеи до конца из-за политических преследований и гибели в 1937 году .
В. М. Бехтерев считал, что каждая нация имеет свой темперамент и свои национальные черты характера, особенности умственной деятельности, которые закрепляются и соответственно передаются биологическим путем. Все остальные этнопсихологические характеристики имеют социокультурную природу и зависят, по его мнению, от общественного развития и уклада жизни, сложившегося в ходе культурного генезиса. В противовес В. Вундту, предполагавшему, что основными источниками этнопсихологических знаний являются мифы, обычаи и язык, В. М. Бехтерев призывал исследовать коллективную и индивидуальную психологию и деятельность людей как представителей конкретных национальных общностей, критикуя при этом не только объекты изучения, но и понятийный аппарат своих предшественников (Вундта, Лебона), которые проявляли субъективизм, говоря о «народной душе», «народном чувстве» и «народном духе». Он не признавал понятия «народная душа», «народные чувства», «народный дух» и считал, что изучением психологии народов должна заниматься особая наука - коллективная рефлексология. В своих работах он одним из первых в России обратился к вопросу о роли и значении символики в национальной психологии. Согласно его представлениям, жизнь любой группы и народа в том числе, полна символизма. В качестве национальных символов может использоваться широкий круг предметов и явлений: язык и жесты, флаги и гербы, герои войны, подвиги исторических лиц, выдающиеся исторические события. Они выступают средством согласования интересов и совместной деятельности людей, тем самым объединяя их в единую общность.
В конце 20-х годов ХХ века проблемы этнопсихологии стала разрабатывать культурно-историческая школа, которую возглавлял выдающийся психолог Л. Выготский. Предметом этнической психологии, по мнению представителей этой школы, является изучение социально-исторического развития поведения этноса. Говоря об этнической психологии, Л. С. Выготский имел в виду так называемую «психологию примитивных народов», поэтому необходимым считал проведение сравнительного кросскультурного анализа психической деятельности «культурного человека» и «примитивного». Он считал, что нужно проводить, прежде всего, межэтнические сравнительные психологические исследования представителей «традиционных» и цивилизованных обществ. По мнению Л. С. Выготского, основным в этнопсихологии является инструментальный метод, который состоит в исследовании психологических инструментов, опосредствующих психическую деятельность. Например, культурные знаки (это, прежде всего, язык, а затем - искусство, религия, быт) являются своеобразными инструментами, с помощью которых один человек воздействует на другого, но вместе с тем формирует и собственный внутренний мир. На основе теории инструментального метода Л. С. Выготским была разработана научно-исследовательская программа по педологии национальных меньшинств. Вместо традиционного тестирования Л. С. Выготский предлагал использовать изучение национальной среды, ее структуру, динамику и все то, что определяет этническое своеобразие психических процессов. Кроме того, психику детей национальных меньшинств Л. С. Выготский предлагал изучать не в сравнении с психикой «стандартного» ребенка, а на основе сравнительного анализа с психикой взрослого той же этнической группы и той же культурной среды.
Экспериментальное подтверждение идей культурно-исторического подхода Л. С. Выготского было осуществлено его учеником А. Р. Лурия в 19311932 годах в Узбекистане. Результаты исследований показали, что изменение общественно-исторической формации и характера общественной практики привело к коренным изменениям психических процессов узбеков - восприятия, мышления, воображения.
В 30-тые годы ХХ века начались гонения на психологическую науку, апогеем которых постоянное постановление «О педологических отклонениях в системе Наркомпросу». Наряду с другими областями психологии этнопсихология была осуждена как «буржуазная» наука и такой она считалась очень долго.
Публикации по этнопсихологии появились только в 60-х годах. Первым на необходимость исследования национальной психологии обратил внимание советский социальный психолог и историк Б. Ф. Поршнев (1908-1979). Он критиковал тех ученых, которые стремились выводить своеобразие психологических особенностей из физических, антропологических и других подобных черт, считая, что нужно искать объяснение специфических характеристик психического склада нации в исторически сложившихся конкретных экономических, социальных и культурных условиях жизни каждого народа. Он призывал исследовать традиционные формы труда, формирующие особенности национального характера, подчеркивал необходимость изучения связей языка с глубинными психическими процессами, советовал изучать механизмы общения .
В 70-е годы российские философы и историки стали активно разрабатывать теорию наций и национальных отношений, уделяя приоритетное внимание методологическому и теоретическому обоснованию сущности и содержания национальной психологии как явления общественного сознания (Э. А. Баграмов, А. Х. Гаджиев, П. И. Гнатенко, А. Ф. Дашдамиров, Н. Д. Джандильдин, С. Т. Калтахчяй, К. М. Малинаускас, Г. П. Николайчук).
Изучением этнопсихологических феноменов начали заниматься философия, социология, этнография, история. Началось активное изучение этнографических характеристик народов мира (Ю. В. Арутюнян, Ю. В. Бромлей, Л. М. Дробижева, В. И. Козлов, Н. М. Лебедева, А. М. Решетов, Г. У. Солдатова).
С начала 70-х годов этнопсихологическая проблематика стала разрабатываться военными психологами - В. Г. Крысько, И. Д. Куликов, И. Д. Ладанов, Н. И. Луганский, Н. Ф. Феденко, И. В. Фетисов.
В 80-е 90-е годы в России начали складываться научные коллективы и школы, занимающиеся проблемами собственно этнической психологии и этносоциологии.
С конца XX века в этнопсихологии выделяют два направления, решающие схожие задачи, но опираясь на противоположные по сути концепции:
- Сравнительная антропология, которая изучает как конкретный человек мыслит, действует, чувствует себя в определённой культурной среде. Исследователи, работающие в этом подходе изучают культуру того или иного народа как бы изнутри, не сравнивая с другими культурами. В этом подходе ценится уникальность каждой культуры, её неповторимость и самобытность.
- Кросс-культурная психология изучает особенности двух или нескольких народов, наций, этнических групп. Она выявляет сходства и различия, разрабатывая для этого различные критерии.
И в том и в другом подходе есть свои сильные стороны и свои ограничения. Поэтому на сегодняшний день существует тенденция к объединению этих подходов.
Цель исследования - изучение культурных особенностей и этнопсихологических характеристик народов Сибири и Дальнего Востока (по материалам этнографических фильмов).
Для достижения указанной цели были поставлены следующие исследовательские задачи:
1. определить понятие, предпосылки возникновения и развития этнопсихологических знаний;
2. охарактеризовать понятие национального характера и особенности его изучения в этнопсихологии;
3. охарактеризовать особенности этнографического кино как источника антропологического знания;
4. выявить культурные и этнопсихологические особенности народов Сибири и Дальнего Востока, отраженные в этнографическом кино.
Объектом исследования являются этнопсихологические особенности народов Сибири и Дальнего Востока.
Предмет исследования - отражение этнопсихологических особенностей народов Сибири и Дальнего Востока в этнографическом кино.
Научная новизна данного исследования состоит:
Во-первых, в определении научного контекста и обосновании предмета, целей, задач и статуса этнопсихологии;
Во-вторых, в применении визуального метода в исследовании этнопсихологических особенностей народов Сибири и Дальнего Востока;
В-третьих, в описании этнопсихологических характеристик народов Сибири и Дальнего Востока по материалам этнографических фильмов.
В дипломной работе применяются такие общенаучные методы исследования, как описание, анализ и синтез.
Настоящая работа включает в себя введение, основную часть, состоящую из 3 глав, заключение и список использованной литературы.

Возникли сложности?

Нужна помощь преподавателя?

Помощь в написании студенческих
и аспирантских работ!


По результатам проведенного исследования можно сделать следующие выводы.
Этническая психология - это наука, изучающая закономерности развития и проявления национально-психологических особенностей людей как представителей конкретных этнических общностей, отличающих их друг от друга. Она, в свою очередь, является отраслью социальной психологии и базируется на исследованиях, осуществляемых не только учеными- психологами, но и социологами, этнографами, философами.
Национально-психологические особенности людей - реально существующие, активно функционирующие и четко осознаваемые исследователями явления общественного сознания, имеющие свои специфические свойства, своеобразные механизмы проявления и оказывающие большое воздействие на поведение и деятельность людей.
При изучении этнопсихологических особенностей народов Сибири и Дальнего Востока применялись визуальные методы. Применение на практике визуальной антропологии доказало многие причины выбора данных методов для изучения другой культуры. В первую очередь, визуальный материал дает очень полное представление о малоизвестных сторонах жизни различных народов. Благодаря просмотру и рефлексии над кадрами можно выделить настоящее поведение героев и их образ жизни. Подробное запечатление поведения героев на камеру помогает уловить какие-либо фразы героев, произнесенные абсолютно случайно, но представляющие собой большую ценность для определения и выявления особенностей данной культуры, в то время как монтаж фильма, как раз выделяет то, что важно знать об этой культуре и то, что ее характеризует.
Одним из первых и весьма успешных опытов данного направления является знаменитый фильм Роберта Флаэрти «Нанук с севера» (1922). Вдохновленный примером Мартина Джонсона, запечатлевшего жизнь представителей племени южного острова в Тихом Океане, режиссер задался целью воспроизвести жизнь аборигенов Севера и провел с эскимосами Г удзонова залива в Канаде почти полтора года. За это время ему удалось «стать своим» и запечатлеть на камеру наиболее характерные особенности повседневного уклада представителей этой экзотической, с точки зрения европейцев, культуры. Стремясь воспроизвести наиболее интересные детали эскимосского быта, Флаэрти, в отличие от Джонсона, пошел на некоторые компромиссы с реальностью - желая показать во всей полноте повседневный жизненный уклад главного героя, Флаэрти «делает» его главой семьи, хотя известно, что на самом деле Нанук был охотником одиночкой. Также в фильме воссозданы приемы охоты на моржа при помощи копья, хотя к этому времени аборигенам были известны новые, более эффективные способы охоты.
Несмотря на такие постановочные эпизоды, фильм о Нануке до сих пор считается одним из лучших примеров в плане этнографического воспроизведения быта представителей неевропейской культуры. Знаком уважения к вкладу Флаэрти в мировой документальный кинематограф стал проводимый ежегодно Международный фестиваль документальных фильмов «Флаэртиана». Так, в сентябре 2015 года в Перми прошел очередной XV форум этнографических фильмов имени выдающегося кинодокументалиста.
Эпоха становления и развития телевидения и цифрового вещания существенно повлияла на интерпретацию этнографического кинематографа. Новые аудиовизуальные технологии дают небывалые прежде возможности приближения автора к объектам исследования. Мобильность легких переносных камер, хорошее качество звука и изображения делают процесс кинонаблюдения почти незаметным для окружающих.
Естественность поведения, искренность общения героев многих этнографических повествований является наиболее привлекательной стороной многих теле- и кинопроектов и обеспечивает им постоянный зрительский интерес. Неслучайно показ повседневной жизни разных народов является основой стратегии развития таких телеканалов, как BBC, Discovery, National Geographic, Моя планета.
Этнографические фильмы являются мощным стимулом развития современного межкультурного диалога. Эта тенденция приобретает особую актуальность в связи с нарастающими проблемами обострения межнациональных и межконфессиональных отношений. Воспитание общества в духе взаимопонимания и доброжелательности по отношению к представителям других культур является главным условием современной жизни. Этим центральным задачам в значительной мере призвана содействовать визуальная антропология. Используя арсенал современных аудиовизуальных средств фиксирования реальности - от фотографии до съемок на современные цифровые носители - визуальная антропология призвана объединить возможности экранных искусств и достижения современной науки о человеке. Способами презентации данного научного направления можно считать не только антропологические фильмы, но и фотодокументы, мультимедийные архивы и работу профильных веб-сайтов. Именно в антропологии важнейшим способом получения знаний является непосредственное наблюдение за конкретными проявлениями повседневной жизни человека. В решении этой задачи аудиовизуальные средства не имеют конкурентов, поскольку позволяют наиболее полно, точно и объективно отображать происходящие события. Визуальное документирование позволяет зафиксировать уникальные аспекты бытования человека в культуре, отобразить трудно осознаваемые при обычном наблюдении проявления антропологической сущности.
Визуальная антропология охватывает широкий спектр гуманитарных задач. Это не только восстановление диалога разобщенных культур, а выявление их своеобразия и общечеловеческой целостности.
Практический визуальный материал предполагает разные методы теоретического анализа, по поводу которых и идет современная научная дискуссия. В этой связи важным событием в области истории и теории визуальной антропологии можно считать монографию Гордона Грея «Кино: Визуальная антропология».
Весьма существенным можно считать авторское указание на терминологическое различие «этнографического» и «антропологического» кино. Грей считает, «что этнографический фильм - разновидность документального кино, посвященная в основном показу образа жизни того или иного человеческого сообщества. В его фокусе могут быть отдельные аспекты культурных практик, например, конкретный ритуал или, шире, какой-либо общественный институт - родство и прочее. Причем, такой показ не связан с подтверждением той или иной теории или определенной антропологической точки зрения. Термин «антропологическое кино» употребляется в тех случаях, когда автор(ы) фильма более активно занимаются обоснованием той или иной антропологической теории, позиции или точки зрения».
Перечисляя признаки визуальной антропологии, Грей не дает полное и исчерпывающее определение данного направления, считая, что оно находится в стадии активного становления. Основная проблема, по мнению автора, заключается в том, что академическое сообщество ученых-антропологов в большей мере представлено теоретическими работами, где визуальный материал в лучшем случае рассматривается как прикладной. Ученые- антропологи не совсем готовы осваивать качественно новые параметры визуализированного материала, требующего как минимум расширения терминологического аппарата и разработки новых принципов его анализа. В этой связи важным определением специфики научного потенциала визуальной антропологии можно считать высказывание А.В. Головнева о том, что «рефлексия антропологического кино задает сегодня все больше вопросов о развитии жанра, методологии, технологии, спроса, потенциала. Визуальная культура стала актуальной долей общекультурного фонда, формируя в человеке новую матрицу мировосприятия, от экранной грамоты (навыков чтения экрана) до стилизации под экран (подражание кинотелегероям в мимике, словооборотах, увлечениях, нарядах, интерьере). Нынешнее явление визуальности означает своего рода прозрение науки, обретение нового средства коммуникации - языка изображения, доведенного кинематографом за минувший век до общеупотребимости. В этом пространстве киноантропология представляет собой перекресток искусства кино и науки антропологии».
Признавая важность документов фотографического плана, следует отметить, что визуальная антропология в большей степени оказалась синтезом двух социокультурных порождений XX века - антропологии и кинематографа. Причем теоретическая, аналитическая составляющая исследований, в основном, связывается с антропологическими аспектами, в то время как кинематографический аспект представляется преимущественно в виде культуротворческой деятельности и в меньшей степени обращен к теоретическому осознанию своих онтологических корней - теории визуального мышления.
Новым качеством антропологического фильма можно считать необходимость целостно представлять эстетически выверенную визуальную повествовательность и этнографическое знание предмета исследования. Таким образом, презентуемый материал должен обладать не только информативностью, но и художественной значимостью. Соответственно, подготовка к съемке включает определение предмета исследования, героев, общей тематической направленности, всестороннее изучение культурного контекста будущего киноповествования. Важное место занимает определение характера и общего колорита изобразительности. Необходимо детально разработать и принцип взаимодействия участников предполагаемой съемки, а также адресность презентации.
В российской науке визуальная антропология не получила пока такого широкого развития, как за рубежом. Наиболее авторитетными можно считать Центр визуальной антропологии МГУ им. М. В. Ломоносова и Независимое творческое объединение этнографов, дизайнеров, кинорежиссеров в Екатеринбурге под руководством члена-корреспондента РАН, профессора, этнолога и режиссера Андрея Г оловнёва. Исследования Уральского Этнобюро проводятся во взаимодействии со специалистами Уральского и Сибирского отделений РАН, других российских и зарубежных научных центров. Именно в этих центрах, начиная с 1991 года, ведется последовательная комплексная визуально-антропологическая деятельность. Основными направлениями работ являются этнографические исследования, создание антропологических фильмов и фонда документальных кино- и видеоматериалов, разработка и создание музейных экспозиций и выставок, выпуск книг по этнологии и киноантропологии.
Нельзя не отметить возрастающую востребованность визуальной антропологии в современном образовательном процессе. Уже разработаны и осваиваются учебные программы по данному направлению в Учебно-научном Центре РГГУ, факультете антропологии Европейского университета в Санкт- Петербурге, историческом факультете Казанского государственного университета. Поисковый характер имеют и разрабатываемые сейчас культурологические курсы с использованием визуально-антропологических материалов.
Весьма актуальна в настоящий момент задача формирования базовых принципов киносъемок антропологического профиля. Это вопросы не только технического или художественного плана, а вопросы этики взаимоотношений съемочной группы с представителями культур, ставших объектами видеонаблюдений. Например, недопустимыми считаются съемки «скрытой камерой». Взаимная договоренность обеих сторон исследовательского проекта о готовности к видеонаблюдению является обязательным условием работы. Также считаются недопустимыми постановочные сцены. Нельзя также режиссировать и всячески регламентировать поведение людей и т. д. Это своего рода «кодекс чести» представителей визуальной антропологии.
Поэтому необходимо отметить и перспективность регионального развития визуальной антропологии как научно-исследовательского, так и образовательного направлений.
Коренные малочисленные народы Сибири и Дальнего Востока - это народы, проживающие в северных районах России и являющиеся особой группой ввиду своей малочисленности, специфики характера традиционного хозяйствования, социального и культурного уклада.
По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, на территории Северо-Востока России (Магаданской области, Сахалинской области, Камчатского края, Корякского и Чукотского автономных округов и Республики Саха (Якутия)) проживало 87242 человека, относящихся к коренным малочисленным народам Севера: алеуты, алюторцы, долганы, кереки, нанайцы, нивхи, ороки (ульта), ительмены, эвенки, камчадалы, коряки, чукчи, эвены, орочи, эскимосы, юкагиры, чуванцы.
При определении понятия «коренные малочисленные народы Севера» учитывается наличие традиционных видов деятельности, ведение традиционного образа жизни, малочисленность (менее 50 000 человек), проживание в северных районах России, в Сибири и на российском Дальнем Востоке на территориях традиционного расселения своих предков, осознание себя самостоятельными этническими общностями.
Изучение психологии малочисленных народов чрезвычайно актуально. Северные народы представали перед российскими и западными учеными как инородцы и всегда считались существенно отличавшимися от своих более «развитых» соседей. Со временем заметно увеличивался интерес к коренным народам со стороны других этнических групп с целью осмысления их миропонимания и опыта мироустройства, признавалась уникальность, самобытность их мировоззрения и идентичности, все более ощутимым становилось стремление решить проблему этнокультурного возрождения этих народов.
Психологический «разрыв» ценностного мира, присущего этим культурам вследствие навязанной в свое время русификации, не мог не отразиться на формировании системы этнопсихологических свойств личности, способной отражать внешнюю действительность, мир социальных отношений и свой собственный внутренний мир, сформированный в отношениях к объектам этнического мира и этническим субъектам.
По итогам просмотра этнографических фильмов, можно сделать вывод о том, что для картины мира народов Сибири и Дальнего Востока характерна устойчивая ориентация на свою культуру, гармония с собой и природой, уважительное отношение к природе, проявляющееся в природосообразности и экологичности.
Воздействие билингвизма на особенности образа мира северных культур позволяет малочисленному коренному народу сохранить этнический образ мира в ситуации интегрирования русской культуры в традиционную культуру, устранить внутренние психологические конфликты, сберечь устойчивую самоидентификацию.
Немаловажным для сохранения и развития самобытности «малых» народов является значимость представлений об историческом прошлом своего народа, устойчивость осознания своей тождественности с этнической общностью, преобладание ценности семейной идентичности, позитивное отношение к собственной этнической принадлежности, близость авто- и гетеростереотипов, а также значимость традиционных ценностей в регуляции собственного поведения, приверженность к сохранению языка, культуры, традиций и обычаев своего народа.
Интенсификация этнической идентификации происходит только в зрелом возрасте как результат формирования потребностей в ценностном отношении к своей жизни и осознании своего индивидуального места в обществе. Таким образом, у представителей северных народов процесс этнической идентификации «сдвинут» во времени на зрелый возраст.
Наличие мифологического в структуре сознания народов Сибири и Дальнего Востока проявляется в способах взаимодействия с окружающей действительностью. В структуре сознания коренных народов Севера выделяется мифологический компонент, обуславливающий особое отношение к миру. Развитие мифологического сознания имеет две противоположные тенденции: первая, стабилизационная, направлена на адаптацию этноса к меняющимся природным и социальным условиям. Вторая тенденция связана с процессом демифологизации и означает постепенную утрату мифологического за счет формирования научно-философских представлений о мире: в настоящее время происходит, с одной стороны, утрата национальных психологических черт, с другой - принятие и формирование новых психологических качеств.
Идентификация с миром происходит на основе действий и конкретных признаков, при этом и себе, и миру северные народы приписывают одинаковые категории жизнедеятельности, которые могут быть результатом одушевления мира, отношения к миру как к живому существу, что является характерной чертой мифологического мировосприятия.
Для данных народов характерна гармонизация представлений о себе и о мире, им менее свойственна внутренняя противоречивость в целом и противоречивость смыслового содержания «Я», в частности. Образ мира, во- первых, содержательно соответствует традиционной этнической картине мира, а во-вторых, является позитивным и гармоничным. При этом он описывается в самых простых категориях, отличается достаточной конкретностью. Основой картины мира являются объекты природы и традиционного природопользования, а также категория рода (как промежуточная социальная группа между этносом и семьей). Характерно, что мир представляется активным, изменяющимся, человек ощущает единство с миром на деятельностном уровне.
Таким образом, мифологическое самосознание представляет собой особый способ осознания себя в мире и способ взаимодействия с природной и социальной средой, которые детерминируются их этнопсихологическими особенностями, спецификой образа мира окружающей действительности и образа жизни, включающего индивидуальную систему деятельностей.
Так же, влияние на формирование этнопсихологических особенностей народов Сибири и Дальнего Востока по результатам просмотренных этнографических фильмов, оказывает окружающая среда. Так как большая часть народов проживает в таких климато-геофизических условиях, где среда носит неблагоприятный, экстремальный характер, жизнь в ней проходит на последнем рубеже возможного. Условия Крайнего Севера оказывают негативное влияние на личность. Длительное проживание в арктических регионах снижает подвижность нервных клеток у индивидов, что характеризуется либо их пассивным состоянием, либо истощением. Это выражается в быстро наступающей утомляемости и изменении индекса психического темпа при интеллектуальной нагрузке. У северного населения психический темп носит малоподвижный и ригидный характер, обеспечивая тем самым реальную возможность сохранения и восстановления оптимального уровня работоспособности в нестабильной арктической среде. Организм человека в экстремальных условиях, таких, как полярная ночь, перепады температуры, выраженные колебания атмосферного давления, начинает искать оптимальный режим для выживания. Формируются так называемые «полярное напряжение», а также «северная» капсулированность, отгороженность, замкнутость личности, при которой снижается разговорный градиент и потребность в общении. Все это ведет к фокусированию избыточного эмоционального напряжения на организме и заболеваниям различных органов, а также психоэмоциональным, когнитивным и поведенческим расстройствам.
Опираясь на вышеизложенное, можно заключить, что исследования в области социально-психологических факторов и механизмов развития личности представителей «малых» народов малочисленны, а в отношении народов Севера и вовсе единичны, не смотря на то, что в последнее десятилетие подчеркивалась значимость изучения психологии «малых» народов и их этнокультурных особенностей.



1. “Социальная психология”. Под ред. Е.П. Белинской, О.А. Тихомандрицкой. - М.: изд-во “Аспект Пресс”, 2000. - 300 с.
2. Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. - М., 2010. - 350 с.
3. Агеева Р.А. Страны и народы: Происхождение названий. - М.,1990. - 256 с.
4. Александренков Э.Г. "Этническое самосознание или "этническая идентичность" // Этнографическое обозрение, № 3, 1996. - с. 13-23.
5. Алексеев В.П. Этногенез. - М.,1986. - 176 с.
6. Андреева Г.М. Социальная психология. - М.: изд-во “Аспект Пресс”, 2009. - 400 с.
7. Артановский С.Н. Проблема этноцентризма, этнического своеобразия культур и межэтнических отношений в современной зарубежной этнографии и социологии // Актуальные проблемы этнографии и современная зарубежная наука. - Л.,1989. - с. 11-12.
8. Арутюнов С. А. Научные результаты работ на Эквенском древнеэскимосском могильнике (1970-1974 гг.) / С. А. Арутюнов, Д. А. Сергеев // На стыке Чукотки и Аляски / Академия наук СССР. - М.: Наука, 1983. - с. 200-229.
9. Арутюнов С.А. Народы и культуры. Развитие и взаимодействие. - М.: Наука, 2009. - 200 с.
10. Аскоченский Д. М. Проблема национального характера и политика (по зарубежным исследованиям). Социально-психологические проблемы идеологии и политики - М., 1991. - с. 10.
11. Баграмов Э.А. К вопросу о научном содержании понятия "национальный характер". - М., 1981. - с. 14.
12. Баранова Т.С. Психологическое исследование социальной идентичности // Социальная идентификация личности - Кн. 2. - М., 2004. - с. 202-237.
13. Баронин А. С. Этническая психология. - Киев: Тандем, 2000. - 450 с.
14. Белик А.А. Психологическая антропология: История и теория. - М., 1993. - 190 с.
15. Братусь Б.С. Психология. Нравственность. Культура. - М.,1994. - 60 с.
16. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. - М., 2003. - 320 с.
17. Введение в этническую психологию / Под ред. Ю.П.Платонова. - СПб.: Питер, 2009. - 300 с.
18. Вундт В. Проблемы психологии народов // Преступная толпа. - М.: Институт психологии РАН; Издательство “КСП+”, 2008. - 200 с.
19. Гаджиев К.С. Введение в геополитику / К.С. Гаджиев. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Логос, 2001. - 430 с.
20. Галустова О.В. ВПС: Этнопсихология. Конспект лекций / О.В.
Галустова. - М.: Приор, 2005. - 160 с.
21. Гумилев Л.Н. Этносфера: История людей и история природы. М.: Экопрос, 1993. - 250 с.
22. Дерябина С. В. К вопросу об актуальности междисциплинарных исследований личности в малых реликтных группах / С. В. Дерябина, Т. З. Биктимиров; под ред. О. Е. Хухлаева // Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития: сб. мат-лов второй Всероссийской науч.-практ. конф. 21-22 ноября 2008 г. - М., 2008. - с. 150-167.
23. Доронченков, А.И. Межнациональные отношения и национальная политика в России: актуальные проблемы теории, истории и современной политики / А.И. Доронченков - СПб.: Экстра-про, 1995. - 412 с.
24. Ерофеев Н.А. Туманный Альбион. - М., 1982. - 200 с.
25. Здравомыслов, А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве / А.Г. Здравомыслов. - М.: Высш. Шк., 1997. - 376 с.
26. Кон И.С. Нужна помощь психологов // Советская этнография. - 1983. - № 3. - с. 15-26.
27. Кон И. С. Национальный характер: миф или реальность? // Новый мир. - 1968. - № 9.
28. Кригер Г. Н. Особенности структурно-содержательных характеристик этнического самосознания коренных малочисленных народом Сибири (на примере телеутского этноса): Хабаровск, 2005.
29. Крысько В.Г. Этническая психология. - М.: Издательский центр «Академия», 2002. - 400 с.
30. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. - М., 1999. - 545 с.
31. Лебедева Н.М. Этнопсихология. Учебник и практикум для академического бакалавриата / Н.М. Лебедева. - Люберцы: Юрайт, 2016. - 491 с.
32. Лебон, Г. Психология народов и масс. СПб, 1995.
33. Лем С. Мгновения (эссе девятнадцатое) // Компьютерра, 2002.
34. Лобова В. А. Психический темп у представителей разных этнических групп Крайнего Севера. Социально-психологические аспекты // Психическое здоровье. - 2007. - № 4. - с. 43-46.
35. Лурия А. Р. Об историческом развитии познавательных процессов / А. Р. Лурия. - М., 1974. - с. 154.
36. Лурье С. Метаморфозы традиционного сознания. В поисках «национального характера». - 1994.
37. Майерс Д. Социальная психология. - СПб.: Питер, 2007. - 420 с.
38. Мандель, Б.Р. Этнопсихология: учебное пособие / Б.Р. Мандель. - М.: Флинта, 2014. - 320 с.
39. Монтескье, Ш. Л. О духе законов. М., 1999.
40. Налчаджян А.А. Этнопсихология. 2-е изд. - СПб.: Питер, 2004. - 350 с.
41. Науменко Л.И. Этническая идентичность. Проблемы трансформации в постсоветский период // Этническая психология и общество. - М.: Старый сад, 1997. - с.76-88.
42. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. - М., 2005.
43. Пименов В.В. Этнология: предметная область, социальные функции, понятийный аппарат // Этнология / Под ред. Г. Е. Маркова, В. В. Пименова. М.: Наука, 1994. - 400 с.
44. Платонов Ю.П. Основы этнической психологии. Учеб. пособие. - СПб.: Речь, 2003. - с. 383-385.
45. Платонов Ю.П. Этническая психология. - СПб.: Речь, 2001. - 320 с.
46. Поршнев Б. Ф. Социальная психология и история. - М., 1966.
47. Потебня А. А. Мысль и язык. Харьков, 1892.
48. Психология национальной нетерпимости. Сост. Черняковская Ю.Л./ Хрестоматия. - Минск: Харвест, 2008.
49. Садохин А.П. Этнология. - М.: Гардарики, 2005. - 320 с.
50. Старовойтова Г.В. Этническая группа в современном советском городе. - Л., 1987. - 158 с.
51. Стефаненко, Т.Г. Этнопсихология: Практикум: Учебное пособие для студентов вузов / Т.Г. Стефаненко. - М.: Аспект Пресс, 2013. - 224 с.
52. Сусоколов А.А. Структурные факторы самоорганизации этноса // Расы и народы. Вып. 20. - М.: Наука, 1990.
53. Хотинец В.Ю. Этническое самосознание. - СПб.: Питер, 2010. - 360 с.
54. Шмелев А.Г., Похилько В.И., Козловская-Тельнова А.Ю. Практикум по экспериментальной психосемантике. - М., 2008. - 260 с.
55. Шлет Г.Г. Введение в этническую психологию. - СПб., 1996. - 155 с.
56. Бороноев А.О., Павленко В.Н. Этническая психология. - СПб.: 1994. - 388 с.
57. Бороноев А.О., Павленко В.Н. Этническая психология. - СПб.: Питер, 2010.
58. Козлов, В. И., Шелепов Г. В. «Национальный характер» и проблемы его исследования // Советская этнография. № 2. - 1973.
59. Крысько В.Г., Саракуев Э.А. Введение в этнопсихологию. - М., 1996. - 342 с.
60. Платонов Ю.П., Почебут Л.Г. Этническая социальная психология. - СПб.: 1993. -109 с.
61. Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. - М., 2007. - 200 с.
62. Фрейнкман-Хрусталева Н.С., Новиков А.И. Эмиграция и эмигранты: История и психология. - СПб.: 1995. - 153 с.
63. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциология. - М.: 1998. - 271 с.
64. Деркач А.А., Крысько В.Н., Саракуев Э.А. Этнопсихология: Принципы и методы построения этнопсихологического исследования. - М.: 1992. - 151 с.
65. Донцов А.И., Стефаненко Т.Г., Уталиева Ж.Т. Язык как фактор этнической идентичности // Вопросы психологии, № 4. 1997. - с. 75-86.


Работу высылаем на протяжении 30 минут после оплаты.

Пожалуйста, укажите откуда вы узнали о сайте!



© 2008-2020 Cервис продажи образцов готовых курсовых работ, дипломных проектов, рефератов, контрольных и прочих студенческих работ.
.