Тип работы:
Предмет:
Язык работы:


ФИНАНСОВАЯ ПОЛИТИКА ОРГАНОВ МЕСТНОЙ ВЛАСТИ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ В ПЕРИОД ПРОВЕДЕНИЯ ДЕНЕЖНОЙ РЕФОРМЫ 1922-1924 ГОДОВ

Работа №27532

Тип работы

Диссертация

Предмет

история

Объем работы214
Год сдачи2002
Стоимость500 руб.
ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ
Просмотрено
370
Не подходит работа?

Узнай цену на написание


Введение
Глава 1. Финансово-экономическое положение губерний Среднего Поволжья при переходе к нэпу 27
1.1. Экономика и финансы средне-волжских губерний в начале 1920-х годов 29
1.2. Состояние денежного обращения в губерниях региона. Реорганизация регионального финансового аппарата 41
Глава 2. Финансовая политика региональных органов власти в 1922-1925 годах 61
2.1. Экономическое развитие региона в 1922-1923 годах 63
2.2. Финансово-экономические мероприятия региональных властей в 1923-1925 годах 76
2.3. Результаты финансово-экономических мероприятий региональных органов власти в 1923-1925 годах 95
Глава 3. Бюджетная система и налоговая политика финансовых органов региона.
Банки Среднего Поволжья в первой половине 1920-х годов 104
3.1. Бюджет губерний Среднего Поволжья в первой половине 1920-х годов 106
3.2. Налоговая система и деятельность фискальных органов региона 133
3.3. Кредитные учреждения Среднего Поволжья в первой половине 1920-х годов 165
Заключение 181


Актуальность исследования. Современный период истории России характеризуется состоянием глубочайшей трансформации всего общества, когда идет поиск новых моделей экономического развития, происходят финансово-экономические и социально-политические потрясения, присущие переходным этапам исторического развития. В этой связи, в условиях перманентно переживаемых нашей страной экономических и социально¬политических кризисов, может быть полезен опыт новой экономической политики, ставшей попыткой выхода из того болезненного политико¬экономического состояния, которое охватило Россию в начале 1920-х гг. Это был поворот от гражданской войны к гражданскому примирению, от революционно-насильственных, административно-командных государственно-регулируемым рыночным методам хозяйствования и управления производством.
Одним из существенных направлений этой политики стала финансовая реформа 1922-1924 гг. Основными задачами этой реформы были увеличение емкости внутреннего рынка как за счет крупного производства, так и за счет увеличения товарного предложения со стороны крестьянских и кустарных хозяйств; рост размеров товарооборота через развитие торговли внутренней и внешней, государственной, кооперативной и частной; «железная урезка» административных расходов; сокращение, а затем и прекращение бумажно¬денежной эмиссии.
В результате проведения финансовой реформы после длительного периода инфляции в стране была создана новая денежная система на основе обращения и взаимного размена банковских червонцев, казначейских билетов, а также серебряной и медной монеты. Несомненными достижениями финансовой политики этого периода стало сокращение, а затем ликвидация бюджетного дефицита и определенная финансовая стабилизация. Таким образом, финансовая реформа, проводившаяся в 1922-1924 гг.
В отечественной исторической литературе изучение вопросов, связанных с осуществлением финансовой реформы 1920-х гг., не является новой проблематикой. Эта тема, как один из наиболее благодатных в плане научного поиска объектов исследования, привлекает внимание специалистов самых разных направлений исторической науки. Однако их труды касаются, в основном, проведения денежной реформы на общегосударственном уровне, на уровне центральных финансовых ведомств и партийно-государственных органов. Если же исследователи касаются положения дел на периферии, то делают это, как правило, чтобы проиллюстрировать региональными примерами проведение реформы в общегосударственном масштабе. В целом же, можно сказать, что региональный аспект данной темы мало изучен. Особенно это положение характерно для Среднего Поволжья, региона, который имел свои экономические особенности, в той или иной степени влиявшие на проведение финансовых преобразований.
К числу этих особенностей можно отнести аграрный характер местного хозяйства, крайне незначительный удельный вес промышленного производства в структуре экономики региона, почти полное отсутствие тяжелой промышленности общегосударственного значения, низкий уровень доходов населения. Данное экономическое положение усугублялось в начале 20-х гг. прошлого века последствиями гражданской войны и политики «военного коммунизма». Все это налагало совершенно особый отпечаток на характер и содержание финансовых мероприятий в Средневолжском регионе,
формировало общие и отличительные черты финансовых преобразований по сравнению с аналогичными мероприятиями на федеральном уровне.
Нынешнее обращение к изучению финансовой реформы на уровне регионов - это исследование региональных особенностей экономики и финансов 20-х гг. истекшего столетия, являющихся составной частью и одной из основ политики федерализма, берущей свои истоки в этот период. Исходя из
финансовой реформы 1922-1924 гг. не утратил научно-практического интереса и в наши дни, когда вновь, уже на новом этапе исторического развития и на иной экономической основе, правительство возвращается к идеям финансового федерализма. В этом смысле может быть полезен и опыт проведения финансовых мероприятий в регионах, в частности на Средней Волге. Многие финансово-экономические меры нэпа (проведение деноминаций рубля, например) имеют ряд сходных черт с той финансовой политикой, которую проводит нынешняя российская власть. Апробация этой политики на региональном уровне могла бы способствовать более успешному развитию экономики регионов и страны в целом.
Степень научной разработки исследования. В общем потоке исследований данной темы можно выделить советскую и российскую, зарубежную, региональную историографию.
Советская и российская историография. Начало изучения истории финансовой реформы совпало со временем ее проведения. Первые публикации носили пропагандистский характер и непосредственно, следом за событиями, показывали первоначальные шаги государственного руководства в области финансов. Несколько особняком здесь стоят сборники статей по различным вопросам финансовой политики, авторами которых были в основном старые дореволюционные специалисты, перешедшие на сторону советского правительства. В связи с завершением денежной реформы выходят аналитические труды партийных экономистов М.Г. Бронского, Л.П.
Во второй половине 1920-х гг. после завершения финансовой реформы в изучении проблемы обозначились новые подходы. Тема финансовой реформы подробно и объективно рассматривалась в монографиях Л.Н. Юровского, Д.В. Кузовкова, З.С. Каценеленбаума. Эти авторы опирались в своих исследованиях на обширный статистический и фактический материал, а также на свой опыт практического участия в финансовой деятельности. Главный вывод, сделанный исследователями, выражался в том, что основные шаги финансовой реформы являлись неизбежными звеньями развития денежной системы в условиях переходной экономики времен нэпа.
Таким образом, в период проведения денежной реформы 1922-1924 гг. и после ее завершения в освещении истории и итогов реформы сложилось два направления. Одни авторы (Г.Г. Бронский, Д.П. Боголепов, Б.В. Сигал) оценивали реформу однозначно положительно; в то время как другие (Д.В. Кузовков, З.В. Каценеленбаум), подчеркивая неизбежность реформы и правильность ее методов, вместе с тем, относились к финансовым преобразованиям с умеренной осторожностью, призывая к их дальнейшему углублению.
В 30-40-е гг. ХХ века в советской исторической литературе финансово-экономической практике нэпа. В это время появилось незначительное количество книг по данной проблеме. Освещение в них темы финансовых преобразований полностью укладывалось в схему «Краткого курса истории ВКП(б)», который трактовал нэп как временное отступление от прямой линии построения социализма, отступление с целью, «накопив силы и средства,.. перейти затем в решительное наступление, чтобы уничтожить остатки капитализма в стране». Исходя из этого, финансовые мероприятия нэпа долгое время не получали должной оценки историков.
Наиболее интересными из трудов этого периода являются работы 3.В.Атласа и В. П. Дьяченко. Профессор 3.В. Атлас рассматривал основные этапы и методы проведения денежной реформы, опираясь на богатый фактический материал и архивные источники Наркомата финансов, дающие уникальную возможность вникнуть в сущность происходивших событий. Однако в силу ряда причин, обусловленных временем написания монографии, ее автор оказался несвободен от тенденциозного и одиозного подхода к некоторым аспектам рассматриваемой проблемы. Сложности в проведении денежной реформы, например, объяснялись деятельностью «реакционного финансиста» Юровского и «участника троцкистско-бухаринской банды» Сокольникова.
Книга В.П. Дьяченко являлась основательным исследованием вопросов развития финансово-кредитных отношений в СССР. Ее автор, будучи экономистом-финансистом, с 1929 по 1943 гг. работал в Наркомате финансов СССР, затем возглавлял Институт экономики АН СССР.
С середины 50-х гг. прошлого века начинается новый период в изучении нэпа. В работах этого периода речь шла, преимущественно об отдельных эле¬ментах этой политики - госкапитализме, торговле, кооперации. История же финансовых преобразований первой половины 1920-х гг. рассматривалась вскользь, в комплексе с другими проблемами.
В дальнейшем, в 60 - первой половине 80-х гг. ХХ столетия появились новые труды известных исследователей (3.В.Атлас, В.П. Дьяченко), в которых нашли отражение различные аспекты денежной реформы 20-х гг. 3.В.Атлас, отказавшись от прежних тенденциозных оценок, подробно проанализировал предпосылки и особенности советской финансовой реформы, показал ее задачи и методы реализации. Большой интерес представляет сравнительный анализ советской денежной реформы и финансовых реформ, осуществлявшихся в предыдущий период в России и за рубежом. На основе этого анализа автор приходит к выводу о том, что «денежную реформу 1922-1924 гг. можно считать классической социалистической системой стабилизации валюты. Эта реформа по социальному содержанию глубоко отличается от капиталистических денежных реформ».
С этой оценкой перекликается вывод об особенностях советской финансовой системы времен нэпа, сделанный в работе «История социалистической экономики СССР»: «Социалистическое обобществление средств производства и обращения и новые, присущие только социалистическому государству, функции требовали создания новой финансово-кредитной нэпа».
В книге В. П. Дьяченко был систематизирован большой исторический материал по вопросам развития финансов и кредита в СССР, охватывающий период с 1917 по 1950 гг. Исключительная добросовестность в отборе исторических фактов и их широкий охват, тщательный отбор документального материала, богатое отражение в книге архивных источников делают эту работу фундаментальным трудом по истории финансов СССР. Названные авторы подробно проанализировали систему и методы государственного регулирования экономики нэпа, выделив их финансовые аспекты.
Проблема хронологических рамок денежной реформы и специфики финансовых преобразований нэпа как экономических мероприятий переходного периода была поставлена в монографии Я.А. Кронрода. Период восстановления народного хозяйства, в течении которого была проведена денежная реформа (1922-1924 гг.) и закреплены ее результаты (1925 г.), рассматривается им как первый этап в развитии стабилизированных товарно¬денежных отношений экономики переходного периода. Социально¬экономические отношения переходного периода, в свою очередь, определялись многоукладностью экономики. Автор подчеркивает принципиальное для финансовой стабилизации значение регулирующих мер государства в экономике.
В это же время ряд особенностей и направлений финансовой реформы трудах подробно описаны условия и методы реформы и условия стабилизации рубля. Особое внимание уделяется значению реформы, подчеркивается то обстоятельство, что она была проведена без внешних заимствований, на основе внутренних ресурсов и при сохранении государственной собственности на средства производства.
Всестороннее исследование финансово-экономических мероприятий нэпа было проведено в это время в трудах В.П. Дмитренко. При этом финансовая политика государства рассматривалась им через призму процессов, происходивших в торговле, в банковской и налоговой системах. Главная цель финансовой политики нэпа, как отмечает Дмитренко, заключалась в мобилизации оборотных средств, увеличении государственных доходов, с тем чтобы аккумулируемые средства направлялись главным образом на развитие крупной промышленности. Исследуя налоговую систему этого периода, жестко детерминированную классовым подходом, автор обращает внимание на ее громоздкость и некоторое несовершенство, хотя задачи, которые перед ней ставились, эта система выполняла. Благодаря ней государство изымало значительную часть доходов у нэпманской буржуазии и перераспределяло финансовые ресурсы в пользу социально необеспеченных слоев населения.
Таким образом, исследования 50-середины 80-х гг. ХХ века обогатили науку рассмотрением ряда новых направлений работ, ввели в научный оборот значительный и разнообразный фактический и статистический материал. Они стали основой для научного поворота в отечественной историографии
проблемы, который обозначился в последние годы.
Современный период в историографии рассматриваемой проблемы начался с конца 80-х гг. прошлого века. В фокусе исследования оказалось рассмотрение нэпа в качестве попытки реализации рыночных реформ в рамках советской политической системы. На фоне критических оценок прежних концепций и парадигм исторической науки, характерных для этого периода, обострился интерес к финансовой реформе нэпа. К изучению этой темы обратились, прежде всего, экономисты. Они оценивали реформу как один из важнейших экономических и социально-политических итогов нэпа, так как в результате удалось осуществить переход к твердой конвертируемой валюте и создать прочную финансовую систему на основе устойчивого рубля.
Более критический подход демонстрируется в статье В.П. Дмитренко. Пересмотрев свои прежние взгляды, этот автор утверждает, что червонец, пришедший на смену совзнаку, стал послушным инструментом в неэквивалентных отношениях между городом и деревней; экономической функцией новых денег являлось обслуживание неразвитого, но уже деформированного рынка, где быть устойчивым было просто невозможно. В то же время, А.С. Соколов по этому поводу замечает, что данная точка зрения несостоятельна, так как сущность финансовой реформы не сводилась к простой замене одних бумажных денег другими, а заключалась в переходе от денежной системы, функционировавшей в рамках натурального распределения, к денежной системе рыночного типа. Вторая точка зрения представляется нам
Различным аспектам финансовой политики нэпа посвящены работы Н.С. Симонова. Он приходит к выводу о том, что насущная необходимость восстановления народного хозяйства после гражданской войны заставила партийное и советское руководство создать твердую валюту посредством финансовой политики, считающейся только с объективными законами товарно¬денежных отношений. В целом, финансовые мероприятия нэпа и их видимые результаты (денежная система, которая опиралась на золотой червонец) оцениваются им очень высоко. Но одновременно Симонов указывает, что в стратегическом плане финансово-экономическая реформа 1922-1924 г была проведена безупречно, в тактическом же отношении проведение реформы было сопряжено с целым рядом ошибок и упущений, которых можно было если не избежать, то свести к минимуму. Данное мнение является, на наш взгляд, несколько поверхностным, так как оно оправдано лишь с высоты сегодняшнего исторического опыта и не вполне отражает исторические реалии того времени.
Одной из последних по времени публикаций по истории финансовой реформы является монография А.С. Соколова. По мнению исследователя, специфика кредитно-денежной системы, созданной в ходе реформы, заключалась в том, что в ней были отражены попытки сочетать традиционные черты мировой финансовой системы (конвертируемость рубля, поддержка
Важной чертой историографии 90-х гг. XX века является возвращение в историю имен политиков и ученых, в числе которых и те, кто был непосредственно связан с проблемами финансов 1920-х гг. Исследования В. Гениса, Ю. Голанда, В. Ефимкина, М. Николаева посвящены Г. Я. Сокольникову, Л.Н. Юровскому и Н.Н. Кутлеру. Современные авторы считают их выдающимися российскими экономистами, ответственными за разработку финансовой политики нэпа.
В настоящее время среди исследователей финансовых преобразований нэпа продолжаются дискуссии относительно хронологических рамок и авторства денежной реформы, анализируются причины ее кризиса. Несмотря на то, что за последние годы появилось небольшое количество трудов по данной теме, ее творческое развитие продолжаете авторами нового поколения.
Зарубежная историография. Исследование финансовой реформы 1920-х гг., оказалось одним из направлений деятельности экономистов-эмигрантов. Так, известный экономист С.Н. Прокопович, исследуя развитие хозяйства и финансов нэповской России, пришел к выводу, что проводимые в этот период финансовые мероприятия оказали непосредственное влияние на ные же либерального направления, в частности, профессоры-экономисты М.В.Бернацкий и А. Марков были более умерены в своих оценках финансовых преобразований в Советской России. Они считали, что успех реформы мог быть полным только в случае коренных экономических и политических изменений в нашей стране. Ценность их трудов состоит в том, что выполненные в условиях отсутствия цензуры и какого-либо политического давления, они содержат ряд интересных наблюдений и выводов о нэпе и его финансовой составляющей. В то же время эти исследования, несвободные от эмоциональных оценок происходящего в России, требуют к себе серьезного критического анализа.
Финансовая реформа 1922-1924 гг. нашла отражение и в западной историографии. Хотя в ней почти нет работ, детально анализирующих данную проблему, но эта историография интересна прежде всего тем, что ставила вопросы в рамках международных финансово-экономических проблем. Зарубежные историки и экономисты оценивают реформу как одно из важнейших достижений нэпа и как один из результатов развития рыночной экономики и государственного регулирования рынка. При этом одни авторы (А. Ноув, Г. Гроссман) считали финансовые преобразования нэпа простым возвращением к «стихийному» капитализму с учетов особенностей государственного регулирования рынка. Другие исследователи (П. Сорокин, Р. Дэвис, П. Гатрелл) подчеркивали особое значение мер государственного регулирования рыночной экономики в области финансов. В целом, работы
ряд интересных положений.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что исследуемая проблема, несомненно, привлекала внимание отечественных и зарубежных специалистов. Ими проведена большая работа по изучению истории финансовой реформы и финансовой политики 1920-х гг., выдвигались разнообразные характеристики ее результатов и оценки ее исторического значения. Исследователями был сделан однозначный вывод о том, что денежная реформа являлась составной частью нэпа, переход к твердой валюте имел важное значение для развития экономики страны.
Вместе с тем, имеющиеся труды исследователей содержат разного рода стереотипы, обусловленные политическими пристрастиями авторов. Кроме того, как уже указывалось, эти работы касаются проведения денежной реформы на общегосударственном уровне. Региональный же аспект данной темы мало изучен, что можно продемонстрировать на примере региональной историографии проблемы в Среднем Поволжье.
Региональная историография по исследуемой теме, в целом, невелика по объему. В 20-е гг. прошлого века выходил ряд экономических сборников, в которых обобщался экономико-статистический материал по состоянию промышленности, сельского хозяйства, торговли региона. Но назвать их историческими трудами сложно, это скорее статистические обзоры региональной экономики. Но некоторые аспекты рассматриваемой проблемы затрагиваются районированию и организации Средне-Волжской области» проводился интересный анализ динамики цен в регионе в связи с кризисом 1923 г. («ножницы цен»). Авторы сборника показывали «последовательное и по¬степенное нарастание кризиса сбыта» в течение 1922/23 г. и оправдывали принятие энергичных мер по его преодолению. Некоторые сведения о состоянии финансов Среднего Поволжья, позволяющие сравнить их с общероссийскими данными, содержатся также в сборнике «Народное хозяйство России за 1921-1922 гг.».
В 1930-1950-е гг. в связи с уменьшением интереса исследователей к изучению сферы денежного обращения внимание к этой теме в региональной историографии практически исчезает, возобновляясь лишь в 60-е годы прошлого века.
В 60-80-х гг. ХХ века в рамках краеведческого направления отечественной историографии выходят историко-экономические обзоры различных областей региона и многочисленные труды по истории областных организаций КПСС. Особенно большое количество подобных трудов издавалось в преддверии и в связи с очередными годовщинами Октябрьской революции и образования СССР. Написанные с позиций господствующей идеологии, эти работы увязывали финансово-экономические проблемы с вопросами партийного руководства хозяйством подотчетных территорий. При этом, как правило, показывался неуклонный экономический рост
Одними из немногих специализированных трудов по данной тематике являются статьи А.З. Лившица и Е. И. Лягушева. Статья Лившица, хотя и не ставила в качестве отдельной задачи изучение финансовых вопросов нэпа, содержала уникальные сведения о состоянии региональной экономики в начале 1920-х гг. и мерах Советского государства по преодолению голода в начале нэпа, в частности, о налоговых льготах крестьянству Среднего Поволжья. Лягушев подробно исследовал многие аспекты продналоговой политики первой половины 1920-х гг., например, размеры и тяжесть обложения отдельных губерний и крестьянских хозяйств, динамику хлебных цен, деятельность местных государственных и партийных органов по сбору налога и т.д. Данные работы начали изучение финансовых аспектов нэпа на региональном уровне. Их ценность заключается в том, что они определили некоторые направления исследования данной темы и начали создание историографической базы для этого.
На протяжении 1990-х гг. нарастал интерес к изучению нэпа в Поволжье. В это время в различных областях региона были опубликованы сборники и монографии, авторы которых рассматривают те или иные проблемы кредитно¬финансовой и налоговой политики, проводимой в Среднем Поволжье региональными властями в 1920-е гг. Их авторы зачастую опирались на созданную их предшественниками, внося свои оценки происходивших в годы нэпа процессов. Основными объектами исследования стали налоговая политика региональных властей, развитие промышленности и сельского хозяйства региона. При этом подчеркивается важность и необходимость государственного регулирования региональной экономики, выделяются некоторые его методы. Авторами сборника «История Самарского Поволжья...» сделан важный вывод о том, что суть налоговой политики в годы нэпа заключалась в том, чтобы государственные органы руководствовались интересами поднятия сельского хозяйства, тщательно учитывали реальную платежную силу крестьянских хозяйств.
Большой интерес представляют труды Л.Н. Лютова, в которых исследуются проблемы финансовой политики в промышленности края в годы нэпа. Автор показывает налоговую и кредитную политику в отношении государственной и частной промышленности, на основе значительного статистического материала делает вывод о проведении органами государственной власти в период нэпа льготной политики по отношению к государственной и кооперативной промышленности и дискриминационной политики в отношении частной промышленности. Однако причины такой политики, на наш взгляд, раскрыты им не полностью, недостаточно выявлены причины изменения соотношения бюджетного финансирования и банковского кредитования промышленности в середине 1920-х гг. Однако в целом монографии и статьи Лютова внесли, несомненно, ценный вклад в изучение
названных проблем.
На рубеже столетий появился первый обобщающий труд, затрагивающий финансовые аспекты деятельности региональных органов власти в годы нэпа. И.А. Чуканов, автор этой работы, в одном из ее разделов делает попытку проанализировать проведение денежной реформы 1922-1924 гг., налоговую политику и особенности кредитной системы этого периода на региональном уровне. Для этого им привлекаются обширные архивные материалы, главным образом, из архивов Ульяновской области и республики Татарстан. Указанные проблемы рассматриваются исследователем через призму возможности и необходимости построения рыночной экономики в годы нэпа, принципы «свободного рынка» являются для него безусловной и самодостаточной ценностью. В целом, нэп в данном контексте представляется в качестве упущенной возможности возрождения рыночных отношений в России того времени. Автор делает вывод о том, что в результате проводимых в России преобразований, несмотря на ряд реальных достижений и успехов в экономике в годы нэпа, в стране так и не было создано стихийно-рыночных регуляторов; этому в немалой степени способствовала проводимая центральным и местным руководством экономическая политика, направленная на повсеместное утверждение плановости в народном хозяйстве. Данные выводы представляются нам несостоятельными, так как их ошибочность кроется на мировоззренческом и методологическом уровнях. Нэп, на наш взгляд, с самого начала не был и не мог быть попыткой восстановления в России «свободного рынка». Это, скорее, была первая в мире попытка создания государственно регулируемой, социально ориентированной рыночной экономики. С этой точки зрения можно анализировать сущность и особенности этой политики на общегосударственном и региональном уровне, исследовать набор применявшихся методов государственного регулирования рынка, выявлять вину государственным и региональным органам власти того времени - перераспределение большей части национального дохода через бюджет и налоговую систему, государственное регулирование цен, установление норм доходности синдикатов и трестов - становится их огромным достижением в деле реализации основных принципов нэпа, в том числе и его финансовой политики.
Таким образом, в настоящее время в региональной историографии проблемы наметились два основных направления исследований. Одни авторы при рассмотрении главных аспектов нэпа, в том числе и его финансовой составляющей в регионе, придерживаются концепции осуществления государственного регулирования экономики в этот период. Другие исследователи подчеркивают ценность и значение принципов свободной рыночной экономики, в том числе и в финансовой сфере. Ведутся дискуссии о возможности и необходимости государственного вмешательства в экономику, о допустимых границах такого вмешательства, а также о его путях и методах. Среди основных аспектов исследования выделяются рассмотрение деятельности региональных финансовых органов, влияние социально¬экономических и политических процессов на их деятельность и т.д.
Вместе с тем, опубликованные на сегодняшний день работы освещают данные проблемы недостаточно полно, некоторые аспекты, в частности связанные с проведением политики государственного регулирования экономики на региональном уровне, не подвергались должному изучению. К тому же, обобщающего исследования, посвященного финансовой политике органов местной власти Среднего Поволжья в период подготовки и проведения денежной реформы 1922-1924 гг., еще не было.
Актуальность и научная значимость этой темы, а также ее недостаточная разработанность определили цели и задачи исследования.
Цели и задачи исследования. В диссертации предпринимается попытка комплексного исследования финансовой политики органов местной власти
- проанализировать социально-экономическое положение губерний Сред¬него Поволжья в первой половине 1920-х гг., выявить взаимосвязь экономических процессов и финансового состояния региональной экономики в рассматриваемый период;
- определить и исследовать этапы, способы проведения и региональные особенности денежной реформы в Среднем Поволжье;
- рассмотреть механизм и определить методы государственного регулирования экономики региона;
- выявить особенности проведения финансово-экономических преобразований в различных губерниях Среднего Поволжья, установить причины различий;
- показать развитие бюджетной, налоговой и кредитной систем в губерниях региона, установить взаимосвязь этих систем;
- определить результаты и последствия финансовых преобразований в Среднем Поволжье, сравнить их с общесоюзными данными.
Объектом исследования являются финансово-экономические преобразования на территории Среднего Поволжья в первой половине 1920-х годов. Предметом исследования является финансовая политика региональных органов власти в рамках проведения финансовой реформы 1922-1924 гг.
Хронологические рамки исследования охватывают период с 1921 по 1925 годы, то есть время подготовки и проведения денежной реформы, а также период закрепления ее результатов. Более широкие временные границы исследования обусловлены тем, что в Среднем Поволжье реформа началась несколько позднее, чем в целом по стране (с начала 1923 г.), а закрепление результатов реформы совпало с периодом преодоления последствий неурожая 1924 г. Такое расширение хронологических рамок дает возможность проследить в динамике разработку и проведение финансовых преобразований
Территориальные рамки исследования охватывают три губернии Среднего Поволжья: Самарскую (бывшую в 1920-е гг. наиболее развитой в индустриальном отношении), Пензенскую (занимавшую промежуточное положение), Симбирскую (имевшую наименьший уровень индустриального развития).
Источниковая база исследования. Изучение проблемы выявило необходимость глубокого анализа широкого круга как опубликованных материалов, так и архивных источников. Среди них одно из ведущих мест занимают статьи и выступления руководителей РКП(б) и государственных деятелей (В.И. Ленина, Г.Я. Сокольникова), а также региональных партийных лидеров и руководителей местных органов власти. Эти документы показывают как официальную, так и неофициальную позицию этих деятелей по основным проблемам проводимой финансовой политики.
Отдельный комплекс документов составляют стенографические отчеты и материалы региональных партийных конференций, съездов Советов, совещаний финансовых работников, губернских экономических совещаний. Именно на этих форумах непосредственно обсуждались вопросы финансовой политики региональных ведомств.
К данной группе источников примыкают отчеты, докладные записки и информационные сообщения, посылавшиеся региональными органами власти в центральные государственные и партийные ведомства. В них деятельность региональных органов освещается по неофициальным каналам, что позволяет представить более полную картину происходивших процессов.
Самостоятельный комплекс источников представляют статистические сборники и ежегодники, выходившие во всех губерниях Среднего Поволжья. В губерний региона, о развитии хозяйства, о различных направлениях бюджетной работы финансовых органов и о динамике налоговых поступлений, о кредитных организациях Среднего Поволжья. Данные источники позволяют сравнить финансово-экономическое положение различных губерний, выявить общее и особенное.
Особым источником для изучения исследуемой темы является региональная периодическая печать: газеты «Заря», «Экономический путь», «Пролетарский путь»(Симбирск), «Коммуна»(Самара), «Трудовая правда» (Пенза) и журнал «Под знаменем ленинизма»(Пенза). Периодические издания отражают как позицию официальных властей губерний Среднего Поволжья, так и обмен мнений по различным экономическим и связанные с ними социальным вопросам жизни региона.
Опубликованные материалы позволяют достаточно полно ознакомиться с положением дел в финансовой сфере средневолжских губерний. Особенно разнообразны эти источники по Самарской губернии, где публиковались все отчеты о работе сессий губисполкома, губэкосо и губернских съездов Советов. Данные этих источников зачастую дублируют аналогичные архивные документы, что позволяет оптимизировать работу исследователя. Тем не менее, анализ современной историографической ситуации диктует настоятельную необходимость активно использовать архивные материалы, без которых невозможно всестороннее изучение финансово-экономических преобразований на региональном уровне.
Для данного исследования привлекался широкий круг документальных источников. Многие из них находятся в составе Российского Государственного архива экономики (РГАЭ): фонд Наркомата финансов (Ф.7733) и фонд Центрального Статистического управления (Ф.1562). Материалы этих фондов позволяют проследить отношения центральных и региональных финансовых ведомств, выявить общие черты и особенности в понимании происходивших финансово-экономических процессов на региональном уровне, показать
Интересная информация о практической реализации финансовой политики нэпа в Среднем Поволжье содержится в фонде Центрального Комитета РСДРП(б)-РКП(б)- ВКП(б) (Ф.17), хранящемся в Российском Государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ). Анализ этих документов позволяет показать точку зрения региональной партийной элиты на происходившие процессы и события, проследить динамику восприятия финансовых мероприятий нэпа региональными партийными организациями и массой партработников.
В работе используются также материалы региональных архивов: фонд Пензенского губисполкома (Ф.р-2), фонд Пензенского губфинотдела (Ф.р-313), фонд Пензенского Общества сельхозкредита(Ф.р-377), находящиеся в Государственном архиве Пензенской области(ГАПО); фонд Самарского губисполкома(Ф.81), фонд Самарского губфинотдела (Ф.р-142) в Государственном архиве Самарской области (ГАСО); фонд Финансового отдела Симбирского губисполкома (Ф.р-183), фонд Ульяновского отделения Госбанка СССР (Ф.р-573), фонд Ульяновской губернской плановой комиссии (Ф.р-334), хранящиеся в Государственном архиве Ульяновской области (ГАУО). Использование информации этих архивов дает возможность определить реакцию местных властей и финансовых ведомств на проводимую финансовую политику, выделить общие черты и различия в проведении финансовых преобразований в отдельных губерниях региона, выяснить причины этих различий и показать их влияние на социально-экономические процессы в регионе.
Таким образом, источниковую базу исследования составили разно¬образные материалы, всестороннее изучение которых позволяет раскрыть данную тему.
Методологической основой исследования является принцип историзма, включающий в себя объективный отбор фактов, анализ конкретной
исторической ситуации, исследование явлений и процессов в их становлении и развитии, в органической связи с порождающими их условиями, на фоне изучения глубинных тенденций, преобладающих в данный период.
Научная новизна исследования состоит в разработке на материалах Среднего Поволжья регионального аспекта проведения финансовой реформы периода нэпа. Большое внимание при этом уделено региональным особенностям осуществления политики государственного регулирования экономики, выявлены основные методы этого регулирования в условиях преодоления последствий кризиса 1923 г. и неурожая 1924 г. Проведен подробный анализ бюджетной и налоговой политики, а также состояния кредитно-финансовой системы в губерниях региона. Впервые дается сравнительный анализ финансово-экономических преобразований в различных губерниях края. При этом в диссертации используются ранее неизвестные архивные документы, которые вводятся тем самым в научный оборот.
Структурно исследование состоит из введения, трех глав, заключения, приложений, списка источников и литературы.

Возникли сложности?

Нужна помощь преподавателя?

Помощь в написании студенческих
и аспирантских работ!


Среднее Поволжье было типичным земледельческим регионом страны со слаборазвитой промышленностью. Это предопределяло зависимость развития торговли и промышленности края от благосостояния сельского хозяйства, а также обусловливало значительные сезонные колебания экономической конъюнктуры.
Гражданская война и политика «военного коммунизма» имели катастрофические последствия для экономики средневолжских губерний. За годы гражданской войны свернулось производство на многих фабриках и заводах. Тяжелое положение сложилось на транспорте. Рабочий класс, и без того немногочисленный, распылялся, часть рабочих уходила в деревню. В плачевном состоянии находилось и сельское хозяйство. Если в целом по стране продукция сельского хозяйства составила в 1920 г. половину к уровню 1913 г., то в Среднее Поволжье она была еще меньше.
Еще более усугубил и без того тяжелое положение Средне-Волжского региона неурожай и голод 1921 г. Посевные площади в 14 голодающих губерниях сократились на 50%, а поголовье рабочего и крупного рогатого скота только в Самарской губернии уменьшилось на 60%. Уже к осени 1921 г. в губерниях, полностью пораженных засухой, голодало свыше 23 млн. человек. В Среднем Поволжье от голода пострадали более четырех миллионов человек. Голод и его последствия (сокращение производства, рост цен, галопирующая инфляция и т.д.) обострили социальную ситуацию в регионе. Повсюду росло разочарование в политике Советской власти и правящей партии.
губерниях Среднего Поволжья. Экономика и финансы в этом регионе, как и в целом по стране, переплетались в довольно сложный клубок взаимосвязанных проблем, поэтому решать их можно было только комплексно. В создавшихся условиях вопрос о состоянии финансов и о работе финансовых органов региона занимал одно из важнейших мест в политике центральных и местных властей.
Тяжелое финансово-экономическое состояние страны непосредственно отражалось в сфере денежного обращения, положение в которой было близко к катастрофическому. Инфляция подрывала заинтересованность трудящихся в результатах своего труда. Это останавливало повышение производительности труда в промышленности, тормозило проведение курса на повышение товарности сельского хозяйства, а также подталкивало население и товаропроизводителей к натурализации отношений обмена, что еще более обесценивало находившуюся в обращении денежную массу. В условиях резкого обесценения совзнаков и нехватки денежных средств у предприятий и населения («денежного голода») в денежном обращении одновременно участвовали дензнаки различных выпусков, а также золотая монета и иностранная валюта. Так, в Пензенской губернии летом 1922 г. в обращении одновременно находились разные денежные знаки в количестве более 50 образцов.
Для преодоления финансового кризиса на общегосударственном и региональном уровнях необходимо было преодолеть пережитки психологии «военного коммунизма». Надо было покончить с недооценкой роли финансов, поднять значение всей финансовой работы и укрепить авторитет финансовых органов.
С началом нэпа в средневолжских губерниях в соответствии с распоряжениями Наркомфина приступили к реорганизации финансового аппарата. Территория губерний региона была разделена на отдельные финансовые районы-участки с тем расчетом, чтобы каждый участок обслуживался одним финансовые инспектором, а последний в состоянии был бы учесть
Одновременно в губерниях Среднего Поволжья, как и по всей стране, начала проводиться финансовая политика, принципиально отличающаяся от всех предшествовавших финансовых мероприятий. Это видно по тому, как меняется характер архивных документов и статистических данных, направляемых в Москву. Если в начале 1921 г. в отчетах сообщалось только о недостатке денежных средств и о его последствиях, то уже с осени 1921 г. и, особенно, в 1922 г. появляются данные о приходной и расходной частях бюджета губерний региона, о налоговых и неналоговых поступлениях, выявляются причины и следствия тех или иных действий финансовых органов, проводится анализ состояния товарного рынка и ценообразования.
Региональные финансовые органы были поставлены перед необходимостью в условиях уменьшения финансовых вливаний из центра резко сокращать расходы. Вводился строгий контроль за поступающими денежными средствами. Одновременно сокращался региональный административный аппарат, а также государственные расходы на содержание рабочих и служащих. Вместе с тем, расширялась номенклатура новых местных источников доходов. Сюда включались местные налоги и сборы, доходы от коммунальных имуществ и предприятий, а также от государственной и кооперативной торговли. Эти доходы постепенно становились одной из существенных статей в местных бюджетах, все более сокращая роль денежных поступлений из центра. Наряду с этими факторами положительное влияние на общее финансовое состояние средневолжских губерний оказывало развитие торговли и расширение товарооборота. Только в Самарской губернии товарооборот в 1922/23 г. вырос по сравнению с 1921/22 г. в десять раз.
Таким образом, в проведении финансовых мероприятий во второй половине 1921 и в 1922 г. в губерниях Среднего Поволжья, как и по всей стране, наметились первые успехи. В этих условиях вся деятельность финансовых учреждений региона должна была быть направлена на решение единой общегосударственной задачи - поддержку развития промышленного и сельскохозяйственного производства в регионе, достижение устойчивости курса рубля и правильного денежного обращения. Достижение этих целей осуществлялось ими своими путями и методами.
Переломным в восстановлении хозяйства Среднего Поволжья следует считать 1923 г. К этому времени были в основное ликвидированы последствия голода 1921 г. и в экономике региона обозначился устойчивый подъем. Вместе с тем, экономические сложности и противоречия рассматриваемого периода («ножницы цен») заставили региональные власти наиболее активно задействовать механизм государственного регулирования экономики. Таким образом, в этот период начинают складываться основные компоненты нэповской финансовой политики в масштабах края.
Экономические противоречия, существовавшие в стране в годы нэпа, проявились в 1923 г. в виде «ножниц цен». В сентябре 1923 г. общий уровень розничных цен на продукты сельского хозяйства составлял лишь 58% довоенного уровня, в то время как цены на промышленные товары по отношению к тому же уровню достигали 187%. В результате крестьянство теряло за год половину своего платежеспособного спроса, а из-за резкого роста цен и затоваривания был затруднен сбыт промышленной продукции.
Для преодоления возникших трудностей органы государственной власти вынуждены были принять экстренные меры. Цены не предметы первой необходимости были снижены и повышены цены на продукты сельского хозяйства. В результате ценовой механизм стал выравниваться. К середине 1924 г. кризис сбыта был в основном преодолен.
Таким образом, если рассматривать нэп как попытку реализации политики государственного регулирования рыночной экономики (ГРЭ), можно заметить некоторые закономерности в ее проведении. В 1921-1922 г. при сохранении государственной собственности на основные средства производства и монополии внешней торговли был дан относительный простор развитию рыночных отношений в области мелкого сельскохозяйственного производства и торговли. В результате из-за несовершенства рыночного механизма и в условиях недостаточного его государственного регулирования сложился тот диспаритет цен, который стал основой кризиса 1923 г. В поисках выхода из создавшегося положения центральные и региональные органы власти в течение 1923-1925 гг. начали нащупывать механизм ГРЭ. Основным условием и средством этой политики должно было стать поддержание стабильности национальной денежной единицы - советского червонца.
В этих условиях особенно важное значение имело наличие стабильной денежной системы, которая возникла в результате денежной реформы 1922¬1924 гг. Денежная реформа в своей технической части начала осуществляться в губерниях Среднего Поволжья с весны 1923 г., когда в регион начала поступать новая валюта. Этот процесс не обошелся без сложностей. Например, в Симбирскую губернию новые денежные знаки (червонцы) поступали с перебоями, а весь имеющийся запас совзнаков был уничтожен. Кассы финансовых учреждений превратилась в несостоятельного кредитора, на рынке сразу же возник ажиотажный спрос на новую валюту и спекуляция ею. Только к концу 1923 г. червонцы и разменная монета нового образца поступили в губернию в достаточном количестве. К середине 1924 г. техническая часть денежной реформы в Симбирской губернии была успешно завершена.
При этом случаев недостатка у населения каких-либо купюр практически не имелось. На протяжении осени и зимы 1923 г. червонцы окончательно влились в денежное обращение как в крупных городах, так и в уездах. На них перешел торговый оборот, цены на товары стали обозначаться преимущественно в червонных рублях. Червонцы даже начали вытеснять в качестве средства накопления золотую монету дореволюционного образца.
Для поддержания высокого курса червонца центральными и региональными финансовыми органами разрабатывались меры воздействия на товарооборот, например, банковское кредитование хлебозалоговых операций, установление предельных («лимитных») цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, проведение «товарных интервенций» на рынке. Таким образом, особенностями проведения денежной реформы в Средневолжском регионе было смещение ее хронологических рамок, а также одновременное формирование и совершенствование механизма ГРЭ на региональном уровне.
Механизм ГРЭ в Среднем Поволжье подвергся серьезным испытаниям и, одновременно, получил толчок к совершенствованию в результате борьбы с последствиями неурожая 1924 г. Первоначально основной мерой регулирования рынка в этих обстоятельствах было установление государственными органами лимитных цен на хлеб и другую сельхозпродукцию. Но при отсутствии иных методов контроля низкие лимитные цены в условиях резкого сокращения предложения сельскохозяйственных продуктов на рынке стали сдерживать развитие товарооборота и, в конечное итоге, ударили по фискальным интересам государства. Поэтому с весны 1925 г. в Среднем Поволжье стал применяться более широкий спектр методов государственного регулирования рынка. Для выравнивания уровня доходов и цен предпринимались попытки поднять платежеспособный спрос населения (посредством установления прожиточного минимума, опережающего по сравнению с ростом производительности труда повышения зарплаты на государственных предприятиях и т.п.). С помощью налоговой системы регулировались накопления населения в целях перераспределения доходов и восстановления платежеспособности крестьянства после неурожая 1924 г. Бюджетная политика и банковское кредитование, а также проведение товарных интервенций были направлены на развитие промышленности и торговли и на поддержание стабильных цен на рынке. Результатом принятых в этот период (1924-1925 гг.) мер стала стабилизация рыночных цен и рост доходов населения. Таким образом, в этот период государство, являясь одним из контрагентов рынка, пыталось установить контроль над ним и одновременно совершенствовало механизм регулирования рыночного хозяйства.
К середине 1920-х годов в губерниях Среднего Поволжья, благодаря проводившейся в этот период экономической, в том числе и финансовой политике, были достигнуты значительные успехи в деле восстановления промышленности и сельского хозяйства, расширения товарооборота, создания и укрепления разветвленной кредитной системы. Посевные площади в регионе достигли 97% к уровню 1913 г. Объем промышленного производства в крае к 1925 г. составил уже две трети довоенного уровня. Вместе с тем, в целом темпы восстановления сельского хозяйства и промышленности в Среднем Поволжье отставали от аналогичных показателей по Советскому Союзу.
Такое положение объяснялось тем, что за годы войн и революций промышленное оборудование на предприятиях региона не обновлялось и достигло на некоторых из них 50% износа. Кроме того, капитальные вложения в промышленность и сельское хозяйство были настолько незначительны, что не могли оказать серьезного воздействия на их развитие. Отсюда перед финансовыми органами региона возникала новая задача - увеличение капиталовложений в основные фонды. Справиться с ней можно было только на
Итак, на протяжении первой половины 1920-х годов в Среднем Поволжье были успешно проведены основные мероприятия финансовой реформы, восстановлены промышленность, сельское хозяйство и торговля, создана разветвленная кредитная система. При этом был запущен и успешно функционировал механизм ГРЭ. На проведение этих мероприятий существенное влияние оказывали социально-экономические особенности региона, в частности аграрный характер экономики, а также борьба со стихийными бедствиями 1921 и 1924 гг. Кроме того, основой дифференциации губерний региона при проведении финансово-экономических преобразований была степень индустриализации средневолжских губерний. В Пензенской и Симбирской губерниях основным источником бюджетных средств и налоговых поступлений, а также главным получателем банковских кредитов были сельские производители. Только в Самарской губернии, наиболее развитой в индустриальном отношении, основным объектом бюджетной, налоговой и кредитной политики являлись промышленность и городское хозяйство. Во всех губерниях бюджетная, налоговая и кредитная системы были тесно связаны друг с другом и являлись составными частями и инструментами политики ГРЭ.
К середине 20-х годов ХХ века в связи с усилением роли государства в экономике и под влиянием необходимости увеличения инвестиций в основной капитал промышленных предприятий возрастает значение государственного и местных бюджетов и, соответственно, снижается доля банковского кредитования. В условиях начавшейся “социалистической индустриализации” необходимо было найти новые источники финансирования развития экономики. С этой целью усиливается налоговый нажим на частных предпринимателей, одновременно сокращается их банковское кредитование.
Финансовая политика государственных органов региона с этого момента стала направляться на преимущественную поддержку государственного и кооперативного секторов экономики. Все это вело к нарушению многоукладности экономики региона и к началу сворачивания рыночной экономики как системы ведения хозяйства. Эти процессы были характерны как для Среднего Поволжья, так и для всей нашей страны в целом.


2.1. Весь Симбирск. - Симбирск: Симбир. Губисполком, 1923. - 37 с.
2.2. Вторая сессия Самарского губернского исполнительного комитета Советов. 25-26 марта 1923 г. Стенографический отчет. - Самара: Изд-е Самарского губисполкома, 1923. - 91 с.
2.3. Вторая сессия Самарского губернского исполнительного комитета Советов. 3-5 мая 1924 г. Стенографический отчет.- Самара: Издание Самарского ГИКа, 1924. - 142 с.
2.4. Вторая сессия Самарского губернского исполнительного комитета Советов. 24-25 июля 1925 г. Стенографический отчет. - Самара: Изд-е Самарского ГИКа, 1925. - 202 с.
2.5. Главнейшие сведения по государственному бюджету и денежному обращению за 1923/24 бюджетный год. - М.: Б.и., 1924. - 37 с.
2.6. Годовая работа Самарского губкома РКП(б) от XI до XII Губпарт- конференций (март 1923 г. - апрель 1924 г.).- Самара: Изд-е Самарского ГИКа, 1924. - 56 с.
2.7. Доклад Самарского губисполкома 9-го созыва о политическом и экономическом состоянии и о проделанной работе за год - 10-му Губернскому съезду Советов. За 1922 г. - Самара: Губсовнархоз, 1922. - 46 с.
2.8. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Часть I. Издание 7-е. - М.: Политиздат, 1954. - 823 с.
2.9. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т.2.- М.: Политиздат, 1983. - 845с.
2.10. Краткий обзор деятельности Самарского губернского экономического совещания за 1922 г. и предстоящие задачи. - Самара: Губсовнархоз, 1922. - 25 с.
2.11. Ленин В.И. Письмо Л.Д.Троцкому (сентябрь 1921 г.).//Полн.собр. соч. Изд-е 5-е. Т.53.- М.: Политиздат, 1978. - С.234.
2.12. Материалы по районированию и организации Средне-Волжской области. Выпуск 1.- Самара: Ср.-Волжская план. ком., 1925. - 384 с.
2.13. Материалы по районированию и организации Средне-Волжской области. Выпуск 2. - Самара: Ср.-Волжская план. ком., 1925. - 360 с.
2.14. Местный бюджет Самарской губернии на 1923/24 г. - Самара: Изд-е Самарского УИКа, 1924. - 148 с.
2.15. Местный бюджет Самарской губернии на 1924-25 г. - Самара: Изд-е Самарского ГИКа, 1925. - 127 с.
2.16. Народное хозяйство России за 1921-1922 гг. Статистический ежегодник. - М.: «Экономическая жизнь», 1923. - 534 с.
2.17. Наше денежное обращение. Сборник материалов по истории денежного обращения в 1914-1925 гг./под ред. Л.Н. Юровского.- М.: Финансовое изд- во НКФ, 1926. - 350 с.
2.18. Отчет Пензенского губернского комитета ВКП(б) 19-й Губернской партконференции. - Пенза: Изд-е Губсовнархоза, 1926. - 68 с.
2.19. Отчет Самарского Губернского экономического совещания. Выпуск 1. - Самара: Самар. Губэкономсовещание и Госиздат, 1921. - 192 с.
2.20. Отчет Самарского Губернского экономического совещания. Выпуск 2. - Самара: Самар. Губэкономсовещание и Госиздат, 1922. - 154 с.
2.21. Отчетный бюллетень Симбирского губернского и городского Ис-полнительного комитета Советов рабочих, крестьянских и кра¬сноармейских депутатов к Х съезду Советов Симбирской губернии (25 февраля 1921 г.).- Симбирск: Симбир. госизд-во, 1921. - 61 с.
2.22. Отчет Симбирского Губернского экономсовещания на 1 октября 1921 г. - Симбирск: Симбир. госизд-во, 1921.
2.23. Отчет Симбирского Губернского экономсовещания №2. Октябрь 1921 г.- Март 1922 г. - Симбирск: Симбир. губэкономсовещание, 1922. - 81 с.
2.24. Отчет Симбирского губернского экономического совещания №3. (с апреля 1922 г. по апрель 1923 г.) - Симбирск: Симбир. губ. план. комис., 1924. - 98 с.
2.25. Х1 Самарский губернский съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Отчет Самарского губернского исполнительного комитета Х созыва за 1923 год. - Самара: Самар. Губисполком, 1924. - 260 с.
2.26. Пензенское губернское экономическое совещание. Отчет Совету Народных комиссаров и Совету Труда и Обороны за период с 1 октября
1921 г. по 1 апреля 1922 г. - Пенза: Губсовнархоз, 1922. - 253 с.
2.27. Пензенский 10-й Губернский съезд Советов. Бюллетень №2. 12 декабря
1922 г. - Пенза: Губсовнархоз, 1922. - 32 с.
2.28. Пензенский край. 1917-1977 гг.: Документы и материалы. - Саратов: Приволжское книжное издательство (Пензенское отделение), 1982. - 304 с.
2.29. По вопросам коммунального хозяйства в Ульяновской губернии. Карсун: Уисполком, 1925. - 58 с.
2.30. Природа, хозяйство, культура Ульяновской губернии. - Ульяновск: Изд-е Губисполкома, 1927. - 184 с.
2.31. Промышленность Поволжья и голод 1921 г. - М.: ВСНХ, 1921. - 196 с.
2.32. Сборник главнейших статистических сведений по государственному бюджету, по денежному обращению, по кредиту, по движение цен и курсов за 1922 г. и начало 1923 г. - М.: Ред. изд. отдел, 1923. - 119 с.
2.33. Сборник декретов и распоряжений по финансам. Т.4. - М.:Госполитиздат,1921-1922. - 42 с.
2.34. Сборник директив и решений по финансовым вопросам. Т.4.- М.: Госполитиздат, 1921. - 46 с.
2.35. Сборник обязательных постановлений и распоряжений Симбирского губисполкома.- Симбирск: Губернский Отдел управления, 1923. - 189 с.
2.36. Сборник обязательных постановлений президиума Ульяновского
Губернского Исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. - Ульяновск: Организационно¬
Инструкторский отдел УГИК, 1925. - 175 с.
2.37. Сборник статистических сведений по Пензенской губернии. 1920-1926 гг. - Пенза: Статистич. отдел, 1927. - 897 с.
2.38. Сборник статистических сведений по Самарской губернии. Выпуск 2.- Самара: Самар. губ. стат. бюро, 1924. - 286 с.
2.39. Советское народное хозяйство в 1921-1925 гг. - М.: Наука, 1967. - 259 с.
2.40. Статистический ежегодник. 1918-1924. Т.8. Вып.3. (1921 1922 гг.) - М.: ЦСУ, 1921. - 371 с.
2.41. Статистический справочник по Ульяновской губернии. - Ульяновск: Губсовнархоз, 1925. - 74 с.
2.42. Третья сессия Самарского губернского исполнительного комитета Советов 12-го созыва. 12-13 июля 1923 г. Стенографический отчет. - Самара: Самар. губисполком, 1923. - 146 с.
2.43. Третья сессия Самарского губернского исполнительного комитета Советов. 3-4 ноября 1924 г. Стенографический отчет. - Самара: Самар.губисполком, 1924. - 105 с.
2.44. Три года работы Самарского Сельхозбанка (Сборник статей). - Самара: Самарский Сельхозбанк, 1926. - 18 с.
2.45. Хозяйство и бюджет Пензенской губернии в 1924-25 г. (Сборник материалов). - Пенза: Губсовнархоз, 1925. - 294 с.
2.46. Что сказал хозяин губернии. Резолюции Х1У губернского съезда Советов Ульяновской губернии. - Ульяновск: "Пролетарский путь", 1925. - 69 с.
3. Периодическая печать.
3.1. Журналы.
3.1.1. Бюллетень Самарского Губотдела Управления. - Самара,1922-1923гг.
3.1.2. Известия Самарского Губсоюза. - Самара. 1922 г.
3.1.3. Под знаменем ленинизма. Орган Пензенского губкома ВКП(б), Губисполкома и Межкоопсовета. - Пенза. 1924 г.
3.2. Газеты.
3.2.1. Заря. Орган Симбирского губкома РКП(б) и ГИКа. - Симбирск. 1921 г.
3.2.2. Коммуна. Орган Самарского губкома ВКП(б).- Самара. 1924 г.
3.2.3. Пролетарский путь. Орган Симбирского ГСНХ.- Симбирск. 1924 - 1925 гг.
3.2.4. Трудовая правда. Орган Пензенского губкома РКП(б), Губисполкома, Горсовета и Губпрофсовета. - Пенза. 1922-1925 гг.
3.2.5. Экономический путь. Орган Симбирского ГСНХ.- Симбирск. 1921- 1923 гг.
4. Исследования.
4.1. Атлас З.В. Очерки по истории денежного обращения в СССР (1917- 1925).-
М.: Госфиниздат, 1940. - 245 с.
4.2. Атлас З.В. Социалистическая денежная система. Проблемы социалистических преобразований и развития денежной системы СССР. - М.: Финансы, 1969. - 384 с.
4.3. Атлас М.С. Развитие Государственного банка СССР. - М.: Госфиниздат, 1958. - 253 с.
4.4. Бернацкий М.В. Денежная реформа в Советской России.//Сборник статей, посвященный П.В. Струве. - Прага, 1925. - 143 с.
4.5. Боголепов Д.П. Деньги Советской России. - Л.: Прибой, 1924. - 90 с.
4.6. Борисов С.М. Червонец - валюта нэпа.//Деньги и кредит. 1992. №1. - С.48¬52.
4.7. Бронский М.Г. За оздоровление денег (О денежной реформе.) - М.:«Красная новь», 1924. - 27 с.
4.8. Вопросы банковской политики. - М.: ВСНХ, 1922. - 58 с.
4.9. Всемирная история экономической мысли. Т.4.- М.: Экономика, 1990. - 374 с.
4.10. Генис В. Упрямый нарком с Ильинки.//Сокольников Г.Я. Новая финансовая политика: на пути к твердой валюте, - М.: Экономика, 1995. - 216 с.
4.11. Генкина Э.Б. Государственная деятельность В.И. Ленина в 1921- 1923 гг. - М.: Наука, 1969. - 289 с.
4.12. Генкина Э.Б. Переход Советского государства к новой экономической политике (1921-1922).- М.: Госиздат, 1954. - 274 с.
4.13. Голанд Ю.М. Леонид Наумович Юровский. Портрет на фоне эпохи. //Юровский Л.Н. Денежная политика Советской власти (1917-1927).- М.: Начала-пресс, 1997. - 418 с.
4.14. Голанд Ю.М. Финансовая стабилизация и выход из кризиса. Уроки советского червонца.//Коммунист. 1991. № 3-4 - С.34-43.
4.15. Денежное обращение и кредит. T.I: Денежное обращение в России и за границей в годы войны и революции (1914-1921).- Пг.: НКФ, 1922. - 638 с.
4.16. Денежная реформа. - М.: МК РКП(б), 1924. - 29 с.
4.17. Денежная реформа. - Л.: Прибой, 1924. - 68 с.
4.18. Динамика российской и советской промышленности в связи с развитием народного хозяйства за сорок лет (1887-1926). Т.1. Ч.3. - М.-Л.,1929.
4.19. Дмитренко В.П. Торговая политика Советского государства после перехода к нэпу. 1921-1924 гг. - М.: Наука, 1971. - 271 с.
4.20. Дмитренко В.П. Нэп и построение социализма в СССР. - М.: Знание, 1981. - 64 с.
4.21. Дмитренко В.П. Советская экономическая политика в первые годы пролетарской диктатуры: Проблемы регулирования рыночных отношений. - М.: Наука, 1986. - 252 с.
4.22. Дмитренко В.П. Четыре измерения нэпа.//Нэп: приобретения и потери. - М.: Наука, 1994. - С.36-43.
4.23. Дьяченко В.П. Советские финансы в первой фазе развития социалистического государства. Часть 1. - М.: Госфиниздат, 1947. - 476 с.
4.24. Дьяченко В.П. История финансов СССР (1917-1950 гг.). - М.: Наука, 1978.- 493 с.
4.25. Дэвис Р.У., Гатрелл П. От царизма к нэпу.//Вопросы истории. 1992. № 8-9.- С. 41-55.
4.26. Ефимкин В.П. Дважды реабилитированные: Н.Д.Кондратьев, Л.Н. Юровский. - М.: Политиздат, 1991. - 167 с.
4.27. История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. - М.: Госиздат, 1952. - 348 с.
4.28. История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. XX век (1918-1998).- М.: Наука, 2000. - 375 с.
4.29. История социалистической экономики СССР. Т.2.- М.: Наука, 1976. - 479 с.
4.30. Казьмин А.И. Опыт перехода к рыночной экономике. Денежная реформа 1922-1924 гг.//Деньги и кредит. 1990. №9.
4.31. Камардин И.Н. Особенности забастовок в Среднем Поволжье в 1918-1929
гг.//Пензенский государственный педагогический университет.
Исторические записки. Выпуск 4. - Пенза: ПГПУ, 2000. - С. 161-170.
4.32. Каценеленбаум З.С. Денежное обращение в России. 1914-1924. - М.-Л.: «Экономическая жизнь», 1924. - 192 с.
4.33. Килеева А.И. Пензенская партийная организация в борьбе за восстановление народного хозяйства (1921-1925 гг.). - Пенза: Кн. изд., 1961. - 60 с.
4.34. Козлов Г.А. Советские деньги. - М.-Л.: Госфиниздат, 1939. - 216 с.
4.35. Край Ильича за 50 советских лет. - Ульяновск: Ульяновское отделение Приволжского книжного издательства, 1967. - 186 с.
4.36. Кронрод Я.А. Деньги в социалистическом обществе. - М.: Госфиниздат, 1954. - 375 с.
4.37. Кузовков Д.В. Основные моменты распада и восстановления денежной
системы. - М.: Изд-во Ком. акад., 1925. - 485 с.
4.38. Курбатов А., Лурье Д. и др. Хозяйственное строительство СССР. - М.-Л.: Госфиниздат, 1927.
4.39. Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. - Куйбышев: Кн. издательство, 1967. - 644 с.
4.40. Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. - Куйбышев: Кн. издательство, 1983. - 351 с.
4.41. Лившиц А.Э. Нэп и восстановление хозяйства Поволжья.// Новая экономическая политика. Вопросы теории и истории. - М.: Наука, 1974. - 360 с.
4.42. Литвак К.Б. Самогоноварение и потребление алкоголя в российской деревне 1920-х гг.//Отечественная история. 1992. №4.
4.43. Лютов Л.Н. Частная промышленность в годы нэпа (1921-1929). - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1994. - 147 с.
4.44. Лютов Л.Н. Государственная промышленность в годы нэпа (1921- 1929). -
Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1996. - 320 с.
4.45. Лютов Л.Н. Промышленность Симбирской губернии в условиях ли-берализации централизованно-плановой экономической системы. 1920-е годы.//Симбирский вестник: Историко-краеведческий сборник. Вып.3. - Ульяновск: "Симбирская книга", 1996.
4.46. Лютов Л.Н. Формы организации производства в промышленности Симбирской губернии в 1920-е годы.//Тезаурус. 1997. №1.
4.47. Лютов Л.Н. Экономика Симбирской губернии в начале 20-х годов. //Прошлое и настоящее России: политика, экономика, культура/под ред. А.Г. Рыбакова. - Саратов: Саратовский университет, 1999. - С.147-153.
4.48. Лягушев Е.И. Продналоговая политика Советской власти на Средней
Волге (1922-1924 гг.).//Из истории Среднего Поволжья и Приуралья./под ред. С.Г. Басина. Выпуск 2. - Куйбышев: Куйбышевский
государственный педагогический институт, 1972. - С.193-202.
4.49. Малышев А.И. Таранков В.И. Смиренней И.Н. Бумажные денежные знаки России и СССР. - М.: Филателия, 1991.
4.50. Марков А. Советская денежная реформа и русское народное хозяйство.// Свободная Россия. 1924. №2.
4.51. Мельникова А.С. Твердые деньги. - М.: Политиздат, 1973. - 72 с.
4.52. Мец Н.Д. Наш рубль. Исторический очерк. - М.: Соцэкгиз, I960. - 99 с.
4.53. Неретина Л.А. Нэп - идеи, практика, уроки. /Конференция в Институте истории СССР АН СССР. //Отечественная история. 1992. №1.
4.54. Неретина Л.А. Соотношение политики и экономики. Завершающая стадия нэпа. Конференция в Москве.//Отечественная история. 1996. №2.
4.55. Николаев М.Г. Царский министр делает советские деньги. Страницы биографии Н.Н. Кутлера. - М.: Государственный исторический музей,
1999. - 199 с.
4.56. Новейшая история Отечества. ХХ век / под ред. А.Ф.Киселева и Э.М. Щагина. Т.1. - М.: Просвещение, 1998. - 389 с.
4.57. Очередные вопросы финансовой политики: Сборник статей. Выпуск 1. - М.: Фин.-экон. бюро, 1922. - 120 с.
4.58. Очередные вопросы финансовой политики: Сборник статей. Выпуск 2. - М.: Фин.-экон. бюро, 1922. - 177 с.
4.59. Очерки истории Пензенской организаций КПСС. - Саратов: Приволжское книжное издательство, 1983. - 503 с.
4.60. Очерки истории Ульяновской организации КПСС. Часть 2. - Ульяновск: Приволжское книжное издательство (Ульяновское отделение), 1972. - 539 с.
4.61. Поддубная Р.П. В борьбе за единство (из истории партийных организаций
Среднего Поволжья).- Куйбышев: Кн. изд-во, 1971. - 104 с.
4.62. Прокопович С.Н. Что дал России нэп.//Нэп: взгляд со стороны. - М.: Моск. рабочий, 1991. - 302 с.
4.63. Путь в полвека. Пензенская область за 50 лет Советской власти. - Саратов- Пенза: Приволжское книжное издательство, 1967. - 368 с.
4.64. Самарская летопись. Очерки истории Самарского края с древнейших времен до наших дней. Книга 3: Самарский край в XX веке. (1918-1996 гг.) /под ред. П.С. Кабытова, Л.В. Храмкова. - Самара: «Самарский университет», 1997. - 263 с.
4.65. Сигал Б.В. Итоги денежной реформы. - Харьков: «Книгостлка», 1925. - 96 с.
4.66. Симонов Н.С. Советская финансовая политика в условиях нэпа (1921¬1927). //История СССР. 1990. №5.
4.67. Симонов Н.С. Из опыта финансово-экономической реформы 1922 - 1924 гг.//Нэп; приобретения и потери, - М.: Наука, 1994. - 215 с.
4.68. Соколов А.С. Из истории становления и развития финансовой системы
России в период новой экономической политики. - М.: Б.и., 1998. - 113 с.
4.69. Сокольников Г.Я. Новая финансовая политика: на пути к твердой валюте.
- М.: Экономика, 1995. - 216 с.
4.70. Струмилин С.Г. На плановом фронте (20-30-е годы). - М.: Прогресс, 1958.- 294 с.
4.71. Финансы и кредит СССР / под ред. Л.А. Дробозиной. - М.: Просвещение,1982. - 362 с.
4.72. Хенкин Е.М. Очерки истории борьбы Советского государства с голодом (1921-1922). - Красноярск, 1988. - 193 с.
4.73. Чуканов И.А. Кредитно-финансовая политика местных органов власти Среднего Поволжья (ноябрь 1917-1932 гг.). - Ульяновск: Военная академия тыла и транспорта (Ульяновский филиал), 2000. - 233 с.
4.74. Юровский Л.Н. Современные проблемы денежной политики. - М.: «Финансовая газета», 1926. - 115 с.
4.75. Юровский Л.Н. Денежная политика Советской власти (1917-1927). - М.: Финансовое изд-во, 1928. - 399 с.
5. Диссертации.
а) кандидатские.
5.1. Соколов А.С. Финансовая реформа 1921-1924 гг. и ее место в партийно-государственной политике. - М.: МГУ, 1997. - 180 с.
5.2. Ягов О.В. Мелкотоварное производство кустарей и ремесленников и его кооперирование в 1920-е годы (по материалам Пензенской, Самарской и Симбирской (Ульяновской) губерний). - Пенза: ПГПУ, 1997. - 224 с.


Работу высылаем на протяжении 30 минут после оплаты.



Подобные работы


© 2008-2022 Cервис помощи студентам в выполнении работ